Предисловие имама Муслима к его сборнику хадисов «Сахих»

С именем Аллаха, Милостивого, Милосердного

Хвала Аллаху, Господу миров, а [хороший] исход [ждёт] богобоязненных (7:128). Да благословит Аллах последнего пророка Мухаммада и всех пророков и посланников.

А затем: ты*, да помилует тебя Аллах, упоминаешь, что по внушению Творца тобой было принято решение изучить сообщения, заключающие в себе слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, об обычаях (сунан) и установлениях религии, награде и наказании [Аллаха], слова побуждения или устрашения, равно как и [многое] другое из того, что он говорил, вместе с иснадами этих сообщений, которые передавали друг другу учёные. Ты, да укажет тебе Аллах правильный путь, пожелал, чтобы они были записаны и собраны в одном месте, и попросил меня кратко изложить их в книге, избегая частых повторений, которые, как ты полагаешь, будут отвлекать тебя от твоей цели — понимания смысла этих сообщений и извлечения из них [знания]. Поразмыслив о твоей просьбе, да почтит тебя Аллах, [я пришёл к выводу, что] это будет иметь хорошие последствия и принесёт пользу, если захочет Аллах. Кроме того, когда ты попросил меня заняться этим, я подумал, что если [Аллах внушит] мне решиться на [подобное дело] и мне будет суждено довести его до конца, то первым, кому это принесёт пользу, окажусь я сам, чему есть множество причин, перечисление которых заняло бы много времени. В общем же можно сказать, что человеку, особенно относящемуся к числу обычных людей и неспособному отличить [достоверные хадисы от прочих] без посторонней помощи, будет легче [изучать] немногое, но представленное совершенно точно, чем заниматься многим. Если положение дел таково, как мы его описали, лучше [записать] немного достоверных [хадисов], чем множество слабых, тогда как запись большого количества слабых хадисов и собирание повторяющихся позволяет надеяться лишь на то, что это в какой-то мере окажется полезным для избранных, то есть людей, знающих о причинах слабости и дефектов того или иного хадиса. В подобном случае это, если захочет Аллах, принесёт пользу. Что же касается обычных людей, не обладающих знанием избранных, то им нет смысла стремиться к изучению большого количества хадисов, поскольку они не в состоянии познать и малого.

Далее, если захочет Аллах, мы начнём записывать то, о чём ты просил, соблюдая определённое условие, которое я тебе назову. Оно заключается в том, что мы собираемся [проверить] определённое количество хадисов, возводимых к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, и разделить их на три категории по количеству трёх разрядов (табакат) передатчиков. [При этом мы] будем избегать повторений, за исключением тех случаев, когда при рассмотрении того или иного предмета потребуется привести [другую версию] хадиса, поскольку в ней содержатся дополнительные сведения, или же ввиду того, что иснад [этой версии может] поддержать иснад [первого хадиса], в котором есть дефект, ведь необходимый дополнительный материал может рассматриваться как отдельный хадис. В подобном случае такой хадис необходимо привести повторно, или, по возможности, кратко изложить его содержание. Однако это может вызвать определённые трудности, и тогда правильнее будет привести его снова. Увидев же, что повторения можно избежать, мы, если захочет Всевышний Аллах, откажемся от этого.

К первой категории мы намереваемся относить сообщения таких передатчиков, которые не отступали от благочестия и были точны в передаче, в силу чего в их сообщениях, по сравнению с прочими, меньше недостатков. В переданных ими сообщениях нет ни значительных расхождений, ни чрезмерной путаницы, что свойственно хадисам, передававшимся многими другими мухаддисами.

Записывая сообщения, относящиеся к этой категории, мы будем приводить после них такие хадисы, в иснадах которых встречаются имена передатчиков, не отличавшихся такой же памятью и точностью. Хотя эти люди, [к числу которых относятся] ‘Ата’ б. ас-Са’иб, Йазид б. Абу Зийад, Ляйс б. Абу Суляйм и другие подобные им передатчики, не достигли таких высот, как вышеупомянутые мухаддисы, ни о ком из них не было известно ничего такого, что заставляло бы отвергать переданные ими сообщения, и все они славились среди учёных правдивостью и своими познаниями. Несмотря на это, другие [передатчики, относящиеся к той же категории,] отличаются большей точностью и надёжностью и превосходят их, что, по мнению знатоков, [указывает на] высокое положение [этих людей].

Если сравнить тех троих (имеются в виду ‘Ата’, Йазид и Ляйс), имена которых мы назвали, с [такими передатчиками], как Мансур б. аль-Му‘тамир, Сулейман аль-А‘маш и Исма‘ил б. Абу Халид, по степени благочестия и точности передачи хадисов, ты увидишь, что в этом отношении они не просто разнятся, но не могут считаться даже близкими друг к другу. В этом нисколько не сомневаются знатоки науки о хадисах, поскольку в их среде общеизвестны хорошая память и точность передачи Мансура, аль-А‘маша и Исма‘ила, уровня которых не достигли ‘Ата’, Йазид и Ляйс.

[Вот другой пример]: если сравнить [относящихся к одной категории] Ибн ‘Ауна и Аййуба ас-Сахтийани с [такими передатчиками, как] ‘Ауф б. Абу Джамиля и Аш‘ас аль-Хумрани, которые, подобно первым двоим, являлись учениками аль-Хасана [аль-Басри]** и Ибн Сирина, мы увидим, что по своему положению и точности передачи они весьма далеки друг от друга. И хотя учёные не отказывают ‘Ауфу и Аш‘асу в правдивости и надёжности, им [всё же отводится более низкое] место. Мы упомянули о них только ради того, чтобы для тех, кто не знает, [чем руководствуются] учёные, относя [передатчиков к разным категориям], это послужило указанием, благодаря которому никто не будет принижать обладающих большими познаниями и возвышать знающих мало, но станет всем отдавать должное, отводя каждому подобающее ему место. Передают, что ‘Аиша, да будет доволен Аллах ею и её отцом, сказала: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, велел нам отводить людям [подобающие] им места». Кроме того, в Коране сказано «а Знающий выше любого обладающего знанием» (12:76). Основываясь на вышеизложенном, мы и будем записывать сообщения о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, как ты просил.

Что же касается сообщений, переданных со слов тех [передатчиков], которым все или большинство мухаддисов предъявляли те или иные обвинения, то мы не будем [тратить время] на их запись. [Такими передатчиками являются,] например, ‘Абдуллах б. Мисвар, Абу Джа‘фар аль-Мада’ини, ‘Амр б. Халид, ‘Абд аль-Куддус аш-Шами, Мухаммад б. Са‘ид аль-Маслюб, Гийас б. Ибрахим, Сулейман б. ‘Амр Абу Дауд ан-Наха‘и и им подобные из числа тех, кого обвиняли в подделке хадисов и измышлении сообщений.

Мы откажемся и от записи хадисов тех передатчиков, [сообщения которых] в большинстве своём являются отвергаемыми (мункар) или ошибочными. Хадис передатчика считается отвергаемым, если при сравнении его с хадисом, переданным достойным и отличавшимся хорошей памятью передатчиком, обнаруживается, что эти хадисы противоречат друг другу или не имеют почти ничего общего. Если хадисы, переданные этим передатчиком, являются таковыми в большинстве случаев, их не следует ни принимать, ни использовать. К числу тех, кто передавал отвергаемые хадисы, принадлежат ‘Абдуллах б. Мухаррар, Йахйа б. Абу Унайса, аль-Джаррах б. аль-Минхаль Абу-ль-‘Атуф, ‘Аббад б. Касир, Хусайн ибн ‘Абдуллах б. Думайра, ‘Умар б. Сухбан и им подобные, на хадисы которых мы не будем обращать внимания.

Что касается приемлемости сообщения, переданного только одним мухаддисом, то есть общее правило, которого, как известно, придерживались учёные. [Согласно этому правилу,] если хадис, соответствующий некоторым сообщениям достойных доверия, знающих и обладавших хорошей памятью передатчиков, был передан передатчиком, старавшимся, чтобы переданные им хадисы соответствовали [требованиям, которым отвечали] их хадисы, и если обнаружится, что он добавил нечто такое, чего нет у других, то это добавление принимается.

Ты можешь увидеть, человека, полагающегося на авторитет такого учёного, как аз-Зухри, у которого было много учеников, точно передававших хадисы и с его слов, и со слов других мухаддисов, или же передающего хадис со слов Хишама б. ‘Урвы, хадисы которого также хорошо известны учёным, притом, что ученики аз-Зухри и Хишама в основном точно передавали услышанные от них сообщения. [Если же выяснится, что этот человек,] ссылающийся на [аз-Зухри и Хишама] или на одного из них, передаёт хадисы, которых не знает никто из их учеников, но не передаёт достоверных хадисов, переданных [их учениками], принимать их от ни [от него], ни от подобных ему людей [вообще] не следует, а Аллах знает об этом лучше.

Мы уже давали некоторые пояснения относительно методов мухаддисов и того, как следует поступать всем желающим следовать их путём. Если захочет Аллах, мы ещё не раз вернёмся к этому вопросу в других местах нашей книги, когда будем рассматривать хадисы с дефектами, при условии, что дополнительные объяснения будут уместны.

Далее, да помилует тебя Аллах: мы не решились бы так быстро взять на себя труд по отделению [недостоверных хадисов от достоверных] и собиранию [последних], о чём ты просил, если бы не видели, сколь дурно поступают многие [люди], называющие себя мухаддисами. [Такие люди] должны отбрасывать слабые и отвергаемые хадисы, ограничиваясь общепризнанными достоверными сообщениями, которые передавались со слов достойных доверия и известных своей правдивостью и надёжностью передатчиков. [На деле же] многое из того, что они предлагают неосведомлённым людям, передавая это со слов [передатчиков, моральные качества которых] не заслуживали одобрения, следует отвергать, ибо то, что они передали, подвергали порицанию такие знатоки хадисов, как Малик б. Анас, Шу‘ба б. аль-Хаджжадж, Суфйан б. ‘Уйайна, Йахйа б. Са‘ид аль-Каттан, ‘Абд ар-Рахман б. Махди и другие. Но поскольку они, как уже было сказано, распространяют отвергаемые сообщения со слабыми и неизвестными иснадами среди обычных людей, не знающих о недостатках этих сообщений, мы спешим удовлетворить твою просьбу.

*Как отмечает в своей «Истории» Абу Бакр аль-Хатиб аль-Багдади, здесь имам Муслим обращается к известному хафизу (хафиз — ‘помнящий наизусть’; так называли лучших мухаддисов, прекрасно знавших хадисы, их иснады, пути передачи и всё, что касалось степени их достоверности) Ахмаду б. Саляме ан-Найсабури (ум. в 286/899 г.), по просьбе которого был составлен «Сахих» [Итйуби. Куррат].

**Абу Са‘ид аль-Хасан б. Абу-ль-Хасан Йасар аль-Басри (21–110/642–728) — крупнейший богослов раннего периода истории ислама и один из наиболее выдающихся последователей. Родился в Медине, с 657 г. жил в Басре, где и умер. При халифе ‘Умаре II б. ‘Абд аль-‘Азизе стал судьёй (кади) Басры. Аль-Хасан аль-Басри пользовался столь высоким авторитетом, что его называли своим учителем и традиционалисты, и мутазилиты, и суфии. Мутазилиты (му‘тазиля) — представители первого крупного направления в каламе. Калам — спекулятивная дисциплина, дающая догматам ислама толкование, основанное на разуме, а не на следовании религиозной традиции (таклид).

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.