Синдром леди Макбет

Андрей Пионтковский о системообразующей триаде Асад-Путин-ИГИЛ

“В этих бочках, которые везут, не просто нефть, там кровь наших граждан” В.В. Путин, Президент РФ

Почти 16 лет назад в первый день президентской избирательной кампании я высказался по поводу одного из кандидатов:

“Путинизм — это высшая и заключительная стадия бандитского капитализма в России. Та стадия, на которой, как говаривал один полузабытый классик, буржуазия выбрасывает за борт знамя демократических свобод и прав человека.

Путинизм — это война, это “консолидация” нации на почве ненависти к какой-то этнической группе, это — наступление на свободу слова и информационное зомбирование, это изоляция от внешнего мира и дальнейшая экономическая деградация.

Путинизм — это (воспользуемся излюбленной лексикой г-на и.о.президента) контрольный выстрел в голову России.

Вот такое вот наследство оставил нам Борис Николаевич Гинденбург”.

Сегодня в исторической перспективе очевидно, что каждый прошедший день этих шестнадцати лет подтверждал мою оценку. Но меня не хотела слышать ни гламурная либеральная общественность, ни державно-патриотическая. Кто-то мечтал о возрождении российской армии в Чечне, кто-то о “либеральных реформах” в России, проводимых железной рукой чекистского Пиночета.

Но хорошо известно, что на каждого Пиночета или Ли Куан Ю приходится по несколько десятков банальных воров, одним из которых и оказался наш Михал Иваныч со своей бригадой из кооператива “Озера”.

Что касается армии и спецслужб, то они непрерывно “возрождаются” на Кавказе, в Грузии, в Украине и, наконец на Ближнем Востоке. Где бы ни велись эти войны , это прежде всего войны за Кремль, за сохранение в атмосфере военной истерии и зомбирования общества пожизненной власти диктатора и его ближнего круга клептократов.

Все эти войны и все теракты в России прорубали правящему клану дорогу к абсолютной экономической и политической власти в стране.

После каждого громкого теракта чрезвычайные полномочия президента и силовых структур возрастали. И в каждой из этих трагедий явно торчали уши тех же силовых структур как соучастников преступлений — и во взрывах домов, и в Норд-Осте, и в Беслане, и в волгоградском автобусе.

Грандиозный скандал разворачивается сегодня на наших глазах вокруг путинской сирийской авантюры, приближающей нас уже к грани мировой войны.

21 ноября самый информированный, пользующийся обычно надежными источниками в высших эшелонах российской власти, самый влиятельный и самый ответственный российский журналист главный редактор радиостанции “Эхо Москвы” Алексей Алексеевич Венедиктов выступил в передаче “Персонально Ваш” с сенсационным разоблачением:

А. Венедиктов — Кто покупатель? А я тебе скажу, кто покупатель. Два покупателя. Один покупатель — это турецкие компании частные, которые на границах покупают или иногда прямо там. И сейчас, как я понимаю, идет работа с Эрдоганом. Частный бизнес — просто зону под запретом надо держать. А второй покупатель — это Башар Асад, который покупает это и перепродает уже на легальном рынке. Через него отмывается. Ну так, ребята, чего?

С. Бунтман — То есть, ты сказал, Башар Асад покупает?

А. Венедиктов — Да. Правительство Сирии, Башар Асад.

С. Бунтман — Я просто хотел хорошо расслышать.

А. Венедикто — Три дня тому назад президент Путин на “двадцатке” в Турции с возмущением говорил о том, что “ребята, что же вы не бомбите эти самые источники финансирования, то есть эти нефтяные скважины, которые под ИГИЛом и караваны грузовиков?” Можно объяснить. Потому что территорию Сирии никто так сильно не бомбил вообще. Говорят: Вот они бомбили… Кого они бомбили? Они бомбили в Ираке. Французы — в Ираке. Первый раз французы стали бомбить Сирию 27 сентября — за три дня до того, как Россия начала бомбить. Так, на секундочку! Берем и смотрим. Так, хорошо. Что же вы их не бомбите?

Вчера Министерство иностранных дел Российской Федерации с возмущением заявляет, что мы против того, чтобы французская авиация бомбила нефтяные прииски ИГИЛа. Я так подумал, что я очитался.

Давайте еще раз, как потрясенный С. Бунтман, переспросим А. Венедиктова и повторим медленно по слогам.

Самым крупным покупателем игиловских бочек с русской кровью является “наш друг и боевой товарищ” президент Сирии Башар Асад, пригласивший в Сирию наши войска.

И мы не только покровительствуем этому бизнесу, наш МИД даже крышевал его до последнего времени, запрещая, ссылаясь на нормы международного права, французам бомбить игиловские промыслы без разрешения легитимного Асада. Какое дивное совместное предприятие запрещенного в России ИГИЛа и не запрещенных пока, к сожалению, Асада и Путина.

Для меня эти откровения не были шоком. Я примерно так и представлял себе состояние вещей в Сирии. Для меня стало шоком оглушительное молчание страны после подобных откровений. В любом нормальном государстве подобная информация привела бы к правительственному кризису, отставкам руководства, военным трибуналам. Но прошла целая неделя, а у меня такое впечатление, что я чуть ли не единственный человек, комментирующий передачу от 21 ноября. Не возвращается к этой теме и сам Венедиктов. На днях у него снова была часовая передача на “Эхе”. Он сделал ряд точных и жестких комментариев относительно сбитого бомбардировщика, но темы системообразующей сирийскую катастрофу триады Асад-Путин-ИГИЛ на этот раз даже не коснулся.

Наконец, 26 ноября появилась статья П. Фельгенгауэра “Как вынуть из спины “турецкий нож” из спины?”, в которой автор очень убедительно, с профессиональным вкусом, разбирает все тактические и стратегические ошибки и просчеты российского командования. И как-то походя, как очевидную банальность, не заслуживающую даже никакой реакции, повторяет принесенную нам суперкротом Венедиктовым с вершин российской власти благую весть:

“Но в туркменских горах нет никакой нефтедобычи и переработки, никаких бензовозов и никакого ИГ, у которого нелегальную нефть покупают не столько турки, сколько режим Асада — союзник Москвы”.

Установившаяся в обществе арендтовская банальность зла, банальность чудовищной лжи власти о целях войны, банальность предательства своих солдат — это тоже результат прошедших шестнадцати лет молчания ягнят.

Когда Путин 16 февраля на пресс-конференции в Анталии в прямом эфире, обвиняя саудитов, гневно рассказывал об уходящих за горизонт караванах грузовиков с нефтью, многие заметили, что у него не только привычно дергались фирменные желвачки, но и он беспрерывно непроизвольно тер одну руку о другую. В последующих трансляциях его руки были предусмотрительно прикрыты телевизионной заставкой.

Классический шекспировский синдром Леди Макбет. В знаменитой сцене пьесы она пытается смыть воображаемую кровь с рук, всё время говоря о каких-то ужасных деяниях других людей.

Когда мы проглатываем такие военные преступления, мы перестаем быть страной. Я говорил это шестнадцать лет назад после взрывов домов и “учений” в Рязани. Я говорю это сегодня, когда Илюмжинов с Асадом торгуют бочками с кровью русских людей под прикрытием “Риббентропа”. Немолодой уже человек, я буду повторять это до последнего дня своей жизни. Или до последнего дня путинского режима. Нам с ним давно уже тесно на земле моей Родины.

Андрей Пионтковский

28–11–2015


Originally published at www.kasparov.ru.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Head HC’s story.