Вампиры: мифы и заблуждения

Артикль
Feb 3, 2018 · 8 min read

В начале лета 1870 года американский журналист остановился в небольшой венгерской деревне. В два часа ночи он проснулся «в холодном поту, крича и пытаясь одолеть ужасное существо — ледяное, как смерть, которое лежало на моей груди, держало мои руки и пыталось своей пастью уцепиться мне в горло. Я кричал и дрался, и различал по топоту ног, как к моей комнате по коридору бегут люди».

Послушав эту историю, помещик мрачно сообщил, что на журналиста напал вампир, поэтому тот скоро умрёт. Американец сперва скептически отнёсся к этим словам. Но в регионе продолжала распространяться массовая истерия, связанная с недавней смертью одного их жителей — Питера Диковитца, который будто бы стал вампиром в числе других на местном кладбище и с тех пор нападал на многих жителей. Два гроба были вырыты из-под земли. И в этот момент произошло нечто удивительное. Наш автор, который ранее утверждал, что с презрением относится к «устаревшим ужасным суевериям о вампиризме», мгновенно уверовал в них:

«Я увидел, не побоюсь сказать, при бледном свете факела, что люди в гробах живы; несмотря на пугающее выражение лица и мертвенную бледность, они были всё ещё живы. Их тела плавали в крови, с плотоядной ухмылкой на губах, а из вытаращенных глаз смотрела неистовая смерть. Невообразимые, вышедшие из ночных кошмаров, они были живыми мертвецами».

Обеих вампиров оттащили от священной земли и всадили им в сердца кол. Наш травмированный свидетель услышал от каждого «рыдание, которое не мог себе представить и в кошмаре». После этого головы «вампиров» отрубили с помощью острых лопат.

В 1870 году большинство образованных европейцев и американцев относились к вампирам либо как к пугающему развлечению (на сцене и страницах книг), либо как к примеру суеверий у отсталых крестьян из Венгрии, Румынии, Сербии и Греции. Так что же так сильно повлияло на скептика-репортёра, что он уверовал в существование вампиров?

Один из факторов — отсутствие следов разложения эксгумированного трупа, предположительно плавающего в крови. Благодаря кропотливой судебно-медицинской работе Пола Барбера нам хорошо известно, что некоторые тела могут распадаться медленнее, выделяя при этом обильное количество жидкости, напоминающей кровь. Внезапное высвобождение газов во время удара колом в сердце может привести к тому, что можно назвать «криком вампира».

Парализованные от страха Второй факт, который повлиял на явление американскому репортёру вампира, менее известен. Та атака, от которой пострадал журналист, была сочетанием сонного паралича и ночного ужаса (довольно редко встречающееся расстройство сна парасомнического спектра, характеризующееся резким и недолгим пробуждением в состоянии сильного страха — ред.). Эти взаимосвязанные состояния проявляли себя на протяжении всей истории, и до сих пор иногда случаются.

Когда мы спим, наше тело намеренно парализует мышцы — это защищает нас от возможных травм. Обычно мы не ощущаем этого. Но жертвы сонного паралича полностью осознают себя в этот момент. Они видят свою комнату, часто даже в ярких подробностях, но при этом не могут двигаться и разговаривать.

Также они ощущают присутствие некой сущности. Они могут видеть её и слышать, но даже если это не так, то они уверены, что она есть, хоть и вне поля их зрения, и впадают в дикий ужас. Отсюда и сущность демона на груди, давящего на грудную клетку. И хотя атаки длятся не дольше нескольких минут, для жертвы это время может тянуться бесконечно.

Николай Абильдгаард «Ночной Кошмар»

В 2011 году, спустя несколько лет после этих кошмаров, американский писатель и, по его словам, «закоренелый материалист» Алексис Мадригал написал: «Я не чувствовал, что моя жизнь была в опасности. Присутствие чего-то было чересчур слабым. Я бы даже осмелился назвать это что-то своей душой». Многие подобные описания вызывают удивление..

Несомненно, все эти причины привели к неоднократным вампирическим истериям. Некоторые ранние свидетельства о вампирах дошли до нас из Британии. В XII веке мнимые выходцы с того света (по существу, неразложенные ходячие трупы) несли ужас и смерть жителям Бакингемшира, Уэльса, Нортумбрии и Аббатства Мелроуз на границе с Шотландией. В 1149 году в Уэльсе английский рыцарь сетовал на недавно умершего «волшебника из Уэльса», который «является к нему каждую ночь, называя имена соседей, а те в течение трёх дней после этого умирают». Сообщение того же времени из Бакингемшира рассказывает о мёртвом мужчине, который в ночь после своих похорон «неожиданно вошёл в спальню своей жены, разбудил её и чуть не убил всей тяжестью своего веса, прыгнув на неё».

В 1567 году в чешском городе Траутенау Стефан Хубнар вернулся с того света и «замучил стольких людей своими объятиями, что многие из них умерли». Выжившие поймали его, обезглавили, выпотрошили и сожгли.

В 1738 году молодая сербская девушка по имени Станошка «отправилась спать в полном здравии, но проснулась среди ночи от крика и тряски из-за того, что её сын Хейдук Милло, который умер около 9 недель назад, пытался её задушить. С тех пор нездоровье обрушилось на неё и она умерла спустя три дня».

Во многих отчётах фигурирует удушение и давление на грудь. В общем, «атаки вампиров» идеально подходят по описанию на симптомы сонного паралича. Слуховые галлюцинации также входят в число симптомов.

До художественной литературы вампиры не всегда пили кровь. Но кошмары могли послужить причиной их начинаний. Давление, ощущаемое на горле, похоже словно «кто-то высасывает жизнь». Иногда сонный паралич вызывает спонтанные кровоподтеки у некоторых своих жертв. При обнаружении их на груди или шее легко было сделать неправильные выводы.

Иллюстрация Д. Фристона к «Кармилле» Шеридана Ле Фаню

Почему же тогда определённый мертвец ассоциируется с нападающим? Во-первых, медицина обнаружила, что сбитый с толку кошмаром мозг формирует воображаемую сущность из знакомых образов. В тех регионах, где популярны легенды про вампиров, это, естественно, будет вампир, а в маленькой общине, где все знают друг друга и уж тем более, кто умер, кандидатом на эту роль выступит недавно умерший. Недавние исследования показали, что атаки сонного паралича усугубляются стрессом. Получается, после первой атаки и после того, как вся округа прознала о нападении и нападающем, происходит ещё много случаев «нападений», а увеличение стресса приводит к большему числу атак — пока вампир не будет уничтожен. Как и во многих психосоматических заболеваниях, вера в этом случае — сильнодействующее лекарство: если вы полагаете, что вампир окончательно уничтожен, то он прекратит вас преследовать, и стресс спадает.

Многие люди, умершие от «вампирских нападений», на самом деле стали жертвами инфекционных заболеваний — вот откуда происхождение мифа, что в первую очередь вампиры атакуют свою семью.

Правда, не все случаи смерти подаются легкому описанию. Все валлийские жертвы и сербская девочка Станошка погибли на протяжении трёх дней после атаки. Почему? Поразительно, но, видимо, эти люди умерли от страха. Некоторые путешественники и антропологи рассказывают о «вуду смерти», известные среди народов Африки и Австралии. Если кто-то уверен в том, что он был проклят (колдуном или кем-то подобным), то вера в проклятие настолько сильна, что они и правда заболевают, и умирают спустя три дня.

Этот феномен длительное время входил в число особенностей среди примитивных племенных верований. Но на самом деле это характерно и для регионов, где верят в существование вампиров и ведьм. Путешественник и фольклорист Эдит Дарем в 1923 году написал: «Крестьяне на всей территории Албании и Македонии серьезно психически больны, если полагают, что должны умереть, и ничего не делают для того, чтобы жить. Я слышал много о том, как человеку предсказывали смерть по костям птиц, после чего тот заболевал и умирал».

В своей книге о сонном параличе Шелли Адлер рассказывает, что религиозные верования хмонгов из Юго-Восточной Азии привели к гибели нескольких человек на протяжении 1970-х годов в США. Эти атаки, которые случились с хмонгами, полагающими, что их убивают злые духи во сне, послужили вдохновением для фильма ужасов «Кошмар на улице Вязов».

Так что вампиры (и кошмары) могут убить вас, если ваше вера в них сильна. Если вы хоть раз переживали ночной паралич, то вы понимаете уровень ощущаемого ужаса. А что, если бы вы были жителем маленькой сербской или греческой деревни несколько столетий назад, то какое у вас было бы объяснение?

И даже в XXI веке вампиры продолжают орудовать. Как раз перед Рождеством 2003 года в румынской деревне Маротину-де-Сус умер некий Петре Тома. Как сообщает археолог Тимоти Тейлор, «его [погибшего] племянница страдала от регулярных кошмаров и серьезно заболела после этого. Она утверждала, что дядя навещает её ночью и пьёт из её сердца кровь, и что он превратился в стригоя (румынская разновидность вампиров)». Болезнь у девушки была психосоматического происхождения: после того, как труп Тома был эксгумирован, его сердце сожгли, а пепел от него смешали с водой, которую дали выпить племяннице, и она поправилась. Кстати, этот случай произошёл в тот момент, когда Стефани Майер подписывала договор на первую книгу «Сумерки».

Совсем недавняя история о сербском вампире XVIII века Саве Савановиче. В 2012 году его хижина, являющаяся источником суеверий и считающаяся проклятым местом — старая водяная мельница на реке Рогачице — рухнула. Тогда местные власти посоветовали жителям вооружится против бездомного ожившего мертвеца крестами и чесноком.

Вероятно, это был успешный PR-ход, а не истинная вера в суеверие: мельница и деревня пользовались популярностью у туристов после этого некоторое время, а история о сербском вампире украсила несколько крупных мировых хедлайнов. Тем не менее, сообщения о том, что «пять человек недавно умерли один за другим в нашем маленьком сообществе» якобы «неслучайно» напоминали о вампирских вестях из прошлого.

Развалины мельницы, где, по слухам, жил Сава Саванович

Вампиры на экране: Первые сообщения о вампирах их Центрально-Восточной Европы появились в XVIII веке. Можно сказать, что это был первая стадия увлечениям вампирами. Но настоящую популярность кровососы получили в XIX веке.

Рассказ «Вампир» Джона Полидори (который был, кстати, врачом Байрона) произвёл сенсацию в 1819 году, а вслед за ним театральная постановка, для которой изобрели конструкцию, названную «вампирским люком», с помощью которой побеждённый вампир магически исчезал в заключительной сцене спектакля. Эта же история превратила вампиров из страшных чудовищ в аристократов-соблазнителей. Считается, что Полидори списал образ лорда Ратвена с Байрона.

Вампиры-женщины вскоре тоже приникли к шеям читателей, начиная с выразительной дерзкой квази-лесбиянской «Кармиллы» (1872) Шерида Ле Фаню, через поэму Джона Пэйна «Лотрек» (1878) и подкреплённые атмосферной испанской повестью Роберт Луиса Стивенсона «Олалла» (1885).

Классический роман про вампиров для многих — «Дракула» Брэма Стокера. Хотя опять же многие люди теперь «знают» Дракулу по немому «Носферату» (1922) или по образу Бела Лугоши, или по превосходной драматической версии Копполы (1992).

Во многом нынешние рассказы о вампирах больше наполнены иронией, чем сверхъестественностью. И это можно увидеть как в книгах, так и в фильмах. «Сумерки» попытались предложить нечто другое. Однако викторианский Дракула выглядит намного сексуальнее, чем пуританская сага Майер. Достаточно даже одной сцены, в которой Джонатан Харкер падает в обморок от взглядов и клыков не одной, а трёх соблазнительных вампирш.

Оригинальная статья: History Extra

Автор: Ричард Сагг

Дата: 1 сентября 2013 года

Перевод: Александр Лоскутов

Редактор: Дарина Степанюк

Артикль

Written by

Основная миссия канала — публикация переводов статей крупных зарубежных изданий на разнообразную тематику.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade