В начале прошлого года наш фейсбук взорвался адом по поводу фильма “Биохимия предательства”. Сама я тогда дни напролет смотрела фигурное катание, хоккей и биатлон, по ночам следила за сценой на Майдане, поэтому споры помню плохо: сплошная прозрачная дымка, бриллиантовый блеск и сноска — “Это ей снится”.

Фильм попался на глаза случайно: Константин Сёмин, журналист 35-ти лет, работал в Чечне, Ираке, на ближневосточных войнах последнего времени. Три года в США (заведующий корпунктом в Нью-Йорке), в 2008 году опасно прокомментировал убийство Зорана Джинджича. В 2012 году Константин закончил магистратуру факультета документалистики Нью-Йоркского университета (в 2013 году одна из его работ была номинирована на премию Эмми). Сейчас ведёт небольшую еженедельную колонку “Агитация и Пропаганда” на России-24 (которую, конечно, надо изучать на журфаках: писать курсовые, статьи, делать доклады; исследовать как лучшую российскую телепублицистику нашего времени).

“Биохимия предательства” — составной рассказ о коллаборационизме предательстве, шкурничестве, он описательный, с элементами исследования (отчётливо видно изумление самого Сёмина тем, что ему удалось узнать и рассказать). Точка отсчёта — революция февраля 1917 года: измена и конец самодержавной власти. За ним — трагедия Великой Отечественной войны, на фоне которой появились РОА, УПА и прочие национально-освободительные институции. Сёмин доказывает, что идеалы феврализма (не без помощи США) использовались фашистами для консолидации, для построения и последующей романтизации власовщины (которые позднее самым неполживым образом боролись с советским тоталитаризмом: здесь и нелегальная кадетская газета”Освобождение”, и Гимн свободной России с музыкой Гречанинова и словами Бальмонта, и радио “Освобождение” — и его правопреемник — радио “Свобода”).

Исторические изыскания Константин Сёмин дополняет отрывками из интервью с нашими современниками: Егором Просвирниным, Марком Фейгиным, Марией Гайдар, Ильёй Лазаренко, Игорем Чубайсом, Сергеем Ковалёвым (правозащитником, уполномоченным по правам человека в 1994–1995 гг.), Валерией Новодворской. (Любопытная связь между русским либерализмом и русским коллаборационизмом более чётко артикулируется в рабочем интервью Сёмина с Дмитрием Пучковым, ушей не оторвать от него.) Им оппонируют Юрий Жуков, Александр Шолохов, Дмитрий Пучков, Александр Окороков, Борис Юлин, Чулпан Джалилова — дочь поэта Мусы Джалиля, Дмитрий Карбышев, внук героя Советского Союза Дмитрия Михайловича Карбышева, архимандрит Тихон. Часовой фильм вмещает в себя элегические, но меткие и горькие вставки о заброшенной школе Зои Космодемьянской, о мрачной лесополосе Мясного Бора, о Мальчише-Кибальчише из сказки Гайдара.

Обществу, как мне кажется, сейчас нужны такие люди, как Константин Сёмин: он не сравнивает сочинскую олимпиаду с олимпиадой 1936 года, не закатывает глаз и не проводит параллелей между “Триумфом воли” и церемонией открытия, как это с ехидным удовольствием привыкла делать наша образованная интеллигенция, надсхваточная и беспощадная.

Мне Константин Сёмин нужен очень.

Like what you read? Give Anna Bardina a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.