Неконструктивная ОС

Эгоцентрический отчет о том, как я пережила двухмесячную стажировку в программном VK Fest 2016.

В погоне за опытом

Этот год стал топовым по количеству попыток найти интересную и оплачиваемую работу. Но кому нужен студент третьего курса психфака? А если работу ищешь в PR, SMM или Event, то дело гиблое. Нужно впечатляющее портфолио, годы опыта работы и знаменитый компании, мелькающие в резюме.

Из всех направлений выбрала Event. Ранее старшие коллеги часто говорили: “После ЗПШ можно смело идти на большие мероприятия. Пусть сам проект маленький, но сделан получше многих коммерческих, сотворенных руками “профессионалов””. Беда только в том, что ЗПШ известна только в узком кругу, поэтому не придает резюме никакого веса. Пришлось искать площадку для роста, проект с именем и большой аудиторией. И как по заказу друг размещает пост о поиске стажеров в программный VK Fest 2016.

Надо брать

Два месяца стажировки. Кто доживет до конца, обещают рекомендацию. И даже денег немного.

За саму стажировку мы не платим. Но за 2 дня фестиваля деньги будут. Немного, но этого достаточно чтобы напиться.

На собесодовании сложно не было. Некомфортно, как и всегда. Рассказала, что хочу опыта, хочу посмотреть внутреннюю часть масштабных проектов. В чем заключается стажировка представляла слабо. Но уже тогда понимала, что сам фестиваль посмотреть не выйдет, как оно всегда и бывает. Тем не менее настрой рабочий. Пахать. Батрачить. Про “творить” сразу предупредили, мол, не ждите. Работа чисто исполнительская осталась. Тогда это не смутило ни капли.

Все собесодование нас запугивали тем, что мы лезем в самый ад, что этот фестиваль проверка для каждого из нас. Что мы забудем про сон, еду и жизнь, завалим учебу и т.д. Звучало убедительно. Чтобы уж наверняка скучно не было, я вызвалась в зоны “Спорт” и “Экстрим”. Рекламировали их нам как самые проблемные: куча участников, большой объем работы и не самый дисциплинированный куратор. Идеально же! И в руководстве парень, значит, никаких истерик и паники, увеличивающихся с каждым днем. И человек, с которым всегда легко работать было, в помощниках на этих зонах. Надо брать!

А это тебе объяснит Алмара

Первая встреча с куратором: человек приятный, с юмором — круто! Но ничего о лично моих обязанностях. “Это тебе объяснит Алмара”, — сказал Денис. Думаю ладно, Алмара расскажет, покажет, подстрахует.

Работа оказалась несложной, но страх сделать ошибку тормозил процесс. А близкий дедлайн выбивал почту из под ног: “Ты еще не начал работать, а уже продолбался”. Осознание того, что твой ближайший рукль Алмара, улетает, оставив один на один с договорами и участниками, медленно убивало.

С горем по полам сделали, даже собрали почти все, почти к дедлайну. Выдохнула, загрустила. Рукль побещал бутылку вина за то, что кинул. Стало веселее, но ненадолго. Другие в зоне работали, что-то решали, а у меня все закончилось, да как так вообще?

Как это, ничего не горит?

Исторически сложилось так, что я не умею работать в спокойном и размененном темпе. Нужен десяток горящих дедлайнов, ворох проблем и трудностей. Буду ходить бледной, недоспавшей, с безумными глазами. Буду жаловаться на усталость и загруженность, но буду счастливой. Ведь ты работаешь над важными для тебя проектами, болеешь за идею каждого из них, несешь ответственность за результат.

Когда же проект заканчивается, то приходит пустота. Тебе не нужно никуда спешить, есть время на сон, отдых, дела по дому. Только вот смысла для движения нет. Как правило, сопровождается это запоем, а прекращается с приходом нового проекта, который уже подгорает.

Для стажировки я выбрала удачное время. Зачет, из-за которого мне светил вылет из университета. Незаконченный эксперимент и пустой файл курсовой. Экзамены по 6 предметам, которые я не могла даже отличить один от другого. Вступительное испытание для поступления в Школу редакторов, для выполнения которого не было ни ресурсов, ни знаний. Все как я люблю.

В это время задания, падающие со стажировки гармонично вписывались в промежутки с 6:30 до 11:00 и с 23:00 до 00:30. Они не загружали мозг, поэтому сложно не было. Это и спасло.

В момент дела остались позади, оставив один на один со стажировкой. Стало откровенно скучно. Свалившийся на голову, из-за очередного отъезда Алмары, Geek Picnic разбавил скуку, но ненадолго. Ничего не горит. Тлен. Хоть за пивом иди.

Мартышка за монитором

Две недели до фестиваля. Обещали огонь. Ждем-с. Но ничего. Работы было много, но мелкой. Для того, чтобы справится с ней, особых знаний и навыков не было нужно. Прошлый опыт организации мероприятий не пригодился. Приходящие задачи убивали количеством, а не сложностью. Выматывали физически, а не умственно.

Казалось, никакого аврала и ада так и не будет. Однако, смотря на кураторов, осознаешь, что все это есть. Просто происходит оно не на уровне исполнителей-стажеров, а ступенькой выше: в чатиках и рассылках программного. Там все кипело, менялось, горело, жило. Но не у нас. Оставалось лишь с завистью поглядывать на кураторов и надеяться, что на самом проекте будет больше задач.

Работа в поле

Выбрались на свежий воздух. Ведь осталось 3 дня до феста. Время монтажа! Но и тут стажеры не нужны. Кураторы сами справлялись с участниками, поэтому мы отправились в ближайшее кафе с интернетом и заняли позиции информационного отдела для участников. Поэтому предложение положить дорожку на пляже было встречено с радостью, жаль только, что взялись за это поздновато.

Период монтажа пережили бездельно, огонек даже не чувствовался. Что шокировало. Как так, день до проекта и у всех все хорошо? Может, мы не заметили какой-то лажи, не доработали? Или от нас все бережно скрыли кураторы? Непонятно.

Кто все эти люди?

Фестиваль начался для нас рано, в 7 уже на площадке. Было ощущение, что это ответственный день. Боевая готовность и хорошее настроение, несмотря на неприятную погоду.

Приходят участники, звонят участники, не можете найти друг друга, ибо знакомы только по аватарке. Постоянные вопросы от посетителей. С ужасом понимаешь, что не знаешь ничего: ни куда идти косплеерам, ни где купить билет и т.д. Разрывающийся телефон, ужасная связь, шипящая рация, гул музыки. “Саша, это мой, пропусти, пожалуйста”, “эти трое тоже мои”, “поставь печать этим 10, пожалуйста”, “Саша, у меня в районе 20 сейчас будет, их нет в списках, давай я сама им печать ставить буду”. Дело затянуло, было ощущение того, что делаешь что-то важное. Ведь если участники быстро не пройдут, то у них испортится впечатление о фестивале, не успеют подготовить площадку к 11:00. Только вот задача эта затянулась, перекрыв возможность выполнения других. Да и сама работа подсилу и мартышке. Класс задач не сменился, только их место выполнения.

Вечер и завершения дня не помню, что-то где-то делала. Почему-то устала.

Р-разнообразие

Второй день начался с мысли “так жить нельзя”. Правильным решением будет остаться под одеялом еще на часик другой, а на фестивале там и без меня обойдутся. Но солнце светило, здравый смысл взял верх, и вот я уже в парке. Снова без завтрака, снова без кофе. Фудкорт закрыт до прихода посетителей. Ну и чем же занять себя до открытия?

К удивлению, дел нашлось предостаточно. Разных, интересных. Ко второму дню, ты узнаешь участников, общаться с ними. Помогаешь в решении их вопросов без звонков кураторам. Со многими уже общаешься по свойски. Приятно ощущать, что ты в их глазах не просто стажер, который задополнит табличку или трясет с тебя очередную пачку информации, а человек, компетентный в чем-то, к которому можно обратиться за помощью.

Великих авралов не было, и это воспринималось как должное. Проблемы возникали и быстро решались. Сидеть без дела не приходилось, но хватило времени на обед с первой попытки, обмен репликами со знакомыми и наслаждения пейзажами с чувством полного удовлетворения.

Чего-то не хватило

На протяжении стажировки мне сильно не хватало одной вещи — ответственности. Где бы ты ни накосячил, это никак не повлияло на сам проект. И отвечать за все недочеты пришлось бы не мне. Поэтому возникало стойкое ощущение, что я имею слабое отношение к Фестивалю. Отсюда полное спокойствие, интерпретированное как безраличие к проекту.

Власти тоже не хватило. Нулевой опыт делегирования и координирования. Что логично, ведь я стажер.

Не хватило контакта. С командой наших зон я была в контакте, но с другими кураторами его не было. До Фестиваля это не ощущалось, но во время часто всплывали задачи, которые решились бы быстрее, будь прямой выход на кураторов отдельных зон. И как следствие отсутствия контакта, не ощутила себя часть программной команды.

Сквозной вывод

Большие мероприятия не особо отличаются от мелких. Проблемы все те же, способы их решения аналогичны. Разве что уровень стресса чуть выше. Поэтому мне искренне непонятно, почему работодатели так сильно хотят увидеть масштабные фестивали в графе “опыт работы”.

Беда в ожиданиях

Только после Фестиваля поняла, что это не стажировка какая-то не такая, а ожидания у меня были не адекватными. С руководящих должностей сложно спускаться на позиции исполнителей. Да и глупо полагать, что вот так незнакомого человека возьмут в сам программный. Нужно понимание. Понимание того, как все устроено, как отлажен принцип работы системы, как происходит взаимодействие с участниками.

Из глобальных приобретений после стажировки можно выделить “многозадачность”. Я смогла прочувствовать, что это такое. И теперь точно знаю, что справлюсь с этим.

Если говорить о целях, то я не получила тот опыт, который так хотела. Но я получила то самое понимание. И теперь готова с головой окунуться в этот проект уже на другом уровне.

Жаль только, что если в следующем году окажусь в рядах оргов фестиваля, то потеря такую шикарную команду. Вместе было круто работать. Я всегда знала, что могу многократно просить объяснить задачу, позвонить поздно вечером и получить ответ на вопрос. Ощущала, что никто не будет отчитывать за ошибки. Поняла, что даже за стажеров куратор горой. За что я очень благодарна!

Теперь, VK Fest 2016 в моей жизни благополучно завершен. Надеюсь, мы снова встретимся в следующем году.