Тест для ценз-машины ФБ. Хочу посмотреть как она заработает, завидев запретные плоды ягод и ягодиц (которыми меня вчера наказали как двоечника в классе унылых ручек).

Эти фото я сделал пять лет назад во Франкфурте в Shirn Kunsthalle на выставке Джорджа Кондо (George Condo). Признаться я не являюсь таким уж ярым поклонником его творчества. Он на острого любителя — его синтетический или гибридный стиль, и представляет собой некий гоголь-моголь арт-практик предыдущих поколений, который не только инспирировал бывшего гитариста панк-группы на создание своего собственного, узнаваемого почерка(что было непросто в окружении его дружков — Жана-Мишеля Баскья и Кита Харринга), но и приковал к нему внимание пожилых, но вечно молодых перцев битничества: Аллена Гинзберга и Уильяма Бэрроуза. В содружестве с последним из упомянутых Кондо создал много картин и скульптур. Потом он сошелся с Феликсом Гаттари, который написал несколько критических текстов по его творчеству. Постепенно он и сам стал иконой, на которую время от времени молились, такие как Салман Рушди, например, посвятивший его картине целую главу в нашумевшем романе “Ярость”. Ну, вообщем, Кондо с его ультрагротесковостью в портретной живописи вызывает у меня легкое отторжение, чего не скажешь о его скульптуре. вот я и помещаю один из образцов, художником осмысливается проблема харрасмента в его излюбленном ключе. Он даже придумал ему название — Artificial Realism, искусственный реализм.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.