Цена на нефть

Андрей проснулся, как и все последние годы, по будильнику. Он не привык долго залеживаться в постели, сел, свесил ноги. Посмотрел в окно. Состояние мира за окном не дало Андрею никаких поводов для радости и печали, он встал, босиком пошел на кухню, чтобы поставить чайник. Почистив зубы, выпив чаю без сахара и позавтракав бутербродами, Андрей почувствовал легкое волнение.

Организм проснулся и осознал, что начался новый день. Значит всё могло резко измениться. Но пока поводов для волнения не было, во всяком случае, он о них не знал.

Андрей дистанционно завел машину и начал одеваться. Надев джинсы, рубашку и легкий джемпер, Андрей сел в свой автомобиль и поехал на работу. Волнение нарастало. Пришлось включить радио.
По радио шли какие-то привычные утренние шоу, ведущие разговаривали со своими гостями, на юмор.фм крутили сценки из старого КВН, на авторадио давали сводки по пробкам — всё было как обычно.

“Как обычно” был добрый знак для Андрея — значит, пока он спал, как минимум не произошло ничего кардинального. Но тем не менее, Андрей знал, что радио — подневольное СМИ, если им скажут молчать — будут молчать. Поэтому Андрей волновался еще сильнее.
У него уже был печальный опыт управления автомобилем в периоды больших нервов, поэтому он опасался смотреть новости на телефоне — если там всё плохо, то не факт, что ему удастся доехать до работы.
Андрей аккуратно рулил, перемещаясь из ряда в ряд, чтобы быстрее продвигаться по утренней пробке. Тем временем, от волнения у него начала очень сильно потеть и чесаться спина.

Наконец, Андрей доехал до офиса, быстрым-быстрым шагом прошел к себе в кабинет, на ходу нервно кивая сослуживцам, сотрудникам и подчиненным, уселся на стул и включил компьютер. Пока система загружалась, Андрей нервно дергал ногой и шевелил пальцами в воздухе, будто набирая в строке браузера нужный сайт.
После томительного ожидания, компьютер включился и, не дожидаясь загрузки всяких необходимых программ, таких, как скайп, антивирус и прочая требуха, которая скопилась в автозагрузке, Андрей открыл браузер и вбил адрес сайта, который он мысленно набирал на протяжении двадцати последних минут. Еще через несколько мгновений томительного ожидания и Андрей облегченно откинулся в кресле.

Цена на нефть выросла.

Андрей закинул руки за голову. Пропотевшая спина перестала чесаться. Легкая улыбка заиграла на лице Андрея, он заметил, что жалюзи в офисе не закрыты и утреннее солнце начала осени приятно греет ему кожу. Ну, слава богу.

Андрей пошел к офисной кофемашине, заказал себе самый дорогой кофейный напиток и огляделся вокруг, и почти сразу поймал взгляд Саши, главы соседнего отдела. Саша приветлево кивнул, и Андрей сразу понял, что, прибыв раньше Андрея, Саша уже успел проверить все сайты, узнал главную новость и уже прибывал в расслабленном состоянии.

Несмотря на то, что в течение дня всё могло резко измениться — бывали и такие дни, Андрей не хотел про них вспоминать вообще, когда утром цена росла, а потом среди дня что-то случалось, и цена настолько падала, что Андрей практически проваливался в шоковое состояние.

Но сегодня ничего не предвещало беды, и хорошее настроение Саши это подтверждало, Саша редко ошибался.

Андрей начал работать. Работать в такие дни было одно удовольствие — можно было практически не напрягаться, всё получалось само. В середине дня зашел Виктор. Виктор был зам.директора, но с Андреем они общались вполне на равных. Виктор сказал только одно слово:

- Видел?
Андрей недоуменно на него посмотрел — о чем это он?
- Обнови!

Андрей мгновенно всё понял, обновил страницу на вкладке, и увидел, что нефть выросла еще сильнее. Радость заполнила душу Андрея. Он, широко улыбнувшись, посмотрел на Виктора и сказал:
- Хорош! Не зря пришел!
- Пойду к Саше зайду, он только-только с совещания, наверняка не обновлял еще.

Андрей улыбнулся и попытался вернуться к работе. Но работать с таким небывалым настроением было сложновато. Его мысли постоянно возвращались к цене на нефть, он обновлял страницу и не мог нарадоваться.

Наступил обеденный перерыв, и они компанией хорошо знакомых коллег пошли на бизнес-ланч. Разговоры были только о цене на нефть. Все были радостны, шутили и балагурили. В конеце концов, повод был самый что ни на есть подходящий.

Всё еще смеясь, они вернулись к своим рабочим обязанностям.
День клонился к вечеру, цена была стабильна, и, в отличном настроении, Андрей поехал домой.

Закончившийся день уже априорно не мог принести никаких потрясений, поэтому Андрей спокойно его провел — посмотрел вечерние шоу по телевизору, поиграл в игрушки на смартфоне, и лег спать.

Проснулся Андрей, по обыкновению, по будильнику. Андрей сходил в душ, тщательно оттерев свое тело красной мочалкой, приготовил себе плотный завтрак — яичницу, творог с кусочками бананов и чашку горячего кофе и поехал на работу. В этот день волнение его не донимало — он изнутри чувствовал, что всё хорошо. Играла приятная музыка, и даже пробки по дороге практически не было — Андрею не приходилось перестраиваться из ряда в ряд, чтобы ехать быстро.
Таким образом, он прибыл в офис раньше всех своих офисных друзей, раньше всех открыл новости на рабочем компьютере и счастливо откинулся на спинку стула. Теперь он, а не Саша, встречал своих товарищей у кофемашины и всем своим видом и улыбкой давал понять, что всё хорошо.

За обедом Андрей также был первой скрипкой — он очень смешно потешался над нелепыми пессимистами, которые смеют предсказывать то что нефть будет падать. Падающая цена на нефть — господи, избавь нас от идиотов-предсказатей. Компания вернулась к работе в еще более благодушном настроении — мужчины улыбались и одобрительно похлопывали друг друга по спине и плечам.
Всю эту неделю и начало следующей, нефть радовала Андрея, наполняя его энергией под завязку. Он сделал несколько ощутимых шагов к повышенной квартальной премии и в целом, работа в отделе Андрея кипела как никогда. В конце концов, когда нефть растет всё хорошо глобально, нет никаких опасений за свою жизнь, за будущее. Поэтому локальные рабочие, да и жизненные, неурядицы очень легко разрешались. Андрей даже начал делать вечерние прогулки — крайне оздоровляющее мероприятие для загнанного офисной рутиной организма, и похудел на два килограмма за одну неделю.

У Андрея было всепрощающее и преотличное настроение — “В конце концов, никто ведь не вспоминает в какнун Нового Года, что сосед тебе стольник должен — вместе идете закупаться салатами и алкоголем, чтобы хорошо отправздновать, счастья желаете друг другу, улыбаетесь” — размышлял Андрей.

Времени на работе освободилось довольно много — Андрей лениво читал какие-то странные бредни модного молодого писателя про то, как Петлюру проглотил кит, как в комнату зашел Дима.
Несмотря на панибратский и немного потрепанный вид, Дима был главой их конторы. Обычно Дима к Андрею не заходил, но в такое счастливое время обчно нарушались все традиции. Дима зашел с сияющим лицом и сказал:
- Андрюха, видал что там Лёха творит?

Андрей вышел с Димой в коридор. Лёха был главный шутник в конторе. В каждом офисе есть главный шутник — человек с чувством юмора, который знает много анекдотов и историй и всегда находит время, чтобы рассказать их к месту или не к месту. Забавно смотреть, как на всяких конференциях такие шутники встречаются друг с другом, и довольно быстро видно в какой конторе самый сильный шутник — кто быстрее думает и легче подкалывает. В общем, в конторе Андрея таким шутником был Лёха.

Лёха и пара сотрудников стояли за стеклом переговорной комнаты, где главный аналитик компании делал какой-то отчет. Соль шутки Лёхи выяснилась довольно быстро — он заменил все графики в отчете на растущий график цены на нефть.

Смешно, подумал Андрей и пользуясь близостью к Диминому телу, попросил поехать сегодня домой пораньше. Дима рассеяно кивнул, потом собрался, посмотрел в глаза Андрею как-то понимающе, как будто разделяя секрет, который знали только они, и кивнул еще раз.
Дима тоже понимал, что в такое время не нужно быть склонным к какой-то там корпоративно-бюрократической придирчивости и мелочности. Да, не всегда нужно быть добрым полицейским и идти на встречу каждому сотруднику, но когда и ситуация благоприятна, и работа вся сделана, что мешает?

Андрей поехал домой, совершил свой вечерний променад, увеличив время прогулки и даже улыбнулся в парке проходяшей девушке. Девушка улыбнулась и приостановилась, но на большее Андрей не осмелился и пошел домой.

Андрей приготовил ужин, вспомнил Лёхины графики, улыбнулся, лег в кровать и очень быстро уснул.
Утром Андрей решил, что так как он отпросился вчера, то нужно бы отплатить Диме сегодня, и приехать на работу первым. Андрей аккуратно вел машину в утреннем потоке и ему удалось приехать на целую минуту быстрее Димы — они встретились на парковке, пожали друг другу руки и улыбнулись.

Дима понимающе кивнул, оценив поступок Андрея в этом офисном круговороте.
Они вместе зашли внутрь и разошлись по своим кабинетам. Андрей за последние две недели успокоился настолько, что первым пошел на на сайт смотреть котировки, а открыл рабочую почту.
Тут он услышал хлопок двери Диминого кабинета и резкие быстрые шаги в сторону уборной. Эти действия вернули тревожность Андрея на былой уровень и он мгновенно набрал в браузере адрес сайта с котировками, не успев даже дочитать открытое письмо.

Нефть упала.

Андрей на секунду замер, к горлу подступил комок тошноты. Он уже почти ринулся в туалет, но вспомнил почему он вообще открыл веб-сайт. Надо успокоиться — сказал себе Андрей. В конце концов, мы все проходили математику в школе. Всегда всё идет по небольшой синусоиде. Цена упала не сильно, вполне терпимо, Это наверняка и не падение вовсе а так, небольшая коррекция роста.

Даже понятно было, почему Дима так распереживался — в конце концов, Дима — директор, а по сильным мира сего даже такие небольшие скачки дают гораздо больший эффект. Последняя неделя слишком сильно расхолодила Диму, что он так воспринял эту коррекцию.

Андрей вернулся к работе. Работа шла уже не так радужно как вчера, но он понимал, что н процесс сказывается его внутренняя неуверенность. Но он также умом понимал, что неуверенность пройдет, когда обновятся котировки и нефть снова вырастет. Нужно немного подождать.

Дотянув свою лямку до обеда, Андрей пошел на обед со своей рабочей компанией. Дима на обед не пришел — остался в кабинете. На обеде все вели себя осторожно. Каждый сделал из утреннего события какие-то свои выводы, и пытался по лицам коллег определить, какие выводы сделали они, и сравнить их со своими.

Андрею очень хотелось как-то разбавить обстановку, чтобы вернуть компании былую веселость, или хотя бы тень хорошего настроения прошлой недели. Андрей посмотрел на напряженные лица и сказал два слова: — Да Отскочит!
Лица сразу стали проще, и Андрей с облгечением осознал — угадал. Все думали также как он, значит всё верно.
- Отскочит-побормочет! — поддержал его Лёха.
Цель была достигнута — компания вернулась к хорошему настроению и обед прошел на мажорной ноте.

Вернувшись к работе, Андрей убеждал себя пореже обновлять сайт, так как отскок должен пойти в ближайшее время. Начав с обновления страницы всего раз в 20 минут, к вечеру, тем не менее, Андрей дошел до алгоритма «сделал дело — обновил страницу». Открыл письмо — обновил страницу. Написал задачу — обновил страницу. Сделал телефонный звонок — обновил страницу. Обновил страницу — обновил страницу.

Нефть закончила день очередным небольшим падением.
Андрей досидел до 18–00 и с прямой спиной, ни на кого не смотря, пошел на выход из офиса к своей машине.
- Отскочит, блядь — услышал он от кого-то в спину. Он был слишком сосредоточен на том, чтобы смотреть прямо перед собой, чтобы определить голос насмешника.

Домой Андрей ехал как автомат — переключая поворотные сигналы, крутя руль и стараясь ни о чем не думать вообще.
Дома он без ужина лег спать.

Неожиданно, но Андрею хорошо спалось — видимо, сказался позитивный настрой последних двух недель.
Он проснулся, по обыкновению, сразу встал, и начал приводить мысли в порядок. Однако, стоило ему выглянуть за окно, как состояние мира больно ударило по его состоянию. Всё явно указывало на скорейшее фиаско всего.

Его вчерашний оптимизм сейчас жутко бесил Андрея. Слова офисного насмешника(наерняка это был Лёха) тепреь какзались ему совершенно верными. Ну какое «Да отскочит». Какое отскочит, блядь? Куда отскочит. Пиздец, ничего уже не будет хорошо, отскочит блядь, зачем сказал. Как в глаза всем смотреть теперь? Одному видимо придется обедать, хотя бы какое-то время.

Хотя у Андрея были неокторые сомнения по поводу того, сможет ли он вести машину нормально, он все-таки решил поехать за рулем.
Как назло в этот день были очень большие пробки. В какой-то мере это хорошо — философски подумал Андрей. Большие пробки, больше бензина. Нужно больше нефти, спрос растет — цена повышается!
Господи, какая же это хуйня всё-таки. — Оборвал свою мысль Андрей. Примерно как вчерашнее «Да отскочит».

На работу Андрей опоздал, и застал почти весь состав фирмы в переговорке. Дима собрал большое совещание, чтобы устроить всей компании разнос. Судя по всему, Андрей пропустил тот момент, где обсуждали какую-то бизнес-составляющую, и поэтому пишел только на гневную истерику.

Дима увидел, что вошел опоздавший Андрей, оборвал предложене и начал следующее:
- И вообще, давайте поговорим о трудовой дисциплине. Никакой дисциплины нету. Вы все просто обнаглели. Я что по вашему, злой какой-то руководитель, многого хочу? Вообще не многого. Но блядь, некоторые сотрудники мало того что уходят раньше времени, так еще и опаздывать себе позволяют. Вы не будите во мне зверя, до греха не доводите!
На этом моменте Дима вышел из переговорки.

Сотруднии перглянулись. В целом, было понятно, что Дима просто выместил свою злобу на ситуацию с ценой, и кроме того, было также понятно, что спич про «некоторых сотрудников» был спичем про Андрея. Просто Диме, как обычному руководителю было сложно вчера дружелюбно кивать человеку на парковке, а сегодня, глядя в глаза, указывать на ошибки и косяки.
Андрея вся эта ситуация крайне взбесила и он пошел успокаиваться к себе в кабинет. Мало того что вчера облажался, мало того, что ебаная нефть продолжает падение, так еще и Дима наехал. Все две недели, пока нефть росла, хреначил-хреначил. Тепреь Дима может и премии лишить. Отвратительная ситуация.

Андрей поытался начать работать. Работать не получалось, поэтому Андрей стал тратить минуты, глядя то в потолок, то в стол, то в почту, не пытаясь даже сосредоточиться на каком-то отдельном письме.
В ступоре, он понял что с утра еще не обновлял страницу котировок. Он сделал это и увидел, что нефть провалилась еще чуть-чуть.
Андрей не хотел идти на обед со всеми, настроение было препаршивое — вчерашний промах наложился на утрнний разнос и продолжающееся падение. Когда все уходили обедать, Андрей сдеал вид, что у него очень много работы, хотя на самом деле он еле-еле ворочал мышкой.
Однако, за ним пришел лично Дима, засунул голову и плечи в дверной проем и спросил:

–обедать пойдешь?

Андрей понял, что Димина злость прошла и он хочет в каком-то роде извиниться. Нужно было решать, принимать извинения или строить из себя обиженную цацу.

Но тут нечего и решать — проблемы лучше принимтаь плечом к плечу с верными товарищами. Андрей отправился на обед, твердо решив на этот раз молчать и ничего не откалывать. В глубине души, он был очень благодарен Диме за проявленное лидерство — после вчерашнего неосторожного события ему было бы сложно снова влиться в обеденный коллектив, но под протекторатом Димы его быстро приняли обратно.

В этот раз за столом первую скрипку играл Саша. Саша принес на обед бумажку и ручку, и показывал всем, что цена на нефть не упала до уровня начала последнего роста — грубо говоря, если рассматривать долгий промежуток — две недели, то нефть всё еще в плюсе, и кода она снова начнет расти это тоже будет плюс.
Саша, как вчера Андрей, смог немного развеселить обеденную тусовку, и заканчивали есть за осторожными и приглушенными разговорами. Соседние столики тоже старались не шуметь — вероятно, цена также давила на них сверху.

Заряда позитива от Саши не могло хватить на весь день, но Андрей тщательно растягивал его — как только наплывали гнетущие мысли, сразу вспоминал Сашину речь. Ближе к концу дня он даже подгадал момент, когда Саша вышел из своего кабинета, зашел к нему за стол, и, хотя Саша был одним из самых нечистоплотных сотрудников и у него на столе всегда был полнейший завал, Андрей нашел тот самый листок с обеда и еще раз на него посмотрел, чтобы, так сказать, зарядиться энергией.

Домой Андрей доехал еле-еле. Очень сложно было одновременно думать о дороге и убеждать себя, что все хорошо. Поэтому Андрею пришлось не думать о дороге. Так что он создал парочку аварийных ситуаций, добавил некоторое количество ненависти в дорожную ситуацию вечера.
В эту ночь Андрей спал совсем плохо — не давало уснуть тревожное состояние, торговый баланс нефти от Саши уже не мог успокоить разум Андрея.

Под утро он уснул, чтобы почти сразу проснуться по будильнику. Андрея тошнило, он даже подумал взять больничный, но вчерашний разнос от Димы все-таки стоял в памяти. Если Дима в порыве истерики его уволит — принять обратно будет тяжело, Диме придется отменять свое решение в глазах всего офиса, это несколько сложне чем пригласить на обед.
В этот раз Андрей поехал до офиса на метро — слишком опасался, что может не справиться с дорогой.

В метро давление гораздо сильнее, чем когда ты едешь в офисе один, но хотя бы нет риска разбить машину или, допустим, если придется остановиться из-за нервов, не придется потом думать, как эвакуировать машину во взвинченном состоянии.
Но у метро огромное количество собственных минусов — каждый человек давит. Не только в физическом плане. Лица у всех кислые такие, все всё понимают. Еще и вай-фай в метро есть — каждый может достать смартфон, посмотреть как изменилась цена, и добавить минорной ноты к общему настроению.

Настроение-то плохое от людей чувствуется. Но это в любом случае лучше чем разбить себя, разбить машину, врезавшись в кого-то.
Андрей добрался до офиса. На парковке стояли не все машины — толи кто-то решил забить на работу, толи подумали примерно также как Андрей и поехал на метро. В офисе царила тишина, все сидели за дверьми кабинетов, те кто были в опенспейсе старались вообще никак не выглядывать из-за своих компьютеров.

Андрей также прошмыгнул себе в офис, включил компьютер и попытался максимально отложить заход на сайт с котировками. Гробовая тишина в офисе явно показывала, что всё плохо. Андрей еле-еле проверил почту, посмотрел список дел и все-таки зашел на сайт с котировками. Сердце уже даже не екнуло. Этот заход на сайт был для Андрея всего лишь формальностью — он и так всё понимал.
Андрей тупо сидел и смотрел в монитор до обеда. На обед тоже не пошел. Судя по звукам из коридора, толком никто не пошел на обед.
Через два часа после обеденного времени в кабинет заглянул Виктор.
- Там это, Дима совещание собирает. Зовет почти всех. Приходи.
Виктор сразу ушел в сторону переговорки. «Только этого, блядь, не хватало» — подумал Андрей — «И так настроение как будто сдохну сейчас и всё вокруг пизданется, так еще и придется эту нелепую хуету от Димы выслушивать про работу, ответственность, дисциплинну. Еблан тупой».

Но, еблан Дима или не еблае, на совещание все-таки пришлось пойти. Были в основном сознательные сотрудники, тупорылого клоуна Лёху, например, не позвали.
Дима сидел и мрачно играл в какую-то игрушку на телефоне. Андрей пришел, судя по всему, последним, и Виктор закрыл за ним дверь.
Все посидели пару минут, подождали пока Дима доиграет. Каждый думал о своем, но все, в целом, думали об одном и том же.
Дима отложил телефон и начал:

- Господа. Собрал вас всех потому что… Ну… сами видите, какая ситуация складывается. Вы это понимаете, я это понимаю. Нужно принять условия и думать, как ситуацию исправить… Надо что-то делать. Нефть росла, но сейачс… не растет. Мы все здесь, ну, умные вс люди, все страдаем от того что падает. Каждый страдает. До этого всё шло хорошо, и у нас у всех было всё хорошо. Давайте подумаем, что мы все можем сделать для того, чтобы нефть снова начала расти?
Все переглянулись. Андрей удивился — давно до такого дело не доходило. Видимо, Дима что-то знает, что это не очередное падение, а начало чего-то долгого. Обычно такие речи велись ну максимум один на один, такого чтобы Дима собрал всю контору — Андрей даже не мог припомнить.

Голос подал Виктор:
- Я вчера ходил в церковь. Поставил свечку, помолился.
У Андрея расширились глаза — что за херня? Он начал оглядываться, но к его удивлению, все понимающе закивали головами. Продолжил Антон — второй зам. Димы:
- Да, я вчера ходил к гадалке, потратился на заговор. Она сказала что должно скоро на лад всё пойти.

Андрей решительно ничего не понимал, тем временем, со стороны сотрудников продолжало сыпаться форменое безумие и бормотание про приметы, наговоры, сглазы и прочую ересь. Через несколько минут Андрей все-таки не выдержал:
- Так, вы тут все что, с ума посходили? Какие заговоры, какие наговоры!? Это же блин, ЦЕНА!!! Это экономическое понятие. Ладно там, университет, вы в школе учились, менеджеры? Помните там, кривая спроса, кривая предложения? Формируют на стыке цену. Растет спрос — увеличивается цена. Растет предложение — цена снижается.
- Давай ближе к делу — откликнулся Дима, — Хватит прописей. Делать что предлагаешь?

- Да что тут думать. Надо подогреть спрос на нефть. Купить фьючерс, ну, контракт на покупку. Созадим движения, а там рынок оживится, цена будет расти. Ты, Дима, вернро говорил. Нефть росла, мы грелись. Надо теперь нам самим немного погреть нефть, чтобы она снова начала расти. Стабилизационный фонд, та сказать.
- Блядь, вот ты, Андрюха, голова — восхищенно проговорил Виктор, явно смущаясь своей истории про церковь и свечку — Блин, а сколько стоит этот фьючерс? По сколько скидываться?
Дима серьезно и решительно кивнул, вероятно, утверждая про себя план Андрея, оглядел всех сотрудников в переговорке и изрек:
- Я могу скинуть тридцать тысяч.
- Рублей?
- Рублей.
Все ощутимо напряглись. Каждый считал свои финансы в уме. Андрей тоже прикидывал свои деньги, и думал — не принесет ли ему эта инициатива горя, как в случае с «отскочит» несколько дней назад. На лице Виктора вообще была написана борьба — денег у него явно было мало, но не помочь он не мог, да и Дима задвинул нехилую планку, директор все-таки. Антон вообще был тот еще скряга, никогда ни на что не скидывался, но сейчас на его лице была написана скорее обреченность, чем упрямство. Все понимали, что придется раскошелиться на план Андрея.

Тут в коридоре раздались громкие, широкие шаги, дверь переговорки распахнулась, и, предвосхищяя возмущение, раздался громкий голос, почти крик Лёхи:
- Отскочила! Отскочила! Отскочила цена!!!
Все, не сговариваясь, заорали, забили друг друга по спинам, захлопали в ладоши, Антон кричал — «Сработал! Сработал заговор! Сработал!!!», Виктор крестился. Дима откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Андрей тоже выдохнул. Его план был хорош, но последние десять тысяч с карточки отдавать было бы проблемой… Жалко, что не приехал в офис на машине, обратно домой придется ехать на метро.

Like what you read? Give Lev Ujw a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.