YOU OWE ME: INTERVIEW WITH KOSTYA KABANOV

Когда хобби преобладает над желанием “работать на нормальной работе” — это верный сигнал к тому, что пора более серьезно относиться к своим любимым занятиям. Костя Кабанов начинал с графити: разрисовывал стены и вагоны, а затем фотографировал результат на плёнку. Постепенно эти два увлечения переросли в третье — в татуировку. Как и в случае с графити, в поисках своего стиля Костя не ограничивался каким-то одним жанром, а полагался на всё, что ему нравилось. Этот путь привёл его от простой и ироничной “домашки” к серьезным и масштабным работам.

Не так давно мы отправлялись в Нижний Новгород, и встреча с Костей была одной из главных целей поездки. Он рассказал нам о хитрых нижегородских полицейских, пукающих от боли клиентов, панк-сцене своего города и казусных диалогах с ребятами, которые сделали сомнительные татуировки за “сиську” Окского.

Супермен в образе Кости Кабанова. Фото: Мистер Влад

Задолго до того, как стать тату-мастером, ты красил стены, верно?

Да, я очень много рисовал. Закончил художественную школу, которая напрочь отбила желание рисовать то, что нам преподавали. Академизм заебал. Я решил рисовать граффити, стал активно “бомбить”.
Начиналось все с того, что я видел чьи-то куски и искал братьев по разуму, которые, также как и я, нихуя не умели рисовать. Мы все хотели “разворотить” стены; начался период поиска и смены ников, и в итоге я остановился на “Huey” [Хуей]. Ну, типа, а не стать ли мне круче Шепарда Ферри? (смеёмся)

Удивительный пример того, как какие-то 4 латинские буквы могут не давать покоя всем нижегородским РЖДшникам. Плёночные снимки Кости.
В свободное от графити время Костя, раздумывая “А не стать ли мне круче Лю Кэнга?”, кастовал фаерболы

Я долго загонялся, искал свой собственный стиль. Понял, что всё приходит со временем. Когда нашел себя, начал бомбить стены ещё чаще. Забавно, но проблем с законом на этой почве у меня никогда не было. Мне вообще всегда везло с полицией; тормозят только гаишники (смеёмся).

Гаишники, посмотрите на это полное кристально чистой искренности и законопослушности лицо. Имейте совесть

Помню, как-то чувак пришел, и сказал, что парня из нашей тусовки приняли “жители южных стран”, которые, в грубой форме с дагестанским акцентом, дали понять, что он натворил дел. И чтобы выручить его, надо встретиться на стрелке и всё “рассудить”. По крайней мере, так это дошло до меня.

Мы начали готовиться к махачу. Мой друг, в лучших традициях 90х, засунул кусок молотка в перчатку. Короче, шли как на войну. 
В итоге мы стоим в назначеное время в нужном месте и нам звонят с предупреждением, что в нашу сторону едет полиция. Тут то мы и понимаем, что друга приняли мусора, которые развели нас, как детей. В итоге приехало 3 тачки, из неё вышли мусора и началось: “Так, вот ваш олух, попался на граффити, при обыске нашли у него запрещенные вещества. Сейчас вас тоже обшмонаем, бандиты малолетние…”. А потом все как один меняются в лице: “Но вы, конечно, молодцы, за друга впряглись!”. В итоге все закончилось мирно. Пацаны сказали, чтобы больше “по такой хуйне” я их не звал.

По какой хуйне можно позвать пацанов? Например, на интервью! Как жаль, что они всё равно не приходят.

Повзрослев, всё это мне наскучило. На обычную работу идти не хотелось, наоборот — было желанием зарабатывать любимым делом. Вместе с друзьями я начал заниматься оформлением помещений. Но потом это тоже надоело…
 
А как увлекся пленочной фотографией?

На самом деле, из-за графити. Когда я уже активно рисовал, был 12–13 год. Меня призвали в армию. Я не бегал, отслужил… (смеёмся) … в “пионерском лагере”; год проебанной жизни в музыкальном оркестре. Вернувшись, я продолжил заниматься граффити. Мы занялись трейн-бомбингом, рисовали на фрейтах… Совсем не хотелось попасться с телефоном, на котором куча фотографий: кусков, пацанов с не замазанными “щщами”…

Если присмотреться, то можно разглядеть стену вагона. Плёночный снимок Кости.

Приходилось брать с собой простую “звонилку”. Чтобы снимать, я нашел дома старый плёночный фотоаппарат. Тогда плёнка не была мейнстримом, да и стоила 90р в Ашане. Это самый охуенный расклад; в случае чего достаточно было “скинуть” или засветить её, и дело с концами.

Нижний Новгород — это тот самый город, в котором ночью на улицах ничего не происходит, потому что все спят. Плёночный снимок Кости.

Через пару лет на плёнку начало фотографировать больше народа, её цена взлетела до небес. Пришлось покупать просроченную за 100 рублей. Уже потом появились “барыги”, которые тащили всё с eBay и продавали за сменяемые деньги.
Сейчас плёнка перестала быть для меня способом “не спалиться”; это ещё одно хобби. Мне нравится цветопепедача плёнки, а также сам факт того, что каждый кадр нужно суметь “поймать”. Изысканная картинка.

Не менее изысканная картинка. Маленькая поддержка больших ног: нас разделяет расстояние более 400 км, но мы отдаем предпочтение одной и той же обуви.

Как эти два занятия, графити и фотография, дали начало третьему — татуировке?

Для меня графити и тату всегда шли паралельно. Татуировки нравились мне со школы, года с 2007-го, когда слушал много рок-музыки. Бывало, смотришь клипы Blink 182 и думаешь: “Блин, все такие панки, с татухами, круто!”. И все в таком духе. Рэп и прочее проходили мимо меня. Я был, скорее, “по панку”. В голове всегда крутились татухи, вечно хотелось сделать себе хотя бы одну. Родители думали, что всё это уйдет с переходным возрастом… Сейчас мне 26, нихуя не изменилось! (смеёмся)

Первое рукопожатие: когда у обоих нихуя не изменилось

Однажды, зная, что я рисую, мой друг показал своё китайское тату оборудование и предложил сделать ему одну татуировку. Я подумал, почему бы и нет. В итоге моя первая супер-кривая работа была куда качественнее, чем все его татухи вместе взятые (смеёмся). Полгода я колол этим барахлом, пока у этого чувака не закончилось место на теле. Но вскоре появился другой, уже “свежий”, чувак, с которым мы договорились: он покупает мне нормальное оборудование, а я забиваю его бесплатно. Весь дальнейший год я старался максимально “набить руку”.

Зачем набивать руку? Чтобы уверенно трогать женскую грудь! Татуировка авторства Кости.

В этот период самообучения не было никаких учителей, только глаза: видишь — делаешь. Когда сам забивался в студии, то не стеснялся что-то спросить у мастера, так и подчерпывал ценные знания. К тому же, никто из нас не лишён интернета — а там тоже можно найти немало полезного.

Почему решил остановиться на “домашнем” формате?

Когда ты только формируешься как мастер, то всё, что из тебя выходит — это в любом случае “домашняя татуировка” как она есть. И в плане места, и в плане техники работы. Просто в определенный момент этот стиль устоялся и стал набирать популярность в России. Узнавая о тату больше, я вышел за пределы “домашки”, начал делать традиционные и японские сюжеты, работать с черным цветом…

Смотря на ногу, невольно вспоминается легендарная строчка из репертуара нижегородской группы ПОСПИШЬ ПОТОМ: “Ебать, как охуенно!”. Татуировки авторства Кости

С ним, кстати, связана своего рода “борьба” с самим собой. У меня такая особенность, что принцип “50/50” применим ко всему, в том числе и к творчеству. То есть, сделал татуировку черной, а потом долго думаешь: “Может, надо было делать в цвете?”. Сейчас стараюсь на заморачиваться: могу делать 10 черных работ подряд, а после — одну в цвете. И она всем “зайдёт”. Потом снова череда чернухи, а затем череда цветных… Всё зависит от настроения.

Судя по-всему, у этого чела настроение не очень хорошее. Татуировки авторства Кости.

Кстати о настроении, бывали комичные случаи во время работы?

Много раз пацаны пердели от боли. Настолько сжимались, что невольно пукали. В такие моменты только и думаю: “Парни, держите себя в руках” (смеёмся)

Лицо, когда бесконечно больно, но пёрнуть не получается ни при каких раскладах. Татуировка авторства Кости

Меня преследует такая хуйня, что после 3–4 клиентов за день я дико забываюсь. Всё-таки, профессия татуировщика это тоже физический труд. Так вот, в один из таких “пиковых” дней последним клиентом была девочка, которой нужно было сделать татуху с подписью на английском. Я перевёл, она сверила: “Да-да, всё заебись, давай делать”. Ушла потом очень довольная! А через неделю пишет: “Костя, мне коллеги сказали, что ты, оказывается, в слове ошибся”. В итоге ошибку пришлось исправлять: из буквы S получилась буква F. Это не так уж и сложно (смеёмся)

Трудно понять, что смешнее — пердеж изнемогающих от боли пацанов или возможность изменить всего-лишь одной черточкой целую букву

Уличная культура Нижнего Новгорода сформировывалась независимо от веяний столиц. Это касается и графити, и музыки, и искусства. Самобытность локальных художников и музыкантов поражает. Застал ли ты период, когда это развитие только-только начиналось?

На самом деле, культура была охуенно развита ещё 10 лет назад. Многим были близки идеи антифашизма, и все старались двигаться именно в этом направлении. Не могу с уверенностью сказать, что я был одним из местных антифа, но вся моя тусовка была скорее “левой”, да и правые идеи мне никогда не нравились.
Было очень много хардкорных гигов. Когда мы только начинали на них гонять, то нас постоянно пугали фразами: “Блять, нас накроют!”, “Туда ворвутся боны и начнется драка!”, “На концерте будут убивать!” и т.д. Только всё, почему-то, всегда заканчивалось мирно (смеёмся)
Я сам из пригорода, из Дзержинска, поэтому на хардкор приезжал именно с той самой агрессией, на Wild By Heart, Partybreaker… Это были мои 16 лет, это было охуенно!

Второе рукопожатие: когда оба родились где-то там в Нижегородской области

Потом всё куда-то пропало: Wild By Heart перестали играть, Partybreaker переехали в Москву, субкультурные движухи подзатухли, гигов было всё меньше и меньше… Всё вновь вернулось в андеграунд: если хочешь пойти на гиг, то либо в BLACK HO)), либо в СТАНОК. Кстати, очень странно, что я постоянно проебался в плане СТАНКА; мне постоянно рассказывали, как там круто, но для себя открыл его лишь полтора года назад. ЭТО САМЫЙ ОХУЕННЫЙ В МИРЕ ГАРАЖ! Там столько всего происходит… До сих пор не могу представить, сколько же всего я проебал! Охуеная атмосфера: вот бесятся панки, а вот ссаный угол, из которого люто воняет… Из последнего в СТАНКЕ на меня произвели впечатление японские грайндкорщики Sete Star Sept и Славик из Golden Rain Gun, тоже охуенный чувак. Он и Ваня из ПОСПИШЬ ПОТОМ не перестают вдохновлять меня.

А как обстоят дела с тату-культурой в Нижнем Новгороде?

Люди становятся смелее: забиваются как и где хотят, не парятся насчёт работы и т.д. Гопники тоже подутихли. Кстати, видел недавно одного, причем настоящего, а не просто “пацана в спортштанах по хардкору”, у которого было наколото “HATE” под глазом. Забавно. 
Молодежь активно татуируется, и моя подруга Арина [стоявшая рядом с нами во время интервью] — наглядный тому пример. Девочке только исполнилось 18, а она уже достаточно забита.

Арина размышляет о бренности бытия. На заднем плане мы обсуждаем пути решения этой проблемы
Команда — это когда каждый занят своим делом на благо общего
Потрясающая Арина и её не менее потрясающие татуировки авторства Кости

Если задуматься о тату-культуре всей России, то что тебе в ней нравится?

Самое главное — что эта культура развивается. Что в любом городе можно найти как минимум “домашнего” мастера, который даже вписать сможет. Как человек, который долгое время работал один на заводе, я ценю в татуировке общение; диалог мастера и клиента. Это одна из самых ценных вещей в работе. Как сказал мой друг-барбер: “Чувак, лучше твоего барбера тебя не знает никто”. Мне кажется, что в случае татуировщика можно сказать то же самое.

Славон, надеемся, что ты прочитаешь это интервью. Крест авторства Кости

А что не нравится?

Чуваки, продающиеся за “сиську” Окского. Татуировки влились в Россию, но Россия пока ещё не влилась в татуировку. Многие не видят разницы между хорошей и плохой работой. Вот, представь, приходит ко мне человек, и у нас начинается диалог:
 — Блин, сделал я татуху у кореша, тут вот вылетело, тут зажило хуево, можешь исправить?
 — Да, я то могу, но нахуя к таким “корешам” ходить? Он же совсем хуево работает.
 — Да нет, круто же!
 — Нихуя не круто, это пиздец! Посмотри — тут всё криво.
 — Блин, а я думал это круто…

Вот, что по-настоящему круто: две шикарные девочки, иллюстрированно заключившие сделку с дьяволом. Возможно, этим дьяволом был Костя. По крайней мере, татуировки точно делал он.

Мастерам не западло что-то исправить. Но людям [клиентам] надо самим углубляться, познавать и понимать. Бесят те, кто начинает спрашивать: “Слушай, а так делаешь? А вот так? А эдак?”. Я поражаюсь, как вообще эти люди дожили до совершеннолетия, не забыв, как правильно есть и ходить… Вот зайти на страницу и посмотреть, что именно делает мастер — они точно забыли. Чем дебильнее вопрос — тем он больше бесит. В остальном — всё не так уж и плохо…

На страже двора бургерной САЛЮТ: Костя Кабанов в роли системы ПРО, Мистер Солдаут показывает пальцем на того, кто дочитал интервью до конца
Третье рукопожатие: на прощание