Немцы и онлайн-сервисы: истории нелюбви

Станция электрички в немецком мегаполисе. Крупный баннер наружной рекламы с фотографией девушки и цитатой: «Однажды я опубликовала что-то такое, что никогда-никогда-никогда не должна была постить» и приписка снизу «Удали это, и оно исчезнет. Сделай Фейсбук своим Фейсбуком».

Соцсеть рекламирует очевидную возможность удалять контент! — мне кажется, такое возможно только в Германии. Для меня эта рекламная кампания Фейсбука — самый показательный пример негативного отношения немцев к онлайн-технологиям. Но вот еще несколько эпизодов:

***

Разговор в компании. Я восхищенно говорю об airbnb. Немецкие друзья делают скептические лица, а самые категоричные заявляют, что airbnb нужно запретить. Сначала я вообще не могу понять, какие претензии могут быть к этом сервису, если его пользователи платят налоги?

Наконец понимаю, чем возмущаются немцы: они считают, что туристы, которые снимают квартиры через airbnb, отбирают потенциальное жилье у местных, которые хотят снять квартиры на долгий срок. Пытаюсь объяснить, что это два непересекающихся рынка, и тот, кто сдает на долгий срок, не будет брать на себя весь гемор по сдаче квартиры посуточно — может это и выгоднее, но требует временных затрат. Меня не слушают, так как убеждены, что онлайн-сервисы — зло. Пробую пожаловаться на то, что в Германии не работает Uber — машут на меня руками, как будто я террористическую группировку упомянула, а не сервис вызова такси.

***

Три однокурсницы и преподаватель со специальности Theatre, Film and Media Science хотят организовывать встречу с режиссером. Единственный его контакт, который у них есть, — Фейсбук. Но ни у преподавателя, ни у одной из студенток нет аккаунта в Фейсбуке! Принципиально. Мне до сих пор непонятно, где тогда вообще общается немецкая креативная тусовка? Особенно с учетом того, что тут не все сконцентрировано в одном городе, а творческие деятели раскиданы по всей стране.

***

Получаю в Фейсбуке личное сообщение от неизвестной мне женщины Даниэлы: «Привет, я твоя соседка. <…> До встречи, Сузанна». Сузанну я знаю. Но почему в Фейбуке она Данеэла? И фамилия другая. И как минимум половина моих знакомых немцев указывают в Фейсбуке выдуманное имя или фамилию. Я еще понимаю, если б они очень активно постили там фото и посты со свидетельствами безудержного веселья. Но чаще всего ничего такого, просто какая-то паталогическая конспирация.

***

Месяц жду, пока у меня на новой квартире установят интернет (уже смешно?). Наконец наступает день икс, когда должен прийти техник. Конкретного времени они не назначают, только промежуток в 4 часа посреди рабочего дня. Прошу соседку дать мне на эти четыре часа доступ к своему WiFi, чтобы поработать из дома. «Ой, я не знаю даже, как к нему подключаться, где у меня пароль… Но хорошо, я посмотрю». Захожу на следующий день к ней, говорит: «Я посоветовалась с подругой, она сказала, что опасно давать данные своего интернет-доступа чужим людям». Пытаюсь объяснить, что она может потом изменить пароль, но, как понимаете, бесполезно. (К слову, интернет у меня так и не заработал).

***

Отсюда же и такие типичные немецкие явления, как отсутствие вай-фай точек в кафе, нелюбовь к безналичному расчету, суды с Google (и, как следствие, белое пятно вместо Германии на Google Street View), медленное развитие онлайн-сервисов. Когда-то мне объясняли, что немцы не любят онлайн-сервисы из-за того, что хранение данных в интернете ассоциируется у них со слежкой тоталитарных режимов ХХ века. Думаю, дело не столько в травмах конкретно прошлого века, сколько в немецком консерватизме и закрытости вообще.

Но, при всем моем возмущении этой дремучестью, думаю, можно немного поучиться у них независимости от онлайн-общения. Тем более, чем в последнее время это становится трендом по всему миру.