Волшебство случается на рассвете. Часть первая

Илай проснулся среди ночи. Ему приснилось, как он едет на велосипеде вдоль узкоколейки. Он крутил педали старого велика и вдыхал прохладный утренний воздух. Солнце выглядывало из-за сосен. Еще чуть-чуть и день вступит в свои права.

За спиной у Илая был рюкзак, в котором он вез молоко и продукты туристам, которые стали лагерем у лесного озера недалеко от деревни. Внезапный гудок тепловоза разбудил его. Этот сон приходил к нему часто, но всегда обрывался на этом месте…

Осторожно, чтобы не разбудить Елену, он вылез из-под одеяла и пошёл на кухню. Сварил себе крепкий кофе, добавил молока и залил это в небольшой термос. Потом достал из ланч-бокса вчерашний лаваш с сыром и сложил это все в небольшой рюкзак. Тихо повернув ключ, он открыл дверь и вышел из дома.

Было уже светло, но солнце все еще пряталось за горами. Горожане спали, не было ни одной машины и ни одного человека, который проснулся бы в такую рань. Илай улыбнулся и не спеша пошёл по направлению к порту.

Город, в котором он жил уже несколько лет, располагался на берегу моря. С одной стороны его подпирал горный хребет, а с другой плескалось море. Улицы, как реки, стекались вниз, к морскому берегу. Несмотря на наличие порта, город был небольшой и многие жители знали друг друга в лицо. В таком маленьком городке, если ты кого-то не знаешь, значит ты все равно знаешь человека, который знает этого второго, а тот знает еще кого-то, тот еще кого-то и так далее по цепочке. В отличие от Мегаполиса, в котором Илай прожил много лет, Приморский Город нравился ему своей камерностью. Он как никто понимал ценность этого. Если верна теория шести рукопожатий, то она верна для Мегаполиса. Для маленького Приморского Города верна теория одного приветствия. Сказал «привет» и ты знаком с этим человеком.

Почти никого не встретив, он вышел к морскому порту. Пройдя мимо вышки управления движением судов, Илай направился к рыбакам. Их было трое и всех он лично знал очень хорошо.

- Клюёт? — спросил он кивком головы у старшего из них.

- Слабо, — ответил тот также молча, сложив на лице недовольную гримасу.

Они знали друг друга много лет и им не всегда нужно было разговаривать. Все они приходили сюда, на берег моря, для того чтобы помолчать в одиночестве среди таких же интровертов и набраться сил. Илай не рыбачил, он просто сел рядом и стал молча пить кофе. Переводил взгляд то на линию горизонта, то на линию судов, которые стояли недалеко на рейде и ждали своей очереди, чтобы зайти в порт. Некоторое время оживление в эту однообразную картину вносили буксиры, которые как раз выводили из порта большой сухогруз. Илай наслаждался отточенными движениями моряков — каждый из действующих лиц отлично знал свой маневр. И капитан сухогруза, и команды буксиров, и невидимый диспетчер где-то на вышке.

Солнце уже начало припекать, когда Илай допил кофе и стал возвращаться в Город. Продолжая про себя улыбаться и мурлыкая веселую мелодию, он пришёл в Платановый переулок. На углу Платанового переулка и Центрального бульвара располагался красивый старинный дом. Выкрашенный в неброский бежевый цвет, с легкого зеленого оттенка маркизами на окнах и мансардой, он был украшением Приморского Города. На первом этаже еще были опущены роллеты. Над входом желтыми буквами на коричневом фоне висела аккуратная вывеска «Jesus Cheese». Это был сырный ресторан. Илай прошел в арку и нырнул во двор. Он знал где служебный вход. Около него стояла машина и два бойких стажера разгружали продукты под сосредоточенным взглядом закупщика. Илай поздоровался:

- Доброе утро! — и кивнул в сторону фургона.

- Свежие овощи с ферм привезли, — ответил закупщик.

- Шеф у себя?

- Да, пришёл уже. Невеселый чего-то…

Илай прошёл внутрь и направился в кабинет шефа.

- Доброе утро, шеф! Чего невеселый такой?

- Ах, — грустно ответил тот и махнул рукой. — Сложно всё…

- Сложно когда у тебя нет карты и компаса и ты находишься в непроходимом лесу.

- Папа, не начинай!

- Хорошо-хорошо! Расскажешь как захочешь… Ты помнишь, что сегодня день рождения Бородача? Он будет вечером у нас. Надо ему на террасе накрыть, а то он как выпьет, буянить будет. И не забудь у него ключи забрать и такси вызвать.

- А ты что, не придешь?

- Я приду, но надолго не останусь.

- Ты завтракал?

- Еще нет, только кофе на берегу пил.

- Чего не дома?

- Для одиночества нужен простор!

- Приготовить тебе что-нибудь?

- Вот ты не женат и еще не все понимаешь. А я женат и мне готовит жена, твоя мама. И ее завтрак я не променяю ни на один ресторан. Даже на такой крутой как наш! Когда женщина кормит своего мужчину — это… ну что я тебе буду рассказывать! Тысячу раз говорил. Женишься — поймёшь!

Илай говорил чистую правду. «Jesus Cheese» был крутым рестораном и наполовину принадлежал ему. Они придумали его со своим другом Хесусом когда были еще студентами и жили в одной комнате общежития. Хесус просыпался раньше и, как правило, готовил завтрак. В какой-то момент пошла мода на бороды. Хесус также отрастил себе бороду, что, вкупе с длинными волосами, делало его похожим на Исуса. Илай продер глаза когда почувствовал запах кофе. Считалось, что пока он не выпил кофе, то не проснулся. Хесус размешивал творог, добавляя в него сметану и виноград.

- Ты похож на Исуса с этой бородой! — сказал Илай. — О, опять творог! Ты Творожный Исус! Jesus Cheese!

Хесус повернулся к Илаю, о чем-то задумался и воскликнул:

- Так должен называться ресторан. Сырный ресторан. Jesus Cheese! Его фишкой будут блюда из сыра — всевозможные сырные нарезки, запеканки, блины с сыром, десерты из сыра, паста с разными видами сыра, даже пиццу с разными видами сыра можно подавать. Ну, вино, мясо и рыбу, само собой. Но изюминка заведения — это сыр!

Через много лет они реализовали мечту. И в Приморском Городе, где все знали друг друга, где ночную тишину нарушали только гудки теплоходов, где горы встречались с морем, открылся сырный ресторан «Jesus Cheese». И шеф-поваром там был сын Илая Джорди. Он с самого детства интересовался приготовлением еды когда помогал маме на кухне. Илай понял, что это серьезно, когда в 15 лет спросил у Джорди:

- Что ты хочешь делать в жизни?

- Кормить людей.

Джорди как раз проходил практику в одном из ресторанов Мегаполиса, когда встал вопрос нового шефа. Илай и Хесус посоветовались и позвали Джорди.

- Ты готов стать шефом «Jesus Cheese»?

- Папа, я еще слишком молод. Ни в одном ресторане нет двадцатилетнего шефа!

- Джорди, ни в одном деле невозможно быть «слишком молодым»: ты либо готов, либо нет!

- Хорошо, я согласен.

Так Джорди стал шефом сырного ресторана. Пройдя через кухню, на которой уже кипела работа, Илай очутился в зале. Он вообще любил обходить территорию и делал так всегда чем бы ни занимался и куда бы не попадал. Ресторан еще не открыл двери, но за угловым столиком у окна сидела Белка и что-то писала. Она в ресторане отвечала за гостеприимство. Вообще-то, в хорошем ресторане за это не может отвечать кто-то один. Но Белка была администратором и управляла залом. Она создавала атмосферу — и в коллективе, и для гостей. Белкой ее звали потому что она была рыжей. Она то заплетала волосы в косу, то собирала в хвост, то распускала их. Большие глаза и обаятельная улыбка. Тонкие пальцы с массивным обручальным кольцом на безымянном. Всегда в красивом платье и всегда с улыбкой и оптимизмом, Белка была настоящей находкой для ресторана. Она умела улаживать конфликты, которых, справедливости ради, в ресторане почти не было именно благодаря ей.

- Доброе утро, — приветствовал ее Илай. — Как дела?

- Да вот купила тумбочку для телевизора, хочу кого-то из ребят попросить поехать собрать. А то муж как соберет…

- Даже не думай! Представь, что он узнает, а он ведь узнает. Он же расстроится из-за того, что ты ему не доверяешь. Не лишай его пространства для подвига. Выключай администратора. Тумбочка — это его проблема.

- Думаешь?

- Уверен. Если он не соберет сам — кого-нибудь попросит. Но он это решит, будь уверена. Иначе, он через некоторое время сам превратится в тумбочку.

- Хорошо, я так и сделаю.

- Как новенькие стажеры?

- Ты знаешь, неплохо. Пока рано говорить, но вроде толковые. Приходят на работу — улыбаются. Думаю, толк будет.

Скоро пришли первые гости, официанты вынесли первые завтраки, в ресторане запахло кофе, а Илай пошёл домой.

По дороге позвонила Елена и уточнила когда его ждать.

- Я уже поднимаюсь, — ответил Илай и через минуту уже держал ее в объятьях.

- Что? Опять приснился гудок?

- Да нет, просто не спалось, — соврал он.

- Я приготовила тосты и спаржу, как ты любишь! Кофе заваривать?

- Нет, я уже пил его в порту, а потом еще Джорди угостил. Лучше соку!

- Как он там?

- Невеселый какой-то…

- Жениться ему пора!

- И я говорю, но он же упрямый.

- Весь в тебя. Ты тоже такой был до знакомства со мной.

- Я уже не помню))) Что планируешь делать сегодня?

- Ой, я столько всего запланировала! Буду работать с двумя новыми девочками. Одной нужно помочь с выбором платьишек, а вторая просто устала, нужно помочь разобраться ей в этом. Потом хочу присмотреть подарок Алисе, она просила укачивающий центр для Вероники, а то руки устают. Она все время на руки просится…

- Так ей полтора года всего, она хочет любви без ограничений. Но ты права, Алисе нужно помочь. Как мы сделаем, купим тут и отвезем на выходных или доставку закажем?

- Я еще не знаю. У меня могут быть дела на выходных. Я тебе покажу что выбрала, посоветуемся и решим.

- Ты уже звонила ей сегодня?

- Да, представляешь, Вероника уже говорит «папа» целыми днями. Но все время на руки просится, Алиса говорит, что очень устает.

Елена на минутку загрустила. Как каждая мама она не могла перестать думать о детях. Алиса была младше Джорди, но у нее уже была семья. А в прошлом году она подарила им первую внучку — Веронику. Алиса жила в Мегаполисе, где работал ее муж и очень скучала за Приморским Городом.

Елена продолжала говорить, Илай слушал, иногда что-то уточнял, но не перебивал. Он никогда ее не перебивал. Ему нравилось когда Елена рассказывала о том, что ее волновало, о том, что происходило, о том, что ей хотелось бы, о том, что она чувствовала, о чем она мечтала. Каждый такой разговор вносил успокоение в его душу и он чувствовал себя нужным и окрыленным. Любой, кто увидел бы его в этот момент, сказал бы что он счастливчик. Но только Илай знал, что за этим счастьем стоит упорный труд, грузы неудач, многочисленные ошибки, долгие годы осмыслений и переживаний.

Илай уже много лет делал все, чтобы Елена была счастлива. А когда она был счастлива, ему было очень хорошо.

Когда Елена упорхнула по своим делам, Илай прошёл в свой кабинет, сел в кресло и включил ноутбук. Начинался его рабочий день. Некоторое время он решал разные организационные вопросы. Потом отвечал на звонки. И только покончив с рутиной, он включил музыку и провалился в состояние потока. Он был счастлив. Он занимался любимым делом.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.