Почему сирийские повстанцы даже теоретически не могли иметь зарин на складах

Вчера, 04/04/2017, войска Асада нанесли воздушный удар химическим оружием в провинции Идлиб, по небольшому поселку Хан-Шейхун.

Операция по спасению детей, пораженных зарином в Хан-Шейхун, Идлиб, Сирия

Асад и его пропагандисты из банды Минобороны РФ быстро придумали оправдание: ну мол, мы бомбили просто склады повстанцев с боеприпасами и не предполагали, что они там сохраняют боевое химическое оружие — зарин.

Лживое Минобороны РФ, через Фонд Стратегической Культуры даже выпустили соответствующее заявление:

Центральное командование сирийской армии отвергает все обвинения в использовании химического оружия — как в Хан-Шейхуне в провинции Идлиб сегодня, так и в любом другом месте в любое другое время — неважно, в прошлом или в будущем».
Выдержка из заявления подконтрольного ФСБ Фонда Стратегической Культуры. Ссылку на этот бред принципиально не даю, Гугл вам поможет найти полный текст этого бреда русской пропаганды.

Вот только Асад с Путиным плохо учились в институте, особенно плохо изучали предмет химии. Иначе бы они отлично знали бы, что производство зарина крайне сложное. Это боевое отравляющее вещество практически невозможно производить “про запас” без наличия сложнейшего оборудования и производственных комплексов.

Проблема в том, что зарин получает путем смешивания двух компонентов: изоприлового спирта и дифлуорангидрида. И если первое вещество — изоприловый спирт достаточно распространенное, то второе вещество, дифлуорангидрид — очень ограниченное в распространении и строго контролируемое во всем мире.

Специалисты, умеющие получать дифлуорангидрид в нужном количестве, и умеющие с ним обращаться (выделять, хранить, перегружать), могут быть только там, где есть развитое производство алюминия. То есть навряд ли они есть даже у Асада. Только Россия, с ее мощными алюминиевыми комбинатами может позволить играться с такой опасной “химической игрушкой”.

Но даже если повстанцы как-то смогли бы получить изоприловый спирт и дифлуорангидрид — и это не вся проблема. Корень проблемы производства зарина в том, что в ходе реакции получается не только зарин, а и плавиковая кислота (гидрофторид) — очень сильная кислота, которая разъедает даже стекло. И надо иметь технологию и оборудование для разделения зарина от плавиковой кислоты. И эта кислота способная разъесть практически любую промышленную емкость, в которой планировалось бы хранить зарин.

Но даже если у вас есть сепараторы, морозильники для разделения зарина и плавиковой кислоты на отдельные фракции, то все равно у вас не получится хранить зарин долго.

Дело в том что изопропиловый спирт достаточно гигроскопичен и содержит определенную часть воды. А зарин при контакте с водой гидролизуется до изопропилового эфиру метилфосфорной кислоты и… опять плавиковой кислоты.

Проблема настолько серьезная, что ранее в чистом виде зарин практически никогда не хранили. Зарин получали непосредственно перед использованием боевых снарядов или бомб, или даже в момент их выстрела. Напомню, что зарин впервые был получен в 1939 году в Германии, но даже в 1945 в Германии так и не придумали как его применять достаточно безопасно для себя.

Поэтому, г-н Путин и г-н Асад, оставьте свой бред про зарин у повстанцев дял вашей дуры Машы Захаровой и ее шефа — Лаврова. В их представлении и шахтеры Донецка могут из велосипедов новейшие танки собирать, прямо с боекомплектом. И сирийские повстанцы могут производить зарин в подвале какого-то дома, в переделанной стиральной машинке в химический миксер боевых компонентов.

Г-н Путин с таким же успехом может рассказать миру, что ядерное оружие можно сделать с обычного бутерброда с ветчиной. По крайней мере, он пытается весь мир убедить, что полоний в чае есть в каждом британском баре. Вот только мир еще не настолько потерял рассудок, что бы верить в этот бред.

А граждане России должны понимать, что раз Путин не пожалел сирийских детей, то уж своих граждан и их детей он точно жалеть не будет.