IPO против ICO: Где деньги, Зин?

В последнее время в крипто-среде стал популярен термин ICO — Initial Coin Offer. Этим термином обозначают процесс сбора инвестиций под тот или иной проект. Только вместо классических акций участникам за их инвестиционный вклад даются «коины» — некие электронные жетоны (записи в блокчейне), которые и подтверждают долю инвестора во владении проектом и соответственно — его долю в получении прибыли от проекта. Иными словами, под проект A выпускаются коины A, под проект Б — коины Б, и так далее. Коины, так же как и акции, имеют ценность только в рамках соответствующего проекта. Получается, что коины проекта А никак не влияют на коины проекта Б.

Механизм ICO имеет ряд полезных особенностей, как-то:

  • Коины ICO могут дробиться и , наоборот, суммироваться. Так же, как и обычные криптомонеты.
  • Коины ICO имеют такую же анонимность, как и обычные платёжные единицы криптовалюты.
  • Коины можно продавать-покупать на криптобиржах, которые, естественно, ими будут торговать.

Однако при всей привлекательности механизма ICO, в нем наблюдается существенное упущение. Этот механизм хорош для сбора средств и запуска проекта, но в нём не предусмотрен механизм распределения прибыли акционерам от хозяйственной деятельности проекта, то есть рассылка дивидендов. По крайней мере, такого не удалось найти ни в соответствующих документах, ни в выступлениях докладчиков.

Похоже на то, что сторонники ICO строят свои планы только до этапа получения денег. «Купили токены — молодцы! Ваша роль выполнена, поздравляем! Теперь вы — инвесторы! А мы — собрали денег, и намного больше, чем вложились в рекламу, и теперь можем курить бамбук на Гавайях».

Конечно, мы далеки от того, чтобы утверждать, что все участники ICO — мошенники. Ни в коем случае! Как раз большинство ICO-организаторов — вполне добросовестные люди. Но всё-таки и они не задумываются о дальнейшем, и не выстраивают перспективу до фазы проекта «а что будет, если мой бизнес станет успешным и надо будет раздавать прибыль акционерам?» А если и задумываются — то сами же себя утешают идей: «будем выкупать ICO-коины на бирже и тем поднимать стоимость активов акционеров». Но это утешение — самообман.

Данная стратегия возмещения затрат акционерам имеет два серьёзных недостатка:

1. В механизме обратного выкупа коинов происходит смена долей собственности, чего не происходит в классической системе, где акции отделены от дивидендов.

2. Ликвидность любых ICO-коинов, по определению, ниже ликвидности денег. Ибо ICO-коины есть производная от того или иного проекта (компании), а деньги — производная от экономики, то есть всех компаний, вместе взятых.

В последнем случае компания для проведения обратного выкупа вынуждена «пересекать спрэд», то есть платить маржу за разницу между покупкой и продажей ICO-коина. Причем маржа весьма немалая, в силу низкой ликвидности ICO-коина, завязанного на конкретном проекте. А ликвидности ICO-коина ниже ликвидности универсальной монеты, завязанной на экономике в целом.

К примеру — компания имеет N денег для вознаграждения акционеров, но физически не может произвести обратный выкуп, потому что просто не существует достаточного количества предложений продажи на рынках. Ведь то, что предлагается к продаже на рынках — обычно доли процента от реального объёма выпущенных акций или коинов. Практически же низкая ликвидность ICO-коинов будет приводить к пикам цены при актах обратного выкупа и награждению сверхприбылью спекулянтов, тех, кто «вовремя слил», а не реальных инвесторов, которые покупают на годы и хотят регулярно получать прибыль от инвестиций.

Итак, мы видим, что ICO хорош для старта рискового проекта, который не имеет прибыли и — соответственно — дивидендов. Игра идёт вокруг венчурного типа проекта, «а вдруг взлетит». Хотя известно, что 80% стартапов разоряются в течение первых трёх лет, и тот или иной механизм инвестирования кардинально на эту статистику повлиять не может.

Для реального же проекта, ведущего хозяйственную деятельность, имеющего оборот и доходы, и регулярно распределяющего прибыль в виде дивидендов, механизм IPO более предпочтителен.

Именно из таких соображений крестьянское хозяйство Колионово, под руководством Михаила Шляпникова, выбрало механизм IPO для инвестирования. На момент выпуска паёв на блокчейне Emercoin хозяйство уже вело реальный и прибыльный бизнес, поэтому работающий механизм выплаты дивидендов был основополагающим требованием при выборе платформы. В блокчейне Emercoin есть возможность «отправить монеты текущему владельцу пая». Это позволяет эффективно и быстро доставлять дивиденды в виде универсальных монет владельцам паёв, избежав тем самым пересечения спрэда и «встряхивания рынка». Здесь блокчейн Emercoin выполняет две функции:

  • распределённый реестр акционеров;
  • механизм рассылки дивидендов текущим акционерам.

В данный же момент Колионово завершило ICO для одного из своих проектов, успешно протестировав различные механизмы инвестирования.

Кроме того следует заметить, что механизм именных записей IPO в случае юридических споров можно свести к механизму долговых расписок наподобие облигаций (ибо эти сертификаты — по сути, и есть долговые расписки, только не на бумаге, а на блокчейне), и таким образом — в случае необходимости — перенести имущественные споры в классическую юрисдикцию. Механизм же ICO вообще нигде законодательно не определен, и инвестирующий через ICO никак не защищён законом.

Нижеприведенная таблица резюмирует вышесказанное:

Олег Ховайко — Emercoin СТО