Текст протаскивает идеи контрабандой

Автор даёт читателю информацию. Для этого берёт известные элементы и присоединяет новые. В центре внимания — новое: его доказывают и опровергают, в нём сомневаются. А старое остаётся в тени. Оно вне обсуждений. Предполагается, что автор и читатель договорились принять за истину базовую информацию. Такую предварительную информацию лингвисты и логики называют презумпцией.

Подразумевается, что в презумпцию ложатся очевидные тезисы. Но это автор решает, что очевидно, а что нет. Читатель не спорит с презумпцией, даже не замечает её. Поэтому автор, который убирает туда спорные тезисы, манипулирует читателем.

Прибавляет смыслы в довесок

Значение слова распадается на куски смысла — семы. При этом в тексте важна только одна из них.

Скажем: “Николай Иванович — холостяк”. Так мы сообщили, что он мужского пола, взрослый, не женат и никогда не был. Последнее утверждение в тексте важно. Остальные въезжают без билета.

В значении слова заложено, какая сема главная. Найдите слову антоним: главные семы будут противоположными, остальные — общими.

Некоторые слова различаются только тем, что вынесено в новое, а что осталось в презумпции.

Например, можно по-разному оценивать чужой поступок:

Возьмите такое слово — и часть оценки не придётся доказывать. “Обвиняю” — значит все согласятся не раздумывая, что поступок плохой. “Осуждаю” — и не поспоришь, что событие произошло. В суде обвиняют — список правонарушений установлен законом, но можно доказывать, что не преступал. А в спорах про мораль осуждают — поступки уже совершены, осталось выдать им оценку.

Манипуляторы этим пользуются. “Михаил понял, что без нашего курса не сможет стать специалистом”. У слова “понял” главная сема — усвоил информацию. А в презумпции — эта информация верна.

Навязывает оценки

Когда мы даем предмету характеристику, мы подразумеваем, что он может оцениваться по этому признаку. Это в презумпции.

Всё в порядке, когда мы говорим про текст, что он убедительный, плохой, водянистый, интересный. Переговоры — удачные, долгие, изматывающие. Не всё в порядке, когда рекламщики характеризуют товары по сомнительным признакам. “Растительное масло Солнышко не содержит хлора”. “Молоко без ГМО”.

Недобросовестные спорщики — туда же. Говорят: “Маша шлюха”. Несогласные начинают считать Машиных партнёров. Но тезис, что человека можно оценивать по количеству партнёров, остался в презумпции. А значит он вне дискуссии.

Заставляет поверить в героя

В предложении есть субъект и предикат. Субъект — о чём мы говорим. Предикат — что мы сообщаем о субъекте.

Когда мы называем субъект, мы оставляем в презумпции утверждение, что он существует.

“Дворник Николай Иванович на меня злится”. Вы можете парировать, что он не злится. Но сам факт существования дворника сомнений не вызывает. Николая Ивановича я взяла для примера, но дворники вообще существуют, так что тут всё чисто.

“Посейдон наслал на Трою чудовище”. Окей, вы не верите, что Посейдон существует. Но в современном мире у его имени есть дополнительное значение “мифологический”. Так что мы соглашаемся: есть такой персонаж.

“Бог не для этого тебя создал”. Автор поставил существование бога в пресуппозицию. И у слова “бог” нет значения “вымышленный”. Поэтому если станете спорить, то только о том, для чего вы созданы. А у бога иммунитет.

Николай Иванович, Посейдон и бог.

Если в презумпции ложный тезис, с высказыванием не поспоришь по правилам. Философ Стросон приводит пример: “Король Франции мудр”. Предложение состоит из трёх тезисов:

  1. Во Франции есть король.
  2. Есть только один король Франции.
  3. Он мудр.

По правилом логики, утверждение ложное, если его отрицание даст истину. С королём так не получается: если опровергаем утверждение, то спорим о личных качествах короля, но не о его существовании.

Король Франции мудр — Король Франции не мудр.

Короля Франции засасывает истинностный провал

Стросон предложил называть такие высказывания пустыми. Или — образующими истинностный провал.

В этот провал хитрец прячет сомнительные субъекты. Добросовестный писатель работает только с проверенными персонажами.


Если вы автор, убедитесь, что в презумпцию не завалились тезисы, которые ещё нужно доказать.

Как читатель отслеживайте, что в презумпции. Если что — сообщите автору: “Вопрос поставлен неверно”, “Ты исходишь из ложных посылок”.

В следующий раз расскажу про презумпцию на следующем уровне текста.

В тему:

Пост Саши Волковой “Имитация мыслей”.

Арутюнова Н. Д. Понятие пресуппозиции в лингвистике.

Падучева Е.В. Понятие презумпции в лингвистической семантике.