Особая инвалидность: как относиться к “странным людям”

В последние дни в рунете поднялась большая волна на тему того, как вести себя с людьми с инвалидностью. Некоторые издания опубликовали инструкции, и даже с учетом того, что все люди разные, это очень ценно и вообще большой шаг вперед, но есть большое но.

Стереотипно, когда речь заходит об инвалидах, мы представляем себе человека с инвалидностью тела, например, на коляске или незрячего. Инвалидность тела может быть и невидима — есть, например, люди, которые выглядят обычно, ходят без трости, но при этом не могут стоять в транспорте — и это требует отдельного пункта в “мануале по поведению”.

Но если с немощью тела, даже невидимой, мы как-то готовы смиряться и признавать ее право на существование, то с психическим все иначе. Среди нас есть люди с ментальной инвалидностью или с особенностями поведения, не выглядящими как “нормальность”, но вместе с тем являющимися не “недостатком воспитания”, а следствием физиологических или генетических нарушений. Эти люди далеко не всегда излечимы, но абсолютно не обязательно имеют нетрудоспособность или нарушенный интеллект. Возможно, они не могут или не хотят получать официальную инвалидность — сами понимаете, чем это может грозить в России. И вот здесь, к сожалению, далеко до общественного запроса на инструкции, как себя вести. Даже в среде интеллектуальной совершенно не редкость встретить травлю и высмеивание: “да он шизик”, “как ее вообще на эту должность взяли” и тому подобное. Я не имею в виду, что стоит закрывать глаза на любое неадекватное поведение, нет (особенно на то, которое направлено лично против вас или угрожает другим). Я о том, что если человек ведет себя странно, логически необоснованно — это не повод мешать его с грязью или троллить. Казалось бы, базовая вещь, но культ “нетерпимости к глупости”, так распространенный среди российских интеллектуалов, бьет и сюда.

Это пока что не мануал, как себя вести. Я сейчас пишу о самом базовом — об отношении к людям с mental disorders. Это та группа, которой добиться недискриминации дико сложно: как в силу того, что страдает сам “аппарат борьбы”, так и из-за меньшинственности. В обществе интеллектуалов, лидеров мнений мы уже более-менее усвоили равноправие рас и полов, по крайней мере как “хороший тон”. Но до принятия mental diversity, до элементарного неглумления над людьми, говорящими или делающими “странное”, до толерантности к психическим диагнозам, до недискриминации на рынке труда — еще очень-очень далеко. Не оставайтесь в стороне, короче.