Копенгаген. Кроме дворцов

пост, в котором я задолбаю всех словом хюгге, пледами и жжением свечей.

Не знаю как у вас, а в моём окружении сейчас очень популярна книжка про “хюгге”. Это что-то типа “уютный” на датском. Якобы датчане в силу отстойности своего климата делают свои дома максимально уютными, жгут свечи, пенят ванны и закутываются в клетчатые пледы вместе с домашними животными и чашками чая. Я пока книжку не дочитала, но уже прониклась. Остановилась пока на главе про свечи и их роль в хюггестости дома.

Впечатлений о Копенгагене в интернетах много, и довольно часто посетители ставят городу не выше троечки по шкале хюгге. Говорят, что делать нечего, одного дня за глаза хватит на всё. А потом надо бежать со всех ног туда, где более хюгге (или на крайняк хотя бы пожечь свечей в номере гостиницы). Проверим.

1. Самый раскрученный памятник в Копенгагене — сказочной русалочке, а мы сделаем ход конём и не пойдём к ней. Русалочка нам не по пути просто. А по пути у нас редкий образчик. Подводный памятник водяному и его семи сыновьям, смотреть его надо свесив голову с моста, так и фигуры разглядишь и как бы сразу выражаешь сочувствие отцу-одиночке.

История там такая: водяному приглянулась земная девчонка. Он убедил её, что раз они оба кладут морковь в оливье — это судьба и надо быть вместе, забрал девушку на дно и сразу за дело. Так, в перерывах на короткий сон они родили семерых сыновей. Жили и жили, а потом девушка говорит водяному: всё, хватит, надоело, у тебя тут вообще нулевой уровень хюгге, свечей не зажечь, в плед заворачиваться бесполезно, у книг вон все страницы склеились. Адьё, говорит. И ушла. Ну не знаю, хюгге это конечно важно, но она всё же сучка, девка эта.

2. Раз уж мы в Копенгагене, надо обязательно сходить на Ньюхавн, выпить кофейку задорого. Как только заходишь на набережную самого известного канала Дании, тебя по голове сразу бьёт оглушительный хюгге. Вода плещется, разноцветные домишки по сторонам, кораблики с мачтами и парусами, кафетерии, в которых пледов хватит на всех. Но это если в несезон, как мы. А если в сезон, то просто кто-то по голове ударить случайно может, народу очень много потому что.

набережная Ньюхавн (Новая Гавань)

3. Ну и наконец. Мы бывалые караванеры, свободные душой путешественники, авантюристы и весельчаки и значит должны навестить своих свободных братишек, они тут держат район и можно даже сказать свой город в городе. Свободная Христиания, последний оплот хиппи.

Общество там обитает насквозь творческое, со склонностями к граффити, мокрому валянию и курению косячков. Живут они в самодельных причудливых хюгге-домиках среди зелени, ездят только на великах и сами же их делают, занимаются йогой, держат барчики и веганские рестораны и конечно жгут свечи в пледах, потому что всё же остаются датчанами, хюгге у них в крови. Да, а ещё тут самый большой рынок травы в Европе, нелегальный, и все о нём знают, но молчат. Чудеса.


Настало время обратить свои взоры на знаменитых копенгагенцев. Самый известный это Ганс Христиан Андерсен, дальше возьмём редкого гостя в рубрике — философа Сёрена Кьеркегора и ещё актёра Николая Костера-Вальдау.

  • Ганс жил на набережной Ньюхавн, где часами просиживал у воды в ожидании моряков и их рассказов. С детства был несклёпистым и неловким, но нёс в заикающемся сердце желание стать знаменитым. И стал же, хотя до конца жизни писал -ться где не надо. Хюгге ему было только дома, потому что в школе и в обществе чаще всего нельзя было заворачиваться в плед и особенно жечь свечи.
  • Кьеркегор нравится мне своей красивой фамилией. А так он отчаянно философствовал об отчаянии и делил людей на 4 типа. Размышлял о том, может ли человек сам решать для себя что ему хюгге, а что нет. Его личность можно также использовать при проверке человека на маркеры ума. Спросить внезапно, а ты знаешь кто это такой? И потом уже решать, достоин ли избранник того, чтобы жечь с ним свечи или лучше ограничиться только пледом.
  • Что тут скажешь. Цареубийца! Спит с родной сестрой, потерял руку, у меня также вопрос насчет остатков достоинства. Ну это же Джейме Ланнистер. Ну то есть это. Да знаю я, ладно. Николай — актёр и красавчик, любит родные края и не торопится переезжать в голливуд, женат на гренландке. У неё в стране ещё холоднее, так что можно вообще не вылезать из свитеров с оленями и постоянно жечь свечи.

Всем свечей и пледа. И помните, кто ищет хюгге, тот его найдёт.