Конец

1.

Каждый, кто хоть раз выбирал в какую из двух сторон ему приспособить свой половой орган, знает, что может наступить момент, когда этот самый орган встанет и, упершись в штанину, заставит задуматься о смене положения. Этот момент непредсказуем и не зависит ни от времени суток, ни от рода занятия, ни статуса владельца. Более того, владелец органа становится приложением к нему. Если вы увидите мужчину, который начинает немного ерзать, то теперь вы знаете почему. (Пожалуйста) В общем, этот момент настал у меня прямо посреди болота через час после начала. Мы втроем, заняв позиции, ждали, когда на холме появяться трое бойцов с автоматами, и тут я понял, что еще три часа пробираться сквозь джунгли — сегодня не мое. Затхлая вода просачивалась сквозь штаны и моя брезгливость взяла верх. Вот так встать и уйти мне, конечно, не дадут. Меня и так взяли в довесок. Так что надо было выкручиваться. В десяти шагах от меня была противопехотная мина. Надо было только добраться до нее. Будет, конечно, больно, но это всяко лучше того говна, в котором я сижу. Десять шагов, для которых нужна была толстая причина. Я закрыл глаза и представил, что меня ждет. Ну после встречи с миной, конечно. Я тут же отругал себя за умиротворенное лицо, которое меня осинило на секунду. Нельзя подавать вид, что мне насрать на происходящее. Нужно, чтобы все было естественно. Я посмотрел на Вархамммера и Энди. Вархамммер будто внезапно ожил и аккуратно ткнул в плечо Энди. Энди повернулся к нему. Вархамммер показал на холмы. Среди кустов тенями пробирались две фигуры. На расстоянии от них шел третий. Мы знали куда они идут. У нас будет не более 3-х секунд, чтобы прицелиться так точно как только это позволяется, и угрохать этих гандонов. Вархамммер дал команду и мы вдвоем с Энди, едва успев нормально прицелиться начали палить. Завязалась стрельба, но не надолго. Вархаммер уложил всех пятью-шестью залпами. Мы встали из-за укрытия и двинулись вперед.

— Лучше цельтесь. Здесь прицелы не такие точные. И учитывайте отдачу. Она здесь сильнее. Так, что только короткими.

Последние его слова я уже не слышал. Одинадцать шагов. Взрыв. И как же больно. В голове стоял свист и дикая боль. Хренов реализм. 10 секунд ада, а затем все.

Через 2 минуты я буду в моей любимой спальне дома с белой крышей на берегу синего моря, которого я никогда не увижу.

Через 2 часа меня найдет Энди и выстрелит мне в лицо. Но это будет не больно.

Like what you read? Give imyazanyali a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.