Black Monday

Сегодня юбилей Черного Понедельника, когда проблемы рынков начавшиеся в Азии и в Европе, вылилились в самое глубокое падение Америкаского рынка ценных бумаг за всю его историю. 30 лет назад, 19 октября 1987 года рынок, за один день, откатился на 22.61% (на более чем 500 пунктов).

Причины называют разные. В основном ругают компьютерные программы автоматизированной торговли, automated trading, совсем тогда еще новое направление в биржевых играх. Еще кивают на переоценку рынка, как побочный эффект той же автоматической торговли. Малую ликвидность в те дни, в том смысле что просто мало торговали. И общие настроения рынка. Это можно обвинять всегда, настроения, они и есть настроения.

Хотя официальное мнение в том, что программы торговли были глупые и не имели тормозов. Видя что рынок падает, они вбрасывали на него все больше и больше акций для продажи, тем самым сбивая цены. Как результат, рынок пожирал сам себя. Потом, на биржах введут trading curbs, механизм просто прекращающий торговлю при слишком быстрых и глубоких изменениях рынка. Я как раз писал варианты имплементации таких регуляции для биржи LIFFE в далеком 1999 году.

Но вот что интересно. Кроме эмоционального эффекта и громкого названия, этот день в общем не имел особых последствий. Ну да, разорились несколько брокерских фирм. Но рынок восстановил достаточно быстро, за несколько месяцев, а общая экономика просто поднялась и в 87ом и потом в 88ом году.

Неоспоримо то, что Черный Понедельник положил начало широкому применения финансовых компьютерных регуляций. То есть цетрализовано сформулируемых, стандартизированных и обязательных правил повдения банковских компьютерных программ. Вот в моем бутерброде с маслом они составляют добрую половину, если не больше, уже много много лет. Поэтому я и рассказываю про Черный Понедельник вместо того чтобы заняться программированием очередного регуляторного протокола.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.