На море сезон розового.

Розовый закат, томаты, алыча, малина, халва с гранатовым соком.

Я в жизни наверное не ела столько сыра. У меня это называется капрезе по-кавказски. Это либо белое облако пластового сулугуни с помидорами, базиликом и щавелевым песто. Либо перинки адыгейского с базиликом же и розовощекой малиной. Если полирнуть розовым нектарином – вообще экстаз.

Хотя можно пойти против системы, разбавить весь этот колор свадебного торта маленьким рыжим взрывом абрикоса. Они наконец-то набрали сока и подобрели.

А море наоборот вчера было не в духе. Оно же живое, а значит, у него тоже бывают критические дни. Иногда психует, иногда шипит, плюётся. Вчера нарядилось в платье из пайеток. Куда ни плюнь – везде медузы. Нырнула с очками – шлёп, шлёп тебе медузами по губам!

Соседский мальчик поплавал с маской и зачесался. Медузы, как оказалось, недолюбливают детей. Особенно, когда родная мать берет их и швыряет на детский пляж без разрешения. Медузы в шоке. Только что плавали себе, изящные, привольно. И вдруг куда ни поплывешь – везде тебе детьми по губам – шлёп, шлёп.

Мои дети хитрые. Они взяли на море краски и разрисовали камни.

Море смекнуло, что могут обойтись и без него, и пошло на попятную. Уже к пяти вечера все свои пайетки отпороло и бросило на дно. Рыбы, дети и аквалангисты в восторге. А я знаю секрет: если помыть абрикосы в море, они станут богаче, а твои вкусовые рецепторы начитаннее в миллион раз.

Like what you read? Give Катерина Смирнова a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.