«Вагнер» и золото Судана

Компании, связанные с Евгением Пригожиным и сенатором СФ Ахметом Паланкоевым, будут добывать золото в Судане. Поддерживать мир в регионе помогут бойцы российских ЧВК

В северном Судане произошли столкновения русских золотодобытчиков с местными жителями, русский лагерь сожгли, пятеро суданцев ранены. Золото в Судане добывают несколько российских компаний, в том числе связанные с сенатором от Ингушетии Ахметом Паланкоевым и предпринимателем из Санкт-Петербурга Евгением Пригожиным. В конце 2017 года сразу несколько российских СМИ написали о том, что в Судан едут бойцы ЧВК «Вагнера». Золото надо защищать.

«Невозможно определить, кто стрелял»

Суданское издание Sudan Tribune написало 4 марта о столкновении работников российской золотодобывающей компании в северном Судане с местными жителями, которые требуют права добывать золото на участке компании.

Компанию издание не называет, но пишет, что один из русских ранил из огнестрельного оружия пятерых суданцев. Группа местных старателей два месяца осаждала лагерь русских, требуя дать им право добывать золото на «историческим принадлежавших» им землях. Потом они подожгли лагерь. Местные чиновники говорят, что невозможно определить, кто стрелял, и официального отчета о происшествии у них нет.

СУДАНЕЦ, ПОСТРАДАВШИЙ В КОНФЛИКТЕ С РУССКИМИ ЗОЛОТОДОБЫТЧИКАМИ. ФОТО: SUDAN TRIBUNE

Добыча золота — стратегическая отрасль для Судана. В 2017 году в стране добыли больше 100 тонн золота — это 10-е место в мире. Лидер мирового рынка Китай добывает в год 450 тонн.

Судан сделал ставку на добычу золота после того, как в 2011 году от него отделился Южный Судан вместе с месторождениями нефти, бывшими основным источником дохода страны. С 2013 года в стране идет гражданская война. В Южном Судане размещены части международных миротворцев численностью 12 тысяч человек.

Тяжелая форма малярии

В конце ноября 2017 года бывший «министр обороны» самопровозглашенной «Донецкой народной республики» Игорь Стрелков (Гиркин) написал в своем блоге Вконтакте, что ЧВК «Вагнер» «уже готовится (после Сирии) ехать в Южный Судан — ищут специалистов и переводчиков, оставшихся со времен СССР».

Через неделю, 4 декабря, российская редакция BBC написала большой текст о русских наемниках в Судане.

«Я слышал, что люди туда поехали и уже даже вернулись с тяжелой формой малярии, — говорит в материале Би-би-си руководитель частной военной компании “РСБ-Групп” Олег Криницын. — У нас интересы там есть, но мы там не воюем и не участвуем. Там вялотекущий пограничный конфликт».

Откровения Стрелкова и Криницына появились ровно через неделю после первого в истории визита президента Судана Омара аль-Башир в Москву.

ОМАР АЛЬ-БАШИР ПРЕДЛОЖИЛ ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ ПОСТАВИТЬ В СУДАНЕ ВОЕННУЮ БАЗУ

Башир встретился в Москве с президентом России Владимиром Путиным, на экономическом форуме в Сочи — с премьер-министром Дмитрием Медведевым и несколькими российскими министрами. Он предложил России построить военную базу в Порт-Судане на берегу Красного моря, втором по величине городе страны и ее единственном морском порте.

Вопрос с базой остался открытым, но стороны подписали несколько соглашений о мирном сотрудничестве. С российской стороны выступили министерства энергетики, образования, сельского хозяйства, МИД и госкорпорации: Росатом (Судан хочет построить АЭС) и «Росгеология».

И еще два соглашения подписали коммерческие компании. Компания «Kush for Exploration & Production Co.Ltd» — соглашение о выделении Министерством минеральных ресурсов Судана лицензионных блоков для проведения геологоразведки. А компания «М Инвест» — концессионное соглашение на золотодобычу.

«Питерские»

В сообщениях о встрече с суданской делегацией правительство РФ называет российскую сторону концессии — ООО «М Инвест». В России зарегистрировано несколько юрлиц с таким названием, но только одно из них указывает «Добычу руд цветных металлов» как сферу деятельности. Компания новая — зарегистрирована в феврале 2017 года, находится в Санкт-Петербурге. Владелец 99,9% — ЗАО «Дельта», 0,1% — Андрей Мандель.

Мандель был директором компании «Еврогрупп» из Казани (сейчас ликвидируется), которую «Фонтанка» относила к группе под управлением компании «Мегалайн», связанной с Евгением Пригожиным и получившей от Минобороны строительные контракты на миллиарды рублей.

«Мегалайн» «Фонтанка» называет «центром управления» строительной группы Пригожина. Ее работники в анонимном интервью «Фонтанке» называли «своим прямым шефом» «Евгения Викторовича».

Это не единственная связь между «М Инвест» и Пригожиным.

Совладелец ЗАО «Дельта» Евгений Ушаков является гендиректором ООО «Пищевик» (Москва). Его владелица, Елена Буханцова, владеет 50% ЗАО Номос (СПб). Владелица второй половины этого предприятия Елена Можар является гендиректором ООО «МТЦ» (Москва), которым владеет Алла Петрова. Другой актив г-жи Петровой — ЗАО «Литера», которое в свою очередь владеет ООО «Бизнес Проджект».

А этой компании, наконец, принадлежит 50% в ООО «Мегалайн». По данным «Фонтанки», ранее владельцем этой доли было ООО «Конкорд менеджмент и консалтинг», которое является собственностью матери Евгения Пригожина — Виолетты. Сам Пригожин вышел из собственников компании в 2009 году.

Компанию «М Инвест» на встрече с суданской делегацией представлял «региональный директор Михаил Потепкин». Для мероприятия правительственного уровня должность мелковата. Что тем более подозрительно, поскольку идентифицировать этого человека точнее по документам встречи оказалось невозможно. Однако человек с таким именем и фамилией существует, и косвенным образом также связан с Пригожиным.

Наши в Судане

Михаил Потепкин известен как бывший комиссар движения «Наши», в Санкт-Петербурге он работал в PR-структурах. Потепкин упоминается в статье «Медузы» о россиянах, которых американское правительство обвиняет во вмешательстве в выборы в США. Потепкин является совладельцем компании «АйТи Дебаггер» вместе с Анной Богачевой, которая работала переводчиком на ольгинской «фабрике троллей».

Суданские СМИ писали о еще одной компании из России, Miro Gold, получившей концессию на золото 26 октября в Хартуме. Ее представителем называли некоего Михаил Путикина или Потопкина — в разных транскрипциях. Никаких следов его разыскать не удалось, скорее всего, имеется в виду Михаил Потепкин.

Евгений Пригожин не раз заявлял, что не имеет отношения ни к «фабрике тролле», ни к деятельности ЧВК «Вагнер».

Возможно, это так и есть, и к суданскому золоту он тоже не имеет никакого отношения. Просто случайно так вышло, что в Судане собралось много людей из России — одни воюют, другие золото моют.

И некоторые из них действительно не имеют никакого отношения к Пригожину.

Ахмет Паланкоев предпочел сделать это в Хартуме

По словам посла Судана в России Надира Бабикера, три российские компании получили лицензию на добычу золота в Судане.

Чуть раньше, чем «М-Инвест», в марте 2017 года, еще одна компания из России — «Акрополь Групп» — подписала с суданским правительством концессионное соглашение на золотодобычу. Ее представители, Ахмет Паланкоев и Тимур Маннанов, предусмотрительно сделали этот не в Москве, а в столице Судана Хартуме, так что событие прошло мимо российской публики.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИНГУШЕТИИ В СФ РФ АХМЕТ ПАЛАНКОЕВ

Ахмет Паланкоев — президент «Группы Акрополь» и представитель Ингушетии в Совете Федерации, Маннанов — зампредправления банка «Акрополь». Кроме банка, группе принадлежит компания «Донской уголь»

Паланкоев известен строительством горного курорта Армхи в Ингушетии вместе с сулейманом Керимовым. В 2013 году они также вместе с Керимовым приобрели компанию «Сибуглемет». При подписании концессии в Хартуме Паланкоев также заявил, что его компания имеет опыт добычи нефти в России, но в российских СМИ о таком не писали. Зато некоторое (пусть и косвенное) отношение к добыче золота его группа, видимо, имеет.

В 2013 году некий Ибрагим Паланкоев приобрел компанию «Золото Бодайбо», которая в 2017 году выступила техническим соперником ООО «СЛ Золото» на торгах за крупнейшее в России золоторудное месторождение Сухой Лог. Победило ООО «СЛ Золото», в котором 51% долей у «Полюса» Саида Керимова (сын Сулеймана Керимова), 49% — у «Ростеха».

«Рискнуть могут только очень крупные фирмы… Крупные фирмы с крупной частной армией»

Большая часть суданского золота намывается самым примитивным способом старателями-одиночками (их больше миллиона, по оценке министерства природных ресурсов Судана). Процветают нелегальная торговля золотом и бандитизм. В районе Дарфура, где в 2000-х прошла кровопролитная гражданская война, добыча золота в руках местной «милиции», а по сути вооруженных группировок. По данным из отчета ООН 2016 года (Россия заблокировала его, посчитав надуманным), эти группировки зарабатывают на золоте более 120 млн долларов в год.

ДОБЫЧА ЗОЛОТА В СУДАНЕ НА УЧАСТКЕ КОМПАНИИ KUSH FOR EXPLORATION AND PRODUCTION CO. LTD

Правительство Судана всеми силами пытается легализовать и развить этот рынок, составляющий почти 40% экспорта страны. Планирует открыть биржу драгметаллов, активно привлекает внешних инвесторов при помощи налоговых льгот и схем раздела прибыли с правительством. На рынке работают 360 компаний, из них 150 выданы концессии на относительно большие (больше 300 кв км) золотоносные участки.

Но это не значит, что в стране можно работать без проблем. Коррупция, нелегальный экспорт золота в Уганду и ОАЭ, протесты «простых суданских старателей» — все вместе делает бизнес в Судане не таким уж простым.

В 2015 году компания Siberian for Mining, созданная геологом и предпринимателем из Красноярска Владимиром Жуковым (бывшим совладельцем «Васильевского рудника»), торжественно объявила о раскрытии новых месторождений золота в Cудане, в штате Красное Море, и строительстве там аффинажного завода. Компания называла огромные объемы разведанных ею запасов золота — 46 тонн.

В 2015 году в журнале «Золотодобыча» была опубликована статья«Перспективы рудного поля Гебейт» об исследовании прилегающих к Нилу территорий в Судане. В ней русские геологи оценивают перспективы района умеренно оптимистично: «Для организации добычи только россыпного золота запасы последнего незначительны… Но при отработке коренных объектов эта добыча представляется вполне рентабельной».

В комментариях к статье прозорливо фыркали читатели: «Рискнуть могут только очень крупные фирмы… Крупные фирмы с крупной частной армией».

У Владимира Жукова частной армии нет. В декабре 2017 года его компания потеряла лицензию на добычу золота в Судане, так и не построив аффинажный завод.

Но вместо него пришли другие люди.

А в начале февраля президент Омар аль-Башир заявил, что Судан и Россия разработали совместную программу по повышению боеспособности суданской армии. «Это усилит нашу армию и она сможет отразить любые атаки, направленные с целью причинения ущерба Судану», — заявил аль-Башир.

Что же, России в Судане теперь очень нужен мир.

Юлия Торгашева. genline31626@gmail.com