Я очень долго буду помнить нашу зиму. Единственная зима, которую я любила, первая и, видимо, последняя. Вечные ожидание 40го троллейбуса и такие тёплые объятия, такие родные.

Говорят, что сложно желать чего-то или кого-то очень сильно, но не получать взаимности. Нет, намного сложнее, когда твое уходит и становиться таким дико чужим.

Невыносимо смотреть на любимого человека, которого ты больше не можешь прижать к себе настолько сильно, насколько позволяют твои возможности. Невыносимо набирать привычный тебе номер и останавливать себя на мысли, что он, ещё такой до боли любимый, больше не хочет знать как ты провела день и что тебя тревожит. Невыносимо сидеть и думать, как он и где, и с кем.

Скорее всего, ему там хорошо. Возможно даже не думает обо мне. И от этого становиться в разы больнее.

Пытаюсь отвлечься, но все равно сотни раз обновляю все возможные соцсети, просто что бы увидеть его онлайн и на секунду понадеяться, что мне прийдет хоть одно заветное сообщение.


Надежда — то, что всегда обжигает меня наиболее жестко. Никаких сообщений и никаких встреч. А ты на что надеялась, Лиз? Зачем ты ищешь его в каждом встречном человеке? Зачем оборачиваешься на каждом шагу? Он не приедет.

Конечно, ты придёшь домой и ещё долго будешь рыдать под текста Скриптонита, которые он между прочем никогда не любил. Да, конечно, сейчас тебя до слез доведёт любой трэк твоего, уже давно заезженного плейлиста, но несколько песен заставляют миллионы раз восстанавливать в памяти его образ и безжалостно переворачивать все внутри.

И ты, девочка моя, заслушаешь их до дыр, будешь доводить себя и много много плакать, в этот раз сильнее прежних, ты ведь сама это знаешь.

А он не напишет больше, будь в этом уверенна, ты больше не его любовь. Он так решил, Лиз, и ты не в праве это изменить, не мучай.

Ты хотела сделать его счастливым? Хотела быть опорой? Не хотела быть такими как остальные? Ты все провалила, пора смириться.

И может когда-то, тебе станет немного легче, но в скором времени ты ведь сама сорвёшься к нему, якобы забрать все свои вещи. Но мы все знаем что это не так, правда? Ты просто в очередной раз будешь пытаться все исправить и оттолкнёшь его ещё дальше, чем он уже есть.

Поплачь, легче не станет, но ты поплачь.