Внутренняя сторона экстремального биохакинга

Чем является попытка достичь совершенства с помощью новых технологий? И почему она предельно отдаляет человека от реального удовольствия и полноценной жизни?

О нарциссическом расстройстве, как расстройстве нашего времени сказано уже давно и много. Эту нарастающую тенденцию отмечают психоаналитики, и внимательный глаз уже не может не наблюдать ее разлив в повседневной жизни и ее динамике.

Меня попросили прокомментировать несколько относительно недавних статей о биохакинге. Я хотела бы остановиться на небольшом разборе вот этой статьи, описывающей случай Serge Faguet, как наиболее демонстративный и показательный относительно того, куда движется Человек.

Сразу отмечу, предвосхищая критику, что реальность поведения и размышлений Фаге не столь радикальна (как мне рассказали люди, лично с ним знакомые), поэтому дальнейшие размышления строятся именно на манифесте этой статьи, как если бы она полностью отражала правду.

Нарциссическое “безумие”

Не буду долго растекаться мыслью по древу и сразу озвучу ключевую свою мысль, а затем постараюсь ее развить. Способ жизни и функционирования психики Фаге, описанный в статье, можно было бы охарактеризовать как «нарциссическое безумие».

Стремление к постоянному и безостановочному самосовершенствованию, бессмертию, всемогуществу, неуязвимости и идеальности, столь возможное сегодня благодаря новым информационным, медицинским и биотехнологиям, настолько же привлекательно, насколько и коварно.

За идеальным Я всегда прячется в глубине души ощущаемое ничтожное Я. В этом вся суть нарциссизма: тотальное несчастье от ощущаемой собственной ничтожности и никчемности, обычности, приводит защитным образом к тотальному стремлению к идеальности (идеальности тела, мыслей, эмоций, действий) и к обесцениванию всего/всех вокруг и отказу, на основе этого обесценивания, от полноценной (полной и всего хорошего, и всего сложного, трудного, конфликтного) жизни.

В последнее время в ряду пищевых расстройств появилось понятие орторексии — жесткого ограничения в питании в соответствии со всем тем, что полезно и правильно, в полезных и правильных количествах. Отношение к своему телу Фаге вполне могли бы сойти за апогей подобного расстройства. Жесткий контроль всего телесного со стороны самого главного персонажа (контроль питания, сна, секса) и расширенная программа искусственного (извне, медицинским способом) поддержания в идеальном состоянии всех параметров здоровья организма (включая гормональный баланс) поднимают вопрос свободы его действий и свободы его удовольствия.

Наш новый “Бог”

Тоталитарность ограничений сегодня усугубляется еще и тем, что задаются эти ограничения не авторитетами (семейными, социальными или религиозными), которые в сущности можно оспорить, и с которыми можно вести внутренний, а порой и внешний, диалог, торг и переговоры, а авторитетом научных нейроисследований и результатов анализа больших данных.

Если раньше принцип реальности и закона задавала религия и структура общества (семья и социум), и мы подчинялись, но находили компромисс, баланс, то теперь новый «Бог» и закон это big data, мозг и принцип доказательности.

С одной стороны, против этого сложнее спорить, то есть эти ограничения и законы лучше работают, как защита, так как убедить себя в правильности ограничений легче, но эти ограничения и законы более жесткие и жестокие, а потому будет душевно, психически больнее от невозможности и желания (хоть иногда) им не следовать. Попробуйте представить, возможно ли удовольствие при таком количестве внутренних и внешних научно обоснованных ограничений в вашей повседневной деятельности и в том, как вы удовлетворяете свои базовые, физические потребности.

Удовольствие быть заложником своего тела

Поясню, как связано удовольствие с телом. Удовольствие — это базовый принцип функционирования не только нашей психики по Фрейду, но и нашего мозга в соответствии с последними нейроисследованиями. Система мониторинга тела собирает всю информацию о состоянии тела и передает ее в ретикулярную активирующую систему, в которой небольшой участок под названием околоводопроводное серое вещество (Periaquedactal Gray, PAG) суммирует все «данные» в ощущение и чувство по одному единственному критерию: удовольствие-неудовольствие.

Параллельно запускается процесс поиска ответа на ощущаемое в теле удовольствие/ неудовольствие сначала лимбической системой (системой базовых инстинктивных реакций, базовых врожденных эмоций: любопытства, страха, ярости, похоти, игры, заботы и паники), а далее префронтальной корой, которая тормозит (у человека) инстинктивные действия и посредством мышления позволяет осмыслять собственное ощущение (удовольствия/ неудовольствия), собственную потребность, и моделировать фантазийно (а не сразу поведенчески) варианты удовлетворения. То есть эмоции удовольствия-неудовольствия являются тотально внутрителесными, производными нашего тела, и нужны нам для того, чтобы давать оценку собственному состоянию и быть способными искать ответ на свой запрос во внешней среде и в своем собственном (психическом, ментальном) мире. Например, отношения с тем, кого мы любим, причиняют нам душевные страдания и доставляют нам неудовольствие, которое мы ощущаем всем телом, и это ощущение сподвигает нас идти и искать способы разрешить ситуацию, научиться справляться с конфликтом, преодолевать трудности, сохраняя удовольствие отношений.

Лимбические цепи базовых эмоций (из лекций M.Solms “What is mind”)
В ситуации, когда тело находится на тотальном медицинском мониторинге и приводится в идеальное состояние огромным набором искусственных (заданных извне) веществ, оно перестает выполнять функцию «ощущения себя по отношению к тому, что происходит вокруг», перестает служить для человека ориентиром своего душевного, эмоционального состояния.

Как бы ни страдала душа, сбалансированное химически и гормонально тело не отражает своим ощущением этого страдания, не дает сигнал к осмыслению этого состояния и к действию. Психика и тело рассоединяются, тело искусственно обманывает психику. Остается большой и открытый вопрос, перестает ли при этом психика страдать? Фаге пишет, что «может избавляться от негативных эмоций за время от 30 секунд до пяти минут. Они просто исчезают». Ничто, игнорируемое нашей психикой, не исчезает, но находит способ выразиться иным образом. Обычно, при игнорировании (сильной защите от) душевых страданий, начинает страдать тело, проявляются различные соматические болезни, либо происходит отреагирование, мгновенное проявление вовне (часто агрессивное, неадекватное). Какой способ напомнить о себе сможет выбрать неудовольствие, психическое страдание в случае, если тело постоянно приводится в «норму», представить себе сложно.

Реальное «освобождение» от стресса возможно через осмысление его причин, своих внутренних причин страдания, а не через избавление от негативных эмоций и тотальную «чистку» своего окружения от 99% людей (в личной и профессиональной жизни), которые своей непохожестью на нас или своим несовершенством и слабостями доставляют нам стресс. Освобождение от стресса никогда не может, и не должно быть тотальным. Не может, потому что развитие всегда вызывает стресс и выход из зоны комфорта, и потому что отношения (полноценные, разнообразные, близкие) с любым Другим, значимым для нас человеком, это тоже всегда стресс. Не должно, потому что развитие способности нашей психики видеть и принимать «негативное» (печаль, боль, агрессию, ненависть, злость, несовершенство) и Другое (непохожее на нас, противоречащее нам) в себе и в Других является необходимым условием для собственного развития и поддержания отношений со значимыми Другими.

Битва цивилизаций

Робот София

Можно немного добавить футуризма к этому размышлению и ввести тему искусственного интеллекта и его «соперничества» с человеком. Единственное, что искусственному интеллекту дается пока не столь хорошо, как человеку, это эмоциональные способности, ощущение и выражение эмоций. Поскольку у ИИ нет тела, истинные ощущения и эмоции невозможны (так как эмоции по своей сути внутрителесны), а потому и невозможно их истинное, правдивое (в которое поверит живой человек) выражение. Возможна имитация в той мере, в какой поняты и «расшифрованы» соответствующие нейронные механизмы. В этом смысле наша телесность и наша эмоциональность, обусловленная телесно, возможно, являются нашим ключевым конкурентным преимуществом в предстоящей гонке цивилизаций. И «отключить» биологическую способность тела чувствовать и ощущать, давать нам понимание о том, каково нам сейчас, и в чем смысл этих ощущений, возможно серьезнейшая ошибка.

Счастливый заурядный Я

Human Ken Doll — Justin Jedlica

В заключении, вернемся к теме непереносимого конфликта между Идеальным Я, к которому стремится Фаге, и реальным Я, воспринимаемым как ничтожное. Этот конфликт легко себе представить, если вспомнить о таких случаях изменений внешности с помощью пластической хирургии, в которых от прежнего внешнего вида человека не остается и следа. Внешне перед нами предстает человек, идеальный и совершенный по всем параметрам и стандартам, воплощение вечной юности и красоты (это в лучшем случае, а в худшем, это человек, мало похожий на человека вообще, при этом активно отказывающийся видеть собственную неадекватность).

Что бы ни происходило с телом, внутри скрывается тот простой, обычный, заурядный человек, который где-то в глубине души, знает каков он настоящий. Он знает, что он не есть идеал, что это не его достижение, это не он настоящий заслуживает любви и восхищения толпы, а манекен, созданный извне. Ощущение собственного ничтожества толкает таких людей на бесконечную погоню за идеальностью (в попытке обмануть в первую очередь себя), но каждый следующий шаг делает разрыв между идеальным Я и настоящим все непреодолимее, а разницу (для самого себя) все более очевидной и страдания все более глубокими.

Что происходит с Фаге? Его настоящее Я (физическое уж точно) все меньше и меньше. Это искусственно создаваемое и искусственно поддерживаемое в таком состояние тело — всемогущественно, но его Я ничтожно, как никогда. «Заслуги» его самого в том, какого физиологического состояния он достиг, ровно столько же, сколько «заслуги» «силиконовой куклы» в своей красоте и молодости.

Стоит ли пояснять, что пророчество Фаге о том, что 99% человечества, не достигшие подобного совершенства, станут «людьми предыдущих версий», носит мощный защитный характер для него самого, для его хрупкого и недовольного собой, смертным, стареющим и несовершенным, Я.

Как научиться быть счастливым собой неидеальным, несовершенным, даже простым и заурядным? Как не отказываться от собственного развития и быть способным любить и поддерживать близкие отношения с Другим, признавая в себе и других возможное несовершенство, неидеальность и неспособность Живого их достичь, и продолжать получать удовольствие от себя и Другого? Не это ли настоящий вызов, длиною в жизнь, который делает человека по-настоящему крутым, живым, и, временами, счастливым?