Гармония мудзё — признак густого хайку

.

Очень интересный принцип из категории фуга–но макото — мудзё.

Как эстетический признак он показывает такое состояние души (или состояние, в которое можно войти при написании или прочтении хайку ) при котором остро понимается изменчивость каждого мига, бесконечная смена красок, звуков вокруг тебя и внутри тебя.

Внутри тебя — как переливы чувств, неискание, но нахождение новых эмоций, необычных переживаний.

Вокруг тебя — хрупкость мига. Это тот самый момент, когда говоришь “сейчас я чувствую себя так”, а уже через мгновение все может поменяться. И меняется. Все неопределенно в мире. Все в мире постоянно.

Сам по себе словообраз “мудзё” — буддийский . 
“Му” как ничто, ничего, как ни да, ни нет, как отрицание или отрицательный ответ, как отсутствие чего–либо.
А “дзё” — чувство, ощущение, эмоция.
В соответствии с этой основной доктриной буддизма всё в мире находится в постоянном движении и ничто не является неизменным.

Омофон мудзё буддийского — “неопределенность”, “неопределенный” (второе кандзи — другое). Под этим понимается такой прием в поэтике, с помощью которого достигается интересный эффект двойного прочтения хайку или танка. 
На практике, скорее, он интересен для использования в хайку, потому что используя различные неопределенности, можно хорошо выразить невыразимую словами мысль или показать изменившееся в мгновение видение.

Синтаксическая неопределенность: ложная структура предложения, делающая неясной связь слов в нем. 
Фонетическая неопределённость: слова, звучащие похоже, но имеющие разный смысл. 
Неопределённость масштаба: например, в какой степени деепричастие, глагол или прилагательное относится к предложению.
И другие возможные неопределенности.

Может быть этот прием может сработать в сторону написания дзаппаи, а не хайку. Но. Распробовать киго и раствориться в природе с подобной неопределенностью, а там — куда кривая выведет.

“Кривая выведет” — как раз мое понимание мудзё как приема стихосложения.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Студентка ДВГУ Кацурбий А.В. со своим научным руководителем Бреславец Татьяной Иосифовной очень хорошо описали и различность подходов к окружающим их вселенным авторов в западной и восточной поэтике. Это хочется процитировать почти полностью. 
 
Тема мудзё в классической японской поэзии.

“Взгляд на окружающий мир, сформированный буддизмом и названный “мудзё” — ощущение недолговечности и бренности бытия — определил главное различие между западной и традиционной японской поэзией. 
Для европейских поэтов Средневековья и Нового времени краткость человеческой жизни и неизбежность смерти были скорее поводом для бесконечных переживаний и сожалений. Мир казался им своеобразным полем битвы, где добро постоянно борется со злом, а смерть бросает вызов жизни. Поэты на Западе пытаются выйти победителями из этой борьбы. Эта поэзия драматическая по своей сути от начала и до конца. 
Для японского же поэта мир наполнен не только горечью, но и радостью одновременно. Добро и зло мыслятся как обязательные составные части всего живого, и поэтому они неотделимы друг от друга. 
Для западной поэзии характерно стремление найти истину, в то время как японская поэзия пытается обрести гармонию. Хэйанские поэты были готовы принять и добро, и зло, заботясь только о том, как передать это печальное очарование “моно–но аварэ”, наполненное духом непостоянства и бренности бытия.

Мудзё — одна из многих философских доктрин буддизма, которые были легко усвоены японцами, будучи близкими им по мировосприятию и мироощущению. Буддизм не одухотворял природу и не приравнивал к ней человека, но объединял их единым началом жизни, непрерывно изменяющейся и развивающейся. Исходя из представления параллелизма между природой и человеческим существованием, японские поэты полагали, что явления природы могут многое пояснить в современном им мироздании — в смене времен года, краткости поры расцвета и т.д просматривается живая аналогия с человеческой судьбой. Так восприятие философии мудзё оказалось процессом естественным и закономерным. И если сначала упоминание непостоянства бытия в традиционной для того времени поэзии танка — не более, чем дань грустному настроению или желанию объяснить появление тех или иных стихов, то позже, проникнув в сознание целого народа, эта идея начинает воспеваться поэтами как непременное свойство всей окружающей действительности.

Позже положение мудзё, наряду с остальными буддийскими доктринами подверглось эстетизации. Оно трансформируется из горестного раздумья одинокого поэта в источник своеобразного любования антиномичностью жизни. В этом и есть удивительный дар японцев находить свою собственную ценность во всем и тем самым создавать ощущение равновесия столь различных элементов жизни — природы и человека, достигая тем самым гармонии.”

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Гармония неопределенностей — признак густого хайку?

оригинал записан 18 июля 2016