Милая, пойдём со мной, мы будем как Джон и Йоко,

Я стану твоим сегуном этой безумной ночью,

Спаси меня хоть на секунду от ужаса одиночества,

Уже уснули стайки косолапых школьниц в гольфах,

А мы с тобою начинаем путешествие только,

Будем глядеть на небо и пить сакэ без закуски,

И двинем потихоньку к Уено по улочкам Асакусы.

Столица Эдо – океан, мы не питаем иллюзий,

Ведь мы его обитатели и нас нет-нет да и пустят на суси.

И как обычно весной на лужайки Уено

Вышли тысячи токийцев любоваться цветением вишни,

Вот толпы спали, но не осела пыль ещё,

Лишь духи Ками витают над огнями святилищ.

Моси-моси, ты лучше выключи сотовый,

Босота модная тусует плотно у патинко-слотов

И сквозь ботинки ноги лапает холод,

Но мы с тобою под кайфом без опиума и коки.

И каждый вздох, каждая нотка жизни тленной,

Звучит как хокку лучшего поэта эпохи Эдо,

Остановите солнце на восходе и я сойду,

И видят боги, я сойду на Уено.

////

Когда-нибудь мы сгинем и этот улей встанет,

Застынет, словно каменный сад в стиле дзен

Сильней меня обними, моё восходящее солнце,

Лучом весенним освети души моей ящик,

И ты уходишь в зенит, а я один без семьи,

Под сенью стен чужих, но снова как настоящий

И это так значимо – твоё умение быть наивной,

Внимание к малому и уважение к чудесам

И я хотел бы, моя милая, тебя снова увидеть,

Но лишь глупец полезет дважды на Фудзи-сан

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.