Размышления о Дне Победы…


В этом году 9 мая мы с Яной гостили у моих родителей. Как обычно с отцом вспоминали деда и других родственников, соседей, знакомых, которых так или иначе коснулась война. Отец, которого смело можно было бы назвать экспертом по истории ВОВ, в очередной раз вспоминал о наградах своего отца, частях и соединениях в которых тот служил, ревностно относясь к деталям, делился своими детскими впечатлениями от общения с ветеранами и теми кто был в тылу, обрамляя их более поздними размышлениями и оценками. В сущности, истории старые, но по-прежнему интересные, иногда обрастающие новыми подробностями. Но вот одна мысль меня зацепила. А именно, о том, как эволюционировал праздник. У меня он с более или менее сознательного возраста ассоциировался с пышными торжествами и, в первую очередь, парадом. Сначала с техникой, потом долго без нее, потом опять с техникой. А ведь все было по-разному.

Надо сказать, что дед, к сожалению, трагически погиб очень рано, в 1968. Отцу было 14. С тех пор этот день был скорее днем памяти, чем праздником. Но что интересно, с 1945 до 1965 года парады проводились только 7 ноября и 1 мая. Более того, 9 мая был рабочим днем. Получается, что для отца этот день очень важен, но по-настоящему праздничным никогда не был. Для него это день памяти, и возможно именно поэтому ему понравилась идея “Бессмертного полка”, хотя официальность смущает.

Вернувшись в Москву я решил разобраться, как и почему менялось значение праздника, отношение к нему общества и государства…

Итак, 8 мая 1945 года указом Президиума ВС СССР 9 мая был объявлен Днем Победы и выходным днем, но уже 23 декабря 1947 новым указом выходной день 9 мая был заменен на 1 января. Парад до юбилейного 1965 года прошел лишь однажды — 20 июня 1945 года. Т.е. при Сталине, и при Хрущеве День Победы отмечался достаточно буднично: все по сути ограничивалось передовицами в газетах, собраниями, концертами. Брежнев же, придя к власти, провел первый за 20 лет парад, сделал день выходным и распорядился открыть могилу неизвестного солдата. Затем, с каждым годом, пышность торжеств возрастала, городам присваивались звания героев, и вообще, праздник обрастал культом. И все же празднование Дня Победы даже в брежневский период не сможет по своему размаху и придаваемому значению сравнится с тем, что мы наблюдаем последние 10-15 лет

Почему же официальное отношение властей к одному и тому же событию менялось в разрезе времени и, судя по всему, в зависимости от контекста, и как менялся сам контекст?

Почему Сталин спустя 2 года сделал 9 мая рабочим днем? Существует мнение, что он боялся потери своего авторитета в пользу маршалов-победителей, в первую очередь, чрезвычайно популярного в народе и харизматичного Жукова. Это вполне логичное предположение, особенно если учесть, что Жуков был “сослан” командовать отдаленными гарнизонами. Хрущев тоже опасался влияния Жукова и поэтому вообще отправил его на пенсию. Действительно, при желании Жуков вполне мог опереться на поддержку миллионов фронтовиков, для которых он был непререкаемым авторитетом. И все же, данная точка зрения в полной мере не может объяснить отмену выходного дня и отсутствие парадов. В конце концов, значение самой победы никто не пытался снизить, а на парадах можно было бы бесконечно восхвалять Сталина. В чем же тогда дело?!

Что поменялось с приходом к власти Брежнева? Жукову еще не было и 70, т.е. он еще не был так уж стар, чтобы уже не представлять угрозу. И уж тем более его никто не забыл. Прошло всего 20 лет, и вряд ли миллионы людей забыли о смерти своих близких, чтобы для них день памяти вдруг мог бы легко превратится в праздник, а большая часть ветеранов все еще были достаточно молоды. Полагаю, в этом смысле ничего принципиально нового не произошло. Можно допустить, что в честь юбилея страна смогла позволить себе более масштабные праздничные мероприятия, понравилось, и в следующие годы решили продолжить. Может быть..

С чем связан ажиотаж вокруг праздника в последние годы? Есть ощущение, что праздник возводится в культ. С одной стороны, все легко объясняется постимперским синдромом на фоне попыток реанимации ведущей роли страны в мировой политике: идиотские наклейки на машинах, предложения переименовать Волгоград в Сталинград и проч. Казалось бы государство просто подыгрывает настроениям электората. Благо, в отличие от голодных 90х есть деньги на масштабные парады с привлечение новейших систем вооружения.

Однако, мне представляется, что все немного сложнее. Давайте посмотрим на социально-экономичесий, идеологический и внешнеполитический аспекты темы.

Выскажу свое предположение. 
1. Сразу после войны перед страной стояла задача восстановления экономики, которая требовала мобилизации всех ресурсов, и в первую очередь человеческих. Советская власть и до войны строила экономику на широкомасштабной и часто жестокой мобилизации, которая казалась ей эффективной. Необходимо было вовлечь выживших и победивших советских граждан в тяжелый труд, и поэтому нужно было дать четкий сигнал: нет времени для праздника и отдыха.
2. Нацистская Германия была разгромлена, война окончилась, но мир окончательно не наступил. Оставался неурегулированным германский вопрос, да и вообще существовала реальная угрозы войны с бывшими союзниками.
3. Советский союз официально не отказался от идеи мировой революции и построения коммунизма, поэтому праздновать было рано. Ну и конечно, новый праздник не мог затмить культовые 1 мая и 7 ноября.
4. При Брежневе, несмотря на лозунги, становилось понятно, что строительство коммунизма затянулась, более того, возникают идеи включения рыночных механизмов. Нужны были новые элементы идеологии, чтобы мобилизовать и, главное, скреплять общество. Нужна была общая победа, символ величия нации. Таким элементом становится День Победы. Во-первых, это важный объединяющий фактор для молодого поколения, которое войну не застало, но могло бы гордиться своей великой страной. Во-вторых, - для миллионов бывших заключенных, особенно политических, многие из которых доблестно воевали в Великой Отечественной, но не питали иллюзий на счет коммунизма и советской власти. Многих реабилитировали, но нужно было еще и интегрировать. Кроме того, вероятно, немаловажным был внешнеполитический фактор. Это был способ продемонстрировать, кому на самом деле обязана Европа своим освобождением от нацизма и спозиционировать Советский Союз, как государство, освободившее Европу, а не оккупировавшее ее половину. 
Конечно, при всех при этом нельзя также исключать, что Брежнев, непосредственно принимавший участие и отличившийся на войне желал обосновать ведущую роль фронтовиков, а не партийных функционеров в современной ему политической реальности.
5. Принимая во внимание все вышесказанное интересно попробовать проанализировать причины почти что культа Дня Победы в годы президентства Путина. И здесь, как мне представляется, все достаточно легко объяснимо. В условиях огромных социально-экономических разрывов между слоями, в первую очередь, между самыми богатыми и самыми бедными, при отсутствии четкой программы по сокращению этого неравенства и соответствующей ей идеологии, которая разделялась бы большинством населения, государство идет по простому пути, синтезируя идеологический коктейль из субстрактов советского социализма и имперского православия. Культ Дня Победы со всеми вызывающими брезгливые чувства бытовыми проявлениями вроде наклеек с надписью "если надо, повторим" выглядит гармонично в этом синтезе, и, конечно, является его неотъемлимой частью. В какой-то степени, это является ответом на внешнеполитические вызовы, которые, в свою очередь объясняются глобальной экономической конкуренцией, но способ представляется недальновидным, неэлегантным и примитивным. Но об этом уже в следующий раз...

Like what you read? Give Ilya Yaskov a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.