Спирт в аптеках не брать. Моя Куба!

Середина семидесятых, сборная команда тяжелоатлетов Ленинграда летит на Кубу принимать участие в дружеской матчевой встрече.

Проходим собеседования в городском комитете комсомола.Перед этим собеседованиям нам раздали листки. Надо было выучить лидеров коммунистических партий социалистического лагеря.
 
Мы сидим в небольшом зале, нас девять человек со старшим тренером Александром Ивановичем. Все уткнулись в листки и бубнят. Обстановка напряженная.
Заходит дама в строгом деловом костюме средних лет. Села за стол перед нами и стала читать наши фамилии. Мы должны были вставать и отвечать на ее вопросы. Когда дошла очередь до легковеса Николая, выяснилось, что он не комсомолец.
- Кто еще не комсомолец поднимите руки!
Я поднял руку один.
- Как вы сюда попали? — Не понятно ко мне или к Николаю, обратилась она.
- Я в cборной команде Ленинграда! — набравшись смелости, ответил я.
- Анкеты пройдут только у комсомольцев и партийных, — отрапортовала с места дама.
- А я член партии! — более уверенно сказал я.
- Ваша фамилия?
Я назвал свою фамилию.
- Георгий Григорьевич, подождите в вестибюле, потом со всеми пройдете в другой кабинет, — более мягко обратилась ко мне, взглянув на мою анкету.

Я вышел и около часа прохлаждался, сидя в кожаном кресле. Было тут прохладно и тихо. Изредка кто-то проходил мимо. Я расслабился и даже вздремнул.
Потом со всеми я поднялся выше этажом. И там нам давал инструкции уже пожилой мужчина, по виду отставной военный. Он говорил много и часто повторял одну фразу: «Спирт в аптеках не брать!»

Через десять дней мы уже из Москвы летели на Кубу на Ил 62. Возбужденные, бегали по салону до Франкфурта–на-Майне. После часа пребывания в самолете на стоянке, нас не выпустили в аэропорт, и уже до Лиссабона мы сидели смирно и некоторые даже заснули. Когда взлетели в третий раз, после часового пребывания на португальской земле в салоне самолета, мы все были уже измотаны сидением в креслах. 
После десятичасового полета, сходя по трапу я и, наверное, вся наша команда, чувствовали неописуемую радость ходить по земле. Хотелось лечь и обнять Землю руками.

Два дня нас возили на экскурсии по Гаване и на разные пляжи. На третий день пребывания мы выступили успешно, отойдя от долгого перелета. У нас оставалось еще два дня и три ночи. Мелочь, которую нам поменяли на песо еще дома, мы почти всю потратили в первый день. Валера и Игорь, самые сильные из команды и самые злостные нарушители спортивного режима, ходили угрюмые и не довольные, что даже ром «Havana Club» не купить. Денег таких уже не было.

И тут я вспомнил: «Спирт в аптеках не брать»…

Я предложил им искать аптеку. Не прошло и полчаса, как мы нашли аптеку недалеко от нашего общежития.

Я уже hable un poco de espanol и, выступая переводчиком, спросил у аптекаря спирт. Он мотнул головой и вывез нам на тележке стеклянную бутыль литров 15–18. Тары меньшего размера не оказалось в аптеке. Но, самое главное, что нам хватило оставшихся песо на эту бутылку радости. Мы рассчитались и понесли ее к выходу под возгласы аптекаря — camaradas sovieticos!

Мы дружно тащили ее по очереди к нашему месту проживания. На улице было душно, пекло экваториальное солнце. Дойдя до угла здания общежития мы увидели тренера с нашими «шефами из господдержки». Пришлось прятать бутыль между машинами, припаркованными рядом с соседним зданием. Только через полтора часа мы благополучно доставили наш, уже теплый, товар в номер, где жили Валера и Игорь. 
Приключения продолжились. Открыть бутыль с хорошо пригнанной стеклянной пробкой оказалось даже для нас проблемой. С полотенцем в руках мы все по очереди пробовали открыть, но без результата. Назревало уже решение разбить горлышко. Но тут кто-то догадался смочить полотенце и Ура-Ура! Пробка повернулась! Еще раз повернулась и потихоньку пошла наверх!

Конец первой части.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.