Миграции языка, миграции идеологии.

Связывать распространение языка с миграциями народов, мне кажется, подход упрощённый.
Мы с вами знаем и видим,что распространение языков связано ещё и с распространением идеологий — доминирующая идеология несёт с собой основные элементы языка, на котором она сформулирована.
К каким выводам придём, если сможем определить какую идеологию нёс праиндоевропейский язык, где и по каким причинам она проявилась в известном нам виде?
По моей гипотезе, зарождение соответствующей идеологии возможно на достаточно обширных пространствах с хорошей территориальной связностью, с достаточно суровыми, но не чересчур, климатическими условиями, примерно одинаковыми по всей территории распространения этноса.
В таких условиях могла зародиться мощная, устойчивая и универсальная идеология, которая способствовала успешным миграциям в направлении более благоприятных для жизни условий и имела собственную ценность, которая при принятии этой идеологии другими этносами, содействовала повышению их конкурентоспособности.
По мне, хорошо подходит для возникновения праиндоевропейских языков Восточно-Европейская равнина (по мнению авторов публикации тоже), а идеология, которая помогала их распространению — это протохристианство.
Можно попробовать сделать гипотетические выводы из этой гипотезы, что те противоречивые чувства, с которыми относятся к России и русским, связаны как раз с тем, что условия среды обитания изменились незначительно и постоянно воспроизводятся условия, соответствующие времени формирования древней идеологии, которая истинна, но уже не является доминирующей.
Ну и в Сирию нас так и тянет.
Св. Августин: 
“То, что называется христианской религией, существовало уже среди древних народов, и не было времени, когда оно не существовало с начала рода человеческого до прихода Христа во плоти; лишь тогда уже существующая, истая религия стала называться христианством”.

https://www.oximity.com/article/%D0%9F%D1%80%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4-1#.WOuEbk9GSbI.facebook

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Georg Vertiprachov’s story.