Не убий

Насколько опасным, этически сложным или полезным может стать симулятор убийства в виртуальности

Полтора года назад я курировал СМИ, которое цеплялось за эпатажные новости с усердием пиявки (знаете, это прорва легкого трафика). Помню азарт: «Исламское государство» публикует новое видео с казнью гея или вражеского солдата, ролик тут же сносят с популярных площадок (потому что жуткий), а мы срываемся в погоню за оригиналом. Помню животный ужас во время просмотра. Помню недоумение: сколько жестоких и шокирующих сцен из художественных фильмов я видел, не испытывая при этом никакого дискомфорта. Напротив: восторгался спецэффектами, гримом, операторской работой.

Но каждое новое видео ИГ несло с собой липкий, холодный, наэлектризованный, парализующий страх.

Наши дни. Все началось с полемики на Фейсбуке — обсуждали эссе писательницы Анжелы Бакингем под названием Murder in virtual reality should be illegal. Автор рассуждает о том, что, прежде чем мы поймем всю глубину ВР-технологий, нам стоит запретить убийство в виртуальности.

Что?!

Давайте начнем с простого. Нет, компьютерные игры не лепят из деток убийц, скорее наоборот. Да, запрет на убийство в виртуальной реальности значит, что как минимум все распрекрасные шутеры останутся вне закона. Абсурд. Нет, никто не говорит о сегодняшней топорной — словно вырубленной цифровым дровосеком с душой поэта — виртуальности. До степени погружения, о которой пишет госпожа Бакингем, еще далеко. Да, под определенным углом ее идеи отдают полицией мыслей. Ни одно здоровое общество не станет считать преступлением убийство иллюзорного человека в диджитал-иллюзии. Нет, никто не знает, серьезна ли Анджела на самом деле. Но если она тролль, то классный. Да, меня тоже забавляет этот комментарий на Фейсбуке, в котором Майк Форд восклицает: «О, заткнитесь, вы, сраные левые либералы! Компьютерные игры не злые, и Трампа вам тоже обвинить не удастся». (Повторюсь: что?!)

Фух. А теперь за дело.

Между виртом и компьютерными играми — пропасть. И теоретическая ВР-система, которая воздействует на пять органов чувств, действительно может выпотрошить и причудливым образом собрать нас заново похлеще психотропов или гипноза. Несколько намеков:

  • Иллюзия резиновой руки предполагает, что в удачно смоделированных условиях человек легко признает протез или даже заведомо чужеродный объект частью своего тела. То же происходит с удлиняющейся в виртуальности рукой — несмотря на сюрреалистический вид, мы все равно воспринимаем ее как собственную.
  • Эффект Протея говорит о том, что мы легко отождествляем себя с виртуальным аватаром и даже пытаемся походить на цифровую личность.
  • Стэнфордский тюремный эксперимент показывает, как сильно ограничение свободы и навязанная социальная роль влияют на поведение и личность человека.
  • Добавьте сюда развитие нейрокомпьютерных интерфейсов — столь глубокого погружения в человеческий разум, равно как и большей его уязвимости, возможно, еще не было.

В сумме мне видится главное: все, чем мы бравируем в объективной реальности — острый ум, сила воли, физические показатели и мораль, — может попросту не работать в реальности виртуальной. А еще вирт построен на технологиях, которые можно использовать как для тотального освобождения (от тела, здравого смысла, законов физики и социума), так и для тотального контроля.

В своем эссе Анжела Бекингем цитирует немецкого философа Томаса Метцингера, соавтора кодекса поведения в виртуальной реальности. Метцингер, к счастью, ничего не хочет запрещать, но повторяет, как мантру: эй, мы ведь не знаем, что происходит при длительном пребывании в виртуальности.

Мы не знаем.

С одной стороны ВР может иметь терапевтический эффект, с другой — манипулятивный. Читай: новая реклама, новая пропаганда, чтение мыслей (почти) и даже «виртуальные пытки, которые все равно остаются пытками».

Значит, и виртуальное убийство может превратиться в по-настоящему травматический опыт. Вы бы хотели оказаться внутри ролика «Исламского государства»? На месте палачей? А как насчет роли их жертвы?

Впрочем, увлекшись морализаторством, Анжела Бакингем забывает, что мы любим войнушки, но боимся войны. И когда виртуальное убийство достигнет высокого уровня реалистичности (привет, компьютерная симуляция), большинство пойдет на попятную. А вот среди тех, кто останется, будет порядочно фриков, которые ищут и наверняка оценят подобный опыт.

«Не осуждай, Морти».

Можно ли «сломать» здорового человека с помощью виртуальности? Пожалуй. Может ли ВР-симулятор стать триггером для старомодного убийства в оффлайне? Вполне. Но почему бы не сделать наоборот? Вместо того, чтобы накачивать психопатов наркотиками, пустите их в кровавый рай, сотканный из нулей и единиц.

Но бог с ним, с убийством.

Общество научилось оправдывать убийц сотнями способов. Но не педофилов. Варварские законы о химической кастрации и слепая стигма, под которую попадают и насильник, и «совратитель малолетних», и законопослушный человек с расстройством сексуального предпочтения, и учительница, влюбившаяся в половозрелого ученика. Альтернатива кастрации, заключению и клейму «монстр» — это роботы и виртуальная реальность.

Вот отличная статья об опыте психиатров, инженеров и разработчиков, которые с помощью технологий пытаются спасти тех, кто хочет спастись. Похожие на детей секс-куклы, которые однажды превратятся в роботов. Виртуальные пространства, в которых можно не только заниматься сексом с детьми, но и с помощью нейроинтерфейса прочувствовать, каково это — стать жертвой педофила. Комбинативное лечение, при котором виртуальный опыт совмещается с поведенческой психотерапией. Обо всех этих проектах не принято говорить — и еще сложнее финансировать.

Кроме того, есть и обратная сторона медали, которая, похоже, до смерти пугает и Анжелу Бакингем с ее виртуальными убийствами. Если человек сможет безнаказанно убивать или насиловать в виртуальности, не оправдает ли это девиантное поведение в его глазах? Не станет ли сбой нормой?

Мы не знаем.

И сейчас самое время переступить через устаревшую мораль, пыльную религию, предрассудки — и проверить. Ведь попытка не пытка, да? Стоп. Хотя, может, и пытка. О’кей: пытка, но, к счастью, виртуальная. ◼


Обсудим!

Друзья, присылайте свои отзывы, идеи и предложения в Мессенджер, Телеграм — или на почту hi@futurumag.net

С зимним приветом,
Макс