Как сеть стала массовой и перестала быть анонимной

Недавно открылась October — полуанонимная социальная сеть. Анонимные сети уже были и неизменно закрывались, потому что захватывались троллями и превращались в инструмент травли. October полагают, что справятся с этим введением рейтинга пользователей. Но если у них получится, они не станут популярной социальной сетью, и наоборот — если станут, то непременно закроются. Почему?

Интернет когда-то был действительно анонимный —и троллинг не мешал весьма высокому качеству дискуссии. Это было в эпоху “веб-один-ноль”.

Веб 1.0 располагал единственным форматом саморепрезентации: сайтом. Утверждается, что только в веб 2.0 пользователи получили возможность взаимодействовать друг с другом в соцсетях и становиться создателями контента *, и не быть его пассивными потребителями, как раньше.

Но это не так: сайты веб 1.0 тоже создавались людьми. GeoCities (сервис создания бесплатного сайта) был заменой социальным сетям. Существовали форумы. И этот интернет, при менее продвинутых инструментах общения и почти полной анонимности и вседозволенности, был куда здоровее.

Причина была в том, что для владения компьютером, модемом на 56,6 килобит, а тем более своим сайтом требовалось обладать достаточно высоким интеллектом. Сеть была маленьким сообществом образованных гиков.

Легко было стать заметной личностью, превратившись потом в легенду или “создателя рунета”. Почти не было бизнеса, весь контент создавался из искренних побуждений и личного интереса, и это давало совсем другое качество. Каждый пользователь со своим блогом-стандалоном в сто посетителей был гигантом в компактном сетевом ландшафте, а камерность этого пространства делала всех одинаково досягаемыми.

Но в первой половине нулевых наступает эра веб 2.0.

Веб 2.0 — это приход массового пользователя, за которым в сеть перебираются маркетологи, политики, полицейские.

Теперь не нужно быть гиком, чтобы пользоваться сетью. Соотношение оригинальных креаторов и простых юзеров растёт не в пользу первых.

Аутентичность уступает коммерческому рассчёту. Искренность подменяется политической манипуляцией. Свобода слова — троллингом.

Веб 2.0 — это огромные пространства, заполненные однотипными профилями. Это шум, который они производят вместо “уникального контента” — ведь далеко не всякому это по силам. Раньше каждый строил себе дом. Теперь все живут в одинаковых квартирах социальных сетей. Страдают креаторы, которые всю свою инаковость могут проявить только в аватарке и тексте “О себе”.

Больше нельзя рассказать о себе через потрясающий и уникальный сайт — сайты больше никто не посещает.

Так, гиганты веб 1.0 теряются в массе одинаковых, безликих профилей. Качественный контент и интересных людей становится сложнее найти, но это решается новыми механизмами.

Веб 2.0 — настоящий сетевой мир, потому что работает строго двунаправленно, по закону подобия, в отличие от однонаправленного веб 1.0.

Ландшафт становится сложнее: креаторы вырастают до невиданных высот, “100 ежедневных посетителей” это теперь сотни тысяч фолловеров либо ничто.

Топология интернета с формата “пользователь-пользователь” меняется на “узел-пользователь”. Быть пользователем теперь ничего не значит. Нужно становиться узлом-инлюэнсером — человеком, притягивающим других. В одиночку сложно — и такие узлы становятся коллективными проектами. Даже одиночный инфлюенсер-фронтмен держит за собой команду менеджеров.

С точки зрения узла он уже не контактирует с отдельным пользователем, как это было возможно в веб 1.0, а работает с “аудиторией”. Авторское высказывание и обращение ad personam замещается размытым продуктом имиджей, образующих поведенческую модель для фолловеров.

Вот тут-то и кончается анонимность. Ведь кто такой аноним?

Аноним —та же персона (лат. “маска”). Это личность, за которую куда лучше говорит её продукт (говоримое, делаемое), нежели её real-life. Аноним — это всегда конкретная личность, которая хочет скрыть идентичность. Способность быть анонимом — это испытание на аутентичность, которую пройдёт не всякий хомячок.

Но в эру многолюдного интернета быть анонимном, сохраняя индивидуальность, невозможно: двоих анонимов не может стоять рядом. Те, кто это делают теперь, руководствуются не желанием свободно говорить от себя, а действовать от имени не-себя: толпы, множества, массы.

Вот почему в социальные десятые в интернет приходит полиция-чего-угодно (нравов, политкорректности и так далее): с обоих сторон появляются люди, которые не проходят тест Тьюринга.

Анонимность и массовость взаимоисключают друг друга.

И чем больше людей здесь оказывается, тем больше ностальгирующие по старым временам, и просто разумные люди хотят вернуть право говорить от себя, не ссылаясь на себя. Но это возможно только в узком кругу.

Посмотрим, что из этого получится у October.