Городское планирование как адвокатская практика

Когда целые сообщества лишаются возможности влиять на развитие города и своих территорий, планировщики, архитекторы, урбанисты могут оказывать им активную профессиональную поддержку. В 1960-е годы американский планировщик и юрист Пол Давидофф оформил это в отдельное направление — адвокативное планирование.

Paul Davidoff

О его взглядах и сути созданного им подхода хорошо рассказал Алексей Новиков в программе “Город от ума” на Эхе Москвы.

А.Новиков: Он юрист, и в этом смысле он, конечно, несет определенную концепцию именно такой юридической, адвокатской практики. В чем был его основной смысл? Он, разумеется, был крайне негативно настроен в отношении таких централизованных, построенных по такому очень социально-инженерному диктаторскому принципу, генеральных планов городов и, в частности, коль скоро основным элементом этих планов была инфраструктура — это строительство дорог, мостов, каких-то там коммунальных сооружений, то, естественно, весь фокус был прикован именно к физической среде города, то есть, именно к бетону, кирпичу, трассировке дорог, к строительству огромных очистных сооружений и так далее. И за всем этим терялись люди. И, в конце концов, получалось так, что, несмотря на огромные удобства, которые приносила эта инфраструктура, собственно городское сообщество страдало, потому что фактически его никто не замечал.

И вот Давидофф выходит с концепцией того, что, на самом деле, город — это очень многоплановая реальность, и это не только физическая среда, это и административная среда, это и городское сообщество. И, если уж мы говорим о плане, то мы должны заниматься, в том числе, и планированием, собственно, как он говорил, коммьюнити, то есть, городского сообщества, а это уже процесс гораздо более сложный, он требует более тонких настроек, он требует дискуссии, требует процессов политической демократии и так далее, и тому подобное. И вообще весь процесс планирования в этом случае встает с ног на голову.

О.Чиж: Значит, план должен составляться, исходя из интересов той или иной городской группы, которая в этом городском единстве живет?

А.Новиков: Совершенно верно. Но дело в том, что, казалось бы, можно было бы ему ответить так, что, ну, да, конечно, но есть же ведь механизм политической демократии, есть депутаты, есть общественные слушания, и почему бы не использовать этот конкретный процесс. С другой стороны, он указывал на то, что речь-то не об этом, речь не просто об учете мнений горожан, даже если они услышаны, речь о том, что сама профессия планировщика, если он говорит от имени города, она становится в некотором смысле монопольной, то есть, он перестает конкурировать с какими-то другими взглядами, именно — планировочными, именно — профессиональными. И поэтому его основная идея состояла в том, что планировщик вообще должен быть адвокатом с хорошим пониманием городских реалий. Он должен быть медиатором между различными концепциями планирования города или района, или какого-то конкретного участка в городе. То есть, не автором этого планирования, даже если автором — то всё равно медиатором.

О.Чиж: Но фактически — представителем интересов.

А.Новиков: Он, как он говорил, как адвокат всегда имеет две стороны — у него есть клиент, у него есть тот, кто на него нападает, то есть — прокурор, обвинитель, а он, собственно, сам защитник. И он работает, как бы между этими двумя полюсами. Вот ровно так же должен работать городской планировщик между полюсом, например, плана, составленного профессиональным агентством внутри городской администрации, и планом, который составили другие группы интересов, и никто не говорит, что это должен быть какой-то план, с его точки зрения, абсолютно дилетантский или так далее, он говорит о том, что должна вырасти индустрия такого рода организаций, которые могут представить общественный интерес в виде профессионального плана, и должна завязываться некоторая профессиональная дискуссия, естественно, в которой принимает участие и население.


Полный текст беседы читайте на echo.msk.ru.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.