«Соприкасание» — 27 музейная ночь

Инсталляция «Аллергия на пыль» Татьяны Ахметгалиевой
«Музейная ночь — явление само по себе удивительное и вдохновляющее. Это была моя вторая музейная ночь, и уже второй раз я доволен тем, что на неё пошёл. Главное — это заранее определиться с выбором внутренних мероприятий, на которые хочешь сходить. А в перерывах между ними можно пройтись по статичной выставке.»
Вадим, Лицей № 9 “Лидер”, 11 класс

31 октября в музее современного искусства (КИЦ) прошла 27-я музейная ночь. Ее тематика — «Соприкасание» — близка и понятна каждому гостю. Благодаря таким мероприятиям, каждый из нас может прикоснуться к прекрасному, взглянуть на мир через призму искусства глазами художников, музыкантов и поэтов. Глазами людей, которые, как известно, тонко чувствуют окружающий мир, анализируют его и отображают в своих работах. Чтобы лучше понять и раскрыть смысл подобных мероприятий, мы пообщались с куратором этой музейной ночи — Анастасией Березинской. Ведь она, как никто другой, посвятит нас в тайны этого проекта.

Анастасия Березинская

Здравствуйте, Анастасия! Скажите, пожалуйста, как раскрывается в программе музейной ночи тема «Соприкасания»?

Вообще, музейная ночь — это такой проект, у которого очень много особенностей, а также слов, которые можно применить с приставкой «со»: событие, соприкасание, соучастие и прочее. Музейная ночь отличается тем, что это самая что ни на есть коммуникация со зрителем, с посетителем. Очень много мастер-классов, воркшопов.

Вот, швейцарцы приезжали, и Юрчок (Роланд Юрчок) целую неделю мучил наших красноярских поэтов, учил их извлекать звуки какие-то странные, учил правильно дышать и вообще по-другому декламировать свои поэтические произведения. Это всегда такая радость общения с какими-то мастерами, это и отличает музейную ночь.

Музейная ночь проходит в рамках КРЯККа. Как сочетаются эти мероприятия? И как раскрывается тема музейной ночи в общей тематике ярмарки?

Наверное, неправильно будет сказать, что в рамках КРЯККа. Мы, как полноценные партнеры книжной ярмарки, и наоборот. Нам всегда очень важно друг друга слышать. Когда делаем программу, мы всегда в каком-то союзничестве: очень плотно работаем, общаемся. В этом году тема КРЯККа про путешествия, про освоение пространств, у нас — «Соприкасание». Тоже освоение. У нас много художественных проектов про пространства и путешествия. Мы очень много открываем для себя разных поверхностей. И если вы пройдетесь по экспозициям, то почувствуете мягкое, темное, теплое, звонкое, очень много меди и прочее.

Скажите, пожалуйста, насколько нужны людям эти мероприятия? Какую просветительскую, или, может, общественную функцию они несут?

Любое посещение и любой формат культурного мероприятия, досуга — это всегда образование, это всегда просвещение. Собственно, это есть наша первоначальная функция. А когда соединяется в таком выставочном контексте еще и коммуникационная программа, это дополняет и помогает лучше усвоить тот или иной, например, изобразительный контекст. И мы, расширяя границы искусства в междисциплинарном подходе, предлагая разные виды, формы и жанры, пытаемся рассказывать более доступным языком. Вот, например, Дмитрия Александровича Пригова было бы сложно освоить: его графическую серию без его поэтической стороны. Для него это абсолютно неразрывные истории. Людям будет проще понять художественный компонент через перфомантивную составляющую. Мы еще, помимо того, что привезли брусникинцев, сами почитали очень плотно Пригова, его рассказы и стихи о Москве.

Как вообще приходит идея главной темы музейной ночи?

В муках всегда приходит идея. Потому что это уже 27-я ночь, можете себе представить. Наверное, мы уже всё сказали всем. Разные темы раскрыли, к ним прикоснулись, попытались сделать какой-то обзор в сфере современного искуства. Но эта тема была нам легко дана, спущена свыше. Еще месяц назад открылась Красноярская музейная Биеннале. Мы, начитавшись трудов наших философов, написали большую концепцию по практике соприкасания. И, понимая, что выставка останется, нам ее осталось расширить, углубить и развить. Основываясь на теме Биеннале у нас родилась тема «Соприкасания» музейной ночи.

Сколько у Вас ушло времени на подготовку такого мероприятия?

Проекты мы, на самом деле, собираем по-разному. Это бывают какие-то переговоры и идеи, которые длятся целый год. А бывает, что наши красноярские активные ребята — музыканты, танцоры — приходят до последнего с какими- то гениальными, сногсшибательными идеями. Последние пришли ко мне с таким очень сильным рвением поучаствовать, наверное, неделю назад.

Насколько видно по программе, Вы взаимодействуете с иностранцами. Легко ли они соглашаются принять участие в таком мероприятии?

На КРЯКК приезжает большое количество иностранных делегаций, посольств и прочее. И многие из них, открою вам тайну, приезжают на КРЯКК из-за того, что здесь у нас проходит такой супер проект. Для них пространство музея — это что-то невозможное. Они никогда не видели такого огромного количества людей, которые приходят в музей единовременно ради искусства. И, конечно же, им всем хочется не просто быть зрителями, но и, непосредственно, участниками. И вот, наример, посольство Швейцарии и фонд «Про Гельвеция» в этом году уже неделю у нас гостят, проводят воркшоп по поэтичекому перфомансу и представляют два своих проекта. Вот, например, Юрчок, который работал с нашими поэтами. Сегодня мы уже видели результаты этого воркшопа. И концерт комиксов — тоже новый для нас опыт. Потому что, когда комикс оживает в онлайн-режиме, художник тут же рисует, и все это проецируется на два экрана. Швейцарцы привезли нам что-то совершенно новое.

Спасибо за интервью! Было приятно с Вами побеседовать!

Роланд Юрчок третий слева
«В этом году музейная ночь приятно удивила выступлениями, которые продолжались в разных залах и комнатах на протяжении всей ночи. Они были нетипичными, что, безусловно, радует. Однако, выставка не произвела на меня особого впечатления. На мой взгляд, экспозиции прошлого года были более интересными и необычными. Если судить в целом, то мероприятие удалось»
Виктория, Лицей № 9 “Лидер”, 11 класс

Я впервые побывала на музейной ночи и, наслышанная о том, что большое количество гостей не дает толком почувствовать атмосферу данного мероприятия, что все хаотично и непонятно, была приятно удивлена обратным фактом. Во-первых, именно эти люди создают атмосферу, и для них существуют такие проекты. Во-вторых, это совершенно не мешает погрузиться в действие на той или иной площадке. Более того, каждая площадка по-своему интересна. И каждый гость обязательно найдет свое место на одной из них.

Тема «Соприкасание» была отлично раскрыта и показана через разнообразные перфомансы и выставки. Одна из них меня натолкнула на мысль, отличную от главной идеи музейной ночи, но тесно связанную с ней. Это были работы арт-группы «Синие носы» под названием «Случайные совпадения». Каждая работа — это коллаж из 2-х фотографий. Одна из них — фотография русского автора, а другая — ее иностранный прототип. Подобное расположение материала вызывает мысль о том, что такое современное российское искусство?

Одни ответят, что это постоянные западные мейнстримы, другие — что это «плебейское» искусство, а третьи скажут, что его вообще нет. По-моему, проект музейной ночи — это и есть одна из попыток рассказать и на наглядных примерах показать, что же такое современное российкое искусство. И если вы пришли на это мероприятие, чтобы поглазеть, то хочу вас разочаровать: вы зря пришли. С такой целевой установкой вы не найдете для себя ни одно из событий интересным. Музейная ночь — это то место, где нужно понимать и видеть не только глазами, но и ушами, а самое главное — головой. Современное искусство — это, в первую очередь, поиск необычных форм, света, цвета и звука. Этот поиск и представляют собой перфомансы музейной ночи. В каждую идею автор вкладывает определенную мысль, которую и передает разными способами человеческого восприятия. И первое, что бросается в глаза, когда проходишь по залам КИЦа — это своеобразные, по-настоящему авторские инсталляции, арт-объекты и картины. Например, «Флаги» Александра Сурикова, инсталляция «Аллергия на пыль» Татьяны Ахметгалиевой, «Взгляни на дом свой» Леонида Тишкова и, конечно же, работы Д.А. Пригова, о которых уже упоминала Анастасия, а также многие другие.

«Флаги», Александр Суриков

Второе место по примечательности занимают читки пьес и стихотворений театральными группами Москвы и Красноярска. Удивительное сочетание слов и музыки останавливает внимание зрителя и помогает лучше понять смысл прочитанных произведений. Интерес литературой, классической и современной, набирает сейчас огромные обороты. А подобные перфомансы лишь убеждают людей в правильности их выбора увлечения. Звуковое сопровождение, чаще всего исполненное самими же артистами, глубже погружает в действие. В своеобразной форме была представлена пьеса Андрея Родионова «Сван». Забавные, с первого взгляда, действия на сцене ребят из мастерской Дмитрия Брусникина рассказывали о будущем Российской Федерации: человеку в нашей стране в грядущем времени, чтобы получить гражданство или стать депутатом, нужно сдать экзамен по стихосложению. Этот иронический сюжет и показали со всей душой московские ребята. Что лестно — перед красноярцами предстал предпремьерный показ этой пьесы.

Ольга Левушкина: «Понравилась сама постановка «Свана». Это было что-то невероятное, новое , неклассическое. Полуимпровизированное представление, на первый взгляд, кажется каким-то театром абсурда, а в итоге получается стройная, антиутопическая картина будущего.»
Фото: Ильдар Нургалиев

Но как передать идею с помощью движений и звуков? С этой задачей прекрасно справились танцоры и музыканты. В синем зале весь вечер гости могли наблюдать выступления музыкальных коллективов Краснорярска. У «Свободных барабанщиков» зрители сами составляли простую композицию из постукивания в такт в ладоши, потоптывания ногами и произношения незамысловатой фразы «Ага», а также танцевали под захватывающие дух этнические звуки барабанов. На сцене полиэкрана гости могли послушать электронику. А в час ночи перед гостями предстал медиаэпоэтический перфоманс арт-группы из Санкт-Петербурга «Machine Libertine».

Наша редакция с удовольствием побеседовала с ее представителями — Натальей Федоровой и Тарасом Машталиром.

Фото: Ильдар Нургалиев

Здравствуйте,Тарас! Как Вы увлеклись перфомансами?

Т.М. Изначально, я — классический музыкант. И с детства перфомансы были частью моей жизни. Со временем это выросло в более комплексные формы, когда я увлекся технологией. Собственно, сейчас я исследую новые формы нарратива. Соответствено, театр имеет некое отношение к этому. Наши перфомансы используют театральные элементы, но, в основном, это техногенная эстетика.

То есть, это влияние людей на современное общество?

Т.М. Интерактивность, да. Интерактивность имеет большое значение. Собственно, в добрых традициях русского авангарда и конструктивизма. У нас есть возможность использовать последние технологии для реализации наших идей.

Успели уже посмотреть представленные здесь площадки?

Т.М. Исследую пока. Мне понравилась хореография. Вообще, в целом, я потрясен пространством. Все очень обещающе, и я очень рад, что кураторы так эффективно взаимодействуют с пространством. Я надеюсь, что мы будем сотрудничать и дальше.

Почему название вашей арт-группы «Machine libertine»?

Т.М. Если вы помните, кто такие либертины…

Н.Ф. Ну, конечно, вспомнят!(смеется)

Т.М. Либертины ассоциируются, к сожалению, в нашей культуре с освобождением тела, с Маркизом де Садом.

Н.Ф. И еще с эмансипацией женского тела.

Т.М. Да, но это не совсем так.

Н.Ф. Маркиз де Сад — один из основных авторов, которого цитируют феминистки.

Т.М. Тем не менее, либертины — это не совсем только де Сад. Это как одна из их интерпретаций. Либертины были одни из первых борцов за право человека и вообще реформ общества тех годов. Именно это и вкладывается в смысл либертинов. Освобождение человеческого сознания от коррупции. Но, в нашем случае, мы говорим об освобождении машины, как метафора о человеке.

Н.Ф. Человек — это такая, определенным образом устроенная, функционирующая машина, ряд механизмов.А еще человек, когда действует автоматически, то он действует как машина. Мы часто думаем: «Если бы успеть одно, другое, третье…». А если бы мы все это успевали, мы бы были машинами.

Т.М. При этом как раз освобождение предполагает осознанность, т.е освобождение от рутинных процессов, от деструктивных процессов. Так как, в основном, технология сейчас под гнетом так называемой войны индустриалього сектора. И ,собственно, самые последние технологии уходят в эти руки, которые и заинтересованны в определенных деструктивных процессах.

Н.Ф. Самые потрясающие технологии — это GPS.

Т.М. Да, это некоторые сайд-эффекты от тех технологий, которые у нас есть. И «Освобождение машин» — это двойное сочетание. Буквально — это возможность развивать созидательные процессы технологически. И как метафора — это освобождение человека от неких архаичных принципов и освобождение сознания.

Какое музыкальное направление Вы предпочитаете на данный момент?

Т.М. Как я уже сказал, у меня классическое образование. Но в конце 90-х я был соблазнен технологиями, которые я сейчас практикую. Все мои композиции написаны интерфейсами, которые я создал. Это совершенно новые формы инструментов. Создавая их, мы создаем и новые методы работы с музыкой и композицией.

Как Вы относитесь к современной музыке в России? К молодым музыкальным группам? Чего им хватает, а чего нет?

Т.М. В России есть некое такое плебейское отношение к западной культуре. Я считаю, что нужно дифференцировать. Не все то хорошо, что блестит. Россия — одна из самых богатых музыкальных культур. Если мы очнемся от сна, от гипноза западного влияния, при этом используя последние методы работы с музыкой, результаты могут быть очень обещающими.

Классическая музыкальная школа современным музыкантам обязательна?

Т.М. Однозначно, я за классические каноны и до сих пор их проповедую. Пифагорийский белый круг закономерностей — собственно, в этом и заключается гармония в музыке. Музыка — одно из самых очевидных достижений развития личности.

Спасибо Вам большое за беседу!


В заключение, хочется сказать огромное спасибо организаторам, которые тратят свое время, нервы и силы на реализацию таких прекрасных проектов, как «Музейная ночь». Знакомство с современным искусством в подобном виде привлекает не только молодежь, но, по моим наблюдениям, и людей более старшего поколения. А также дает возможность выступить перед широкой публикой и показать себя творческим коллективам Красноярска. Подобные мероприятия НУЖНЫ нашему городу!