Все 60 килограмм

Написав про свой детский вес, я подумал: ведь глядя на меня сегодняшнего, никто и не поверит, что первые 25 лет своей жизни я был худой, хотя кормили меня всегда очень хорошо. Можно конечно призвать в свидетели друзей детства или раскопать фотографии молодости. Но друзей можно подделать, а с фотографиями договориться.

Тем не менее, у меня есть строгое математическое доказательство факта о том, что формы моей фигуры начали меняться только в процессе нахождения непыльной работы, обзаведения автомобилем и в пропорции к увеличивающейся диагонали телевизора. Я готов это доказательство привести здесь и сейчас.

Все началось с того, что миллион советских евреев, не попавших в Америку, решили перебираться в Израиль. Они досмотрели КВН, допили Жигулевское, и сказали: Роза, надо ехать! В 1990 году в Израиль приехало 150 тысяч человек. Мы, в 91ом, были сто пятьдесят тысяч третьими, четвертыми и пятыми. Ехали мы до Израиля долго, на разном виде транспорта, с приключениями. Но это сюжет для отдельного рассказа. Скажу только, что молдавско-румынскую границу я переходил пешком. 3 раза.

В Бен-Гурионе, в зале расспрелеления новоприбывших эмигрантов, толпилась тьма народа. Пили сок, говорили по телефонам с родственникам, оформляли документы, ждали такси. По стенке стояли столы со служащими Министерства Абсорбции. Служащие устали. В день прилетало по восемьсот растерянных человек. Их надо было встретить, проверить бумаги, рассказать про первые шаги. Служашие больше походили на шахтеров, после двух ударных смен, чем на офисных бюрократов.

Нас принимала еще не старая женщина, с темными кругами под глазами, осунувшимися плечами и вымученной улыбкой. Теперь доказательство. Я подошел к ее столу один, с визами и запоненными анкетам и положил перед ней документы. Она подняла на меня глаза и задумалась на целую минуту. Потом она тяжело встала, молча прошла в другой конец зала и вернулась со свертком. Она отодвинула бумаги в сторону, развернула бутерброд с хумусом и колбасой и тихо сказала, — Ешь.

Like what you read? Give IgorM a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.