Выдержки из книги Айн Рэнд “Источник”

Когда книга тебе по-настоящему нравится, ты долго не можешь выбросить ее из головы. Строки из нее крупным шрифтом проплывают перед тобой, когда ты закрываешь глаза, а голос автора и героев тихим шепотом преследует наяву и во сне. Поэтому, чтобы избавиться от наваждения, которым стала для меня эта книга, я выбрала лучшие фразы и процитировала их ниже. Мной управляло эгоистичное желание взять от “Источника” как можно больше, а вам просто не советую браться за семисот страничную книгу: на нее нужно много времени и сил. Для начала, посмотрим, хватит ли у вас их на этот пост. Еще интереснее будет для вас понять какие из этих строчек принадлежат положительным героям, а какие конченым злодеям.

“Я клянусь своей жизнью и любовью к этой жизни, что никогда не буду жить во имя другого человека и не заставлю другого человека жить во имя меня”
“Ты влюблен в свое ремесло. Господь тебя спаси, ты влюблен! А это проклятье. Это клеймо на лбу, выставленное на всеобщее обозрение. Ты не можешь жить без своей работы, и они об этом знают, и еще знают, что тут-то ты и попался!.. Суть в том, что они ненавидят каждого, кто влюблен в свое ремесло. Более того, они их боятся, уж не знаю почему…”

“Если бы я нашла работу, дело, идеал или человека, который мне нужен, я бы поневоле стала зависимой от всех. Все на свете взаимосвязано. Нити от одного идут к чему-то другому. И мы все окружены этой сетью, она ждет нас, и любое наше желание затягивает нас в нее. Тебе чего-то хочется и это дорого для тебя. Но ты не знаешь, кто пытается вырвать самое дорогое у тебя из рук. Знать это невозможно, все может быть очень запутанно, очень далеко от тебя. Но ведь кто-то пытается это сделать, и ты начинаешь бояться всех на свете”

“Никто не может научить тебя, в смысле самую твою сердцевину. В глубине души ты сам все знаешь.”

“Нужно разрушить способность различать величие или достигать его. Великим человеком нельзя управлять. Нам не нужны великие люди. Не отрицай понятие величия. Разрушай его изнутри. Великое- редко, трудно, оно- исключение. Установи планку на уровне, доступном для всех и каждого, вплоть до самого ничтожного, глупого- и убьешь желание стараться у всех людей, больших и маленьких.Ты уничтожишь мотив к совершенствованию.Воздвигни храм посредственности- и падут все храмы.”

“Ты должен делать что-то и заниматься чем-то из своих собственных потребностей, а не из потребности произвести впечатление”

“-Знаешь, я никогда второй раз не раскрываю великие книги, которые когда-либо прочла и полюбила. Мне больно думать, что их читали другие глаза, представлять себе эти глаза. Такие вещи ни с кем делить нельзя.
-Но испытывать к чему-либо такие сильные чувства ненормально.
-По-другому я не умею. Сильно или вообще никак”

“Он обнаружил великолепную пьесу неизвестного драматурга и заплатил огромную сумму ему, чтобы пьеса была исполнена один-единственный раз и больше никогда. Он был единственным зрителем этого спектакля, а на следующий день пьеса была сожжена.”
“Если научиться управлять душой хотя бы одного единственного человека, можно это делать и со всем человечеством. Душа- это то, чем нельзя управлять, она должна быть сломлена. Вбей в нее клин, возьми ее в свои руки- и человек твой. Не нужно кнута- он принесет тебе его сам и попросит выпороть себя. Включи в нем обратный ход- и его собственный механизм будет работать на тебя. Используй его против себя самого. Хочешь узнать как это делается? Заставь человека чувствовать себя маленьким. Заставь его почувствовать себя виновным. Уничтожь его стремления и целостность. Проповедуй альтруизм. Говори, что человек должен жить для других, а альтруизм- это идеал. Не один из них не достиг этого, и ни один из них не хотел. Все жизненные инстинкты человека восстают против этого, это противоестественно.”

“-Как ты рассчитываешь выжить в этом мире? Знаешь ли, хочешь не хочешь, а надо жить с людьми. Есть только два способа: либо объединятся с ними, либо драться. Ты не делаешь ни того, ни другого.
-Верно. Ни того, ни другого.
-А людям ты не нужен! Не нужен! Тебе не страшно?
-Нет.”

“Но ты должен льстить людям, которых презираешь, чтобы произвести впечатление на людей, которые презирают тебя.”

“Он объяснял, почему честно здание, как и честный человек, должно быть самим собой, должно быть единым. Именно это и составляет источник жизни, смысл существования любого предмета или существа, и поэтому, если хотя бы малейшая часть изменит этому смыслу, предмет или существо умирает. Он объяснял, что добрым, великим и благородным на земле может лишь то, что способствует единству и цельности

“Не беспокойся. Они все против меня. Но у меня есть свое преимущество: они не знают, чего они хотят. А я знаю, чего хочу.”

“Во многом я охотно следую общепринятым нормам. Я охотно ношу такую же одежду, что и все, ем то же, что и все, и, как все, пользуюсь метро. Но есть вещи, которые я не могу и не хочу делать так, как все.”

“Я вышла за тебя замуж по собственным мотивам. Я действовала так, как требует от человека современный мир. Только я ничего не могу делать наполовину. Те, кто может, скрывают внутри трещину. У большинства людей их много. Они лгут сами себе, не зная этого.”

“С людьми так нельзя. Требуйте от людей всего, чего хотите. Требуйте от них богатства, славы, любви, жестокости, насилия, самопожертвования. Но не ждите от них самоуважения. За это они возненавидят вас до глубины души. Конечно, они не скажут вам в лицо, что ненавидят вас. Напротив, они скажут, что это вы их ненавидите. Разница, впрочем, не так велика. Они понимают, какие чувства стоят за этим.”

“И все же…иногда мне в голову приходит мысль: может ли вообще быть смысл в том, чтобы человек искренне, всем сердцем стремился делать добро- при том, что добро ему никак не дается? Я ведь все отвергла, ничего не оставила для себя, у меня ничего нет- а между тем я несчастна. И я не знаю ни одного бескорыстного человека в мире, который был бы счастлив…”

“-Надо вообще перестать хотеть. Надо забыть, как ТЫ важна, перестать с собой считаться. Потому что, пойми, ты несущественна. Люди что-то значат только по отношению к другим людям, по своей полезности, по тем функциям, которые они выполняют. Рост предполагает разрушение. Надо с готовностью принимать все страдания, не бояться быть жестоким, нечестным, нечистоплотным, словом, идти на все, чтобы вырвать с корнем самое стойкое из зол- свое Я. Только умертвив его, став ко всему безучастным, растворив себя как личность и забыв имя своей души, только тогда понимаешь счастье и перед тобой растворятся врата духовного величия.
-
Но когда растворятся врата, КТО войдет в них?..”

“Чтобы сказать “Я люблю тебя”, надо научиться произносить Я”

“Их обоих соединяло нечто большее, чем яростная схватка, чем нарочитая грубость его действий. Ведь если бы эта женщина не значила для него так много, он бы не поступил с ней таким образом; если бы он не значил для нее так много, она не защищалась бы с таким отчаянием. И было несказанно радостно знать, что они оба понимали это.”

“Она подумала, что они не поздоровались, хотя не виделись больше двух лет, и что это нормально. Это не была встреча- они никогда не расставались. Она подумала, что было бы странно, если бы она когда-нибудь сказала ему “здравствуйте”. Человек не может приветствовать каждое утро самого себя.”

“-Честно говоря, человек, который любит всех и чувствует себя дома всюду- настоящий человеконенавистник. Он ничего не ждет от людей, и никакое проявление порочности его не оскорбляет.
-Вы имеете в виду тех людей, которые говорят, что и в худшем есть частица добра?
-Я имею в виду, кто имеет наглость утверждать, что он одинаково любит и Жанну Д’Арк и продавщиц в магазинах одежды, кто любит и красоту, и женщин, едущих в метро, которые не могут скрестить ноги, не показав кусок плоти над чулками, кто любит чистый, ищущий и бесстрашный взгляд человека и бессмысленный взгляд идиота- одинаково. Нельзя любить человека, не презирая большинство тех созданий, которые претендуют на такое же определение. Одно или другое. Нельзя любить и Бога, и святотатство.”
“Человек сталкивается с главным выбором: есть только два способа выжить- живя своим умом или паразитируя на уме других.”

“Не позволяй людям быть счастливыми. Счастье самосодержательно и самодостаточно. Если люди счастливы, ты им не нужен. Счастливые люди свободны. Поэтому убей радость в их жизни. Никогда не позволяй людям иметь то, чего они хотят. Заставь их почувствовать, что само личное желание и счастье- зло. Доведи их до такого состояния, что слова “я хочу” стали бы для них не естественным правом, а стыдливым допущением. Альтруизм весьма полезен для этого. Несчастные придут к тебе. Ты будешь им нужен.”

“Когда ты останавливаешься перед вещью, которой восхищаешься, ты испытываешь только одно чувство- его можно выразить одним словом “да”. Утверждение, приятие, знак сопричастности. И это “да” больше, чем ответ этой одной конкретной вещи. Это все равно что сказать “аминь” жизни, “аминь” земле, которая несет эту вещь, той мысли, что создала эту вещь, и себе, способному видеть ее. Способность сказать “да” или “нет” лежит в основе всякого владения. Ведь это владение твоим собственным Я. Твоей душой, если хочешь. У души одно основное назначение- акт оценки. “Да” или “нет”, “хочу” или “не хочу”. Нельзя сказать “да”, не сказав “Я”. Нет утверждения без утверждения. В этом смысле все, на что устремлена твоя любовь, твое. Когда я слушаю любимую симфонию, я воспринимаю ее иначе, чем замыслил композитор. Его “да” отличалось от моего “да”. Ему дело не было до меня, он преследовал свои цели. Это “да”- сугубо личное для каждого человека. Но подарив себе то, что композитор хотел, он подарил мне величайшее наслаждение”
“Продать душу легче всего. Большинство делает это ежечасно. Я попрошу тебя сохранить свою душу- ты понимаешь, что это намного труднее?”

“Чтобы делать что-то для людей, нужно быть в состоянии это сделать. А для этого надо любить само дело, а не второстепенные последствия. Дело, а не людей. Собственные действия, а не объект твоих благодеяний

“Все приносящие радость вещи- от сигарет до секса, амбиций и выгоды- все объявлено аморальным или греховным. Только докажи, что оно приносит людям счастье- и оно обречено”

“-Я никогда не делаю сравнений. Никогда не думаю о себе в соотношении с кем-то. Я отвергаю саму мысль о себе как части чего-либо. Я абсолютный эгоист.
-Да, но эгоисты злые. А ты добрый. Ты самый себялюбивый и самый добрый человек из всех, кого я знаю. А это какая-то бессмыслица.
-Может, бессмысленны сами эти понятия. Может, они не означают того, что люди привыкли понимать под ними.”

“Именно этого я не могу понять в людях: в них нет самих себя, они живут в других, живут как бы взаймы. Их не заботят факты, идеи, работа. Их заботят лишь люди. Они не спрашивают: правда ли это? Они спрашивают: это то, что другие считают правдой?”

“Не для суждения- для повторения. Не созидать- показывать. Не делать- создавать впечатление, что что-то делается. Не способности- связи. Не заслуги- услуги.”

“Самопожертвование, как утверждает человечество,- это высшая добродетель. Но разве жертвенность- это добродетель? Может ли человек жертвовать своей целостностью? Своей честью? Своей свободой? Своими идеалами? Своими убеждениями? Чистотой своих чувств? Свободой мыслить? Все это- высшие достижения личности. И именно собственной личностью мы не можем и не должны жертвовать.”

“Люди хотят, чтобы их окружали зеркала. Чтобы отражать и отражаться.”
“Вспомни историю, вспомни все земные религии. Разве они не проповедуют отречение от личного счастья? Разве за всеми хитросплетениями слов не звучит единственный лейтмотив: жертвенность, самоотречение? Разве ты не слышишь, как они поют- “откажись, откажись, откажись, откажись?”

“А если услышишь проповедь о том, что необходимо быть счастливым, что это твое естественное право, что твоя первая обязанность- ты сам, знай: этот человек не жаждет твоей души. Этот человек ничего не хочет от тебя. Но стоит ему прийти- и ты заорешь во все горло, что он эгоистичное чудовище.”

“Люди учатся друг у друга. Но обучение- лишь обмен материальным. Никто не может научить другого человека мыслить. Но от это способности зависит его способность выживать.”

“Природа не терпит пустоты. Опустоши душу- и можешь заполнить это пространство, чем угодно тебе.”

“Основное, что требуется созидателю- независимость. Мыслящая личность не может творить по принуждению. Его нельзя урезать в правах или подчинить каким-либо ограничениям. Ей нужна полная независимость в действиях и мотивах. Для созидателя вторичны все связи с людьми.”

“Первейшее на земле право- это право Я. Первейший долг человека- долг перед самим собой. Его нравственный долг- никогда не отождествлять свои цели с другой личностью.”

“И еще я знаю, что если ты пронесешь свой девиз до конца, то это и будет победа. Победа не только для тебя, но и для чего-то, что обязано победить, чего-то, благодаря чему движется мир, хотя оно и обречено оставаться непризнанным и неузнанным. И так будут отомщены все те, кто пал до тебя, кто страдал так же, как предстоит страдать тебе. Да благословит тебя Бог- и всех тех, кто один в состоянии увидеть лучшее, высочайшее, на что способны человеческие сердца”
“Я вышел заявить, что не признаю чьего-либо права ни на одну минуту моего времени. Ни на одну частицу моей жизни и энергии. Ни на одно из моих совершений. Я вышел заявить, что я человек, существующий не для других. Я не признаю никаких обязательств перед людьми, кроме одной- уважать их свободу.”
Show your support

Clapping shows how much you appreciated gilmary’s story.