мертвые учат жить.

сегодня мне хотелось бы поговорить с тобой, мой невидимый читатель о том, как мертвые учат меня жить.
безусловно, все то окружение, которое со мной с детства, в лице родителей и родных оказывали и по сей день оказывают влияние “в лоб”. я безмерно и бездонно благодарен всем тем, кто научил меня жить, будучи сами живыми. но сейчас я хочу, не знаю для кого, то ли для себя или для тебя, мой невидимый читатель, черкнуть пару строк о том, как люди, жившие за 50, 100 или даже 200 лет назад оказали влияние на мое мироощущение сейчас. это настолько удивительный феномен, что диву даешься их гениальности и актуальности. это не будет в рамках, нынче модных, “топ 10", “топ 100" — это будет просто рандомно и не последовательно. и да, я обозначу лишь троих наиболее влиятельных людей в моей жизни. иначе, можно будет перечислять их до скончания веков.

Альбер Камю.

Пожалуй, это человек, который больше всех повлиял на мою жизнь. “Посторонний”, “Падение” и самая любимая “Счастливая смерть” вырезали свое место в моей душе. Поиски счастья, смысл жизни и абсурдность этой же жизни сформировали мой характер в пользу “меланхолии” и еще больше углубили меня в саморефлексию. Я наткнулся на него будучи подростком, в лет 18–19, пожалуй, это время подходит как никогда лучше для прочтения Камю. Экзистенциальная сущность, пропитанная всеми героями романа передались сквозь ново-пахнущие страницы книг, которые я покупал будучи студентом первых курсов. Закрывая очередную книгу, я ощущал в себе черную дыру, которая не могла заполниться ничем и никем, которая, впрочем, открыта и сейчас, и, полагаю, будет открыта до самой смерти. Но я ни в коем случае не считаю, что Камю оказал на меня негативное влияние — он просто подтолкнул меня туда, куда я бы и сам пришел со временем.

Фридрих Ницше.

Пожалуй, самая скандальная личность в моей жизни. Кто-то его бессовестно называет профашистом, кто-то приходит в ужас при его фразе “Падающего — подтолкни” или “когда идешь к женщине не забудь взять с собою плеть”, но что касается меня, я его считаю одним из гениальнейших людей, когда-либо живших на Земле. Возможно я не принимаю его некоторые идеи в виде “сверхчеловека”, но то, что он был прав, говоря “Падающего — подтолкни” для меня остается неоспоримым тезисом. Его мотивы подвигли меня думать, что стоять на месте — удел слабых и обездоленных. Никогда не стой на месте. Прогрессируй. Иди к новым вершинам. И тут приходит невероятная, на первый взгляд, несостыковка с предыдущим автором — Камю. Утверждение, что жизнь — это абсурд, пожалуй, никак не сочетается с утверждением “все что нас не убивает, делает нас сильней”. Но тем не менее, нигилизм Ницше и экзистенциальность Камю в некотором смысле дополняют и более того, являются частью друг друга.

Сергей Есенин.

Пожалуй, самый мой любимый поэт из всех существовавших и тем более, из всех существующих. Как подобно и Камю, и Ницше, он тоже в известном смысле слова был бунтарем. Его стихи невероятно близки ко мне и складывается такое ощущение, что будь я талантлив, я бы написал именно такие стихи, слово в слово, запятую в запятую, передающие мое внутреннее состояние. О нем можно писать невероятно долго и украшать его всевозможными прилагательными да хвальбами, нежно обернутые в эпитеты, но, я считаю, что одно единственное четверостишие способно передать тот спектр эмоций, что я испытываю и что во мне пробуждается, когда я в очередной, в тридцатый, а может и в сороковой раз перечитываю его творчество; это, пожалуй, наиболее лучшее, что я вообще когда-либо читал в своей жизни:

“Я устал себя мучить бесцельно,
И с улыбкою странной лица
Полюбил я носить в легком теле
Тихий свет и покой мертвеца.”

Еще есть много кто, кого я бы мог сюда добавить, но, эти трое творцов оказали меня неизгладимое впечатление и заставили меня думать иначе. Даже нет, неверно. Не иначе, а заставили думать на совершенно ином уровне. Спасибо Вам: Камю, Ницше и Есенин.

мертвые учат жизни.

ОА.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.