Арабист Сергей Гуцало: В Катаре может произойти дворцовый переворот

Начиная с 5 июня 11 стран Персидского залива разорвали с Катаром дипломатические отношения, объявив ему торговую и транспортную блокаду. Страну с населением меньше двух миллионов человек, по площади не превышающую половину Киевской области, обвинили в поддержке терроризма и связях с шиитским Ираном. Страны из антикатарской коалиции и сам Катар исповедуют ислам суннитского толка.

Катар давно на первом месте по ВВП на душу населения в мировом рейтинге — около 74 тысяч долларов, — но его соседи не менее богаты, влиятельны и дружат с новым президентом США Дональдом Трампом. Все это побудило жителей Катара бежать в магазины и скупать продукты, опасаясь дефицита.

О ситуации рассказывает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела истории стран Азии и Африки Института всемирной истории НАН Украины Сергей Гуцало.

- Сергей Евгеньевич, кризис в Персидском заливе действительно серьезен или это что-то мимолетное?

- Конфликт очень серьезный. Не зря его связывают с дипломатической войной. Связи с Катаром разорвали ведущие страны региона.

Причина в особых отношениях Катара с Ираном, который финансирует шиитские движения “Хезболла” и “Амаль”. Арабские монархи, которые ведут свое происхождение от пророка Мухаммеда, не могут остаться в стороне от борьбы Ирана за лидерство и распространение шиитского влияния в регионе.

Достаточно вспомнить войну в Йемене (в 2014 году арабские страны Аравийского полуострова создали антизейдискую коалицию, чтобы подавить шиитских повстанцев., — Авт.), и Ормузский пролив, который Иран неоднократно обещает перекрыть. И еще есть три спорных острова, на которые претендуют Иран и Эмираты.

То, что Катар проводит политику, которая расходится с политикой других арабских государств региона, не было секретом. Хотя официальные власти Катара это усильно отрицают. И все знали, что у Катара существуют проблемы с Саудовской Аравией, Эмиратами, Бахрейном, где живет самое значительное шиитское меньшинство — до 40 процентов населения. И особые отношения Катара и Ирана появились не сейчас.

- Что стало катализатором? Новый президент США побывал в Саудовской Аравии в конце мая, и через две недели Катар оказался в блокаде…

- Администрация президента Обамы не была задействована в политике Ближнего Востока настолько сильно, как бы этого хотелось странам Персидского залива. Кризис в Катаре — это вызов Трампу. Челлендж, который ему бросил Персидский регион.

Если Трамп будет успешно с ним справляться и одновременно решать внутриполитические проблемы США, то укрепит свои позиции и станет одним из ведущих американских президентов. Продолжение интервью.

Like what you read? Give Ghanna Mamonova a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.