Последний поцелуй зимы

Город тихо дремал под серым неприветливым небом обычной февральской ночи. Все его жители устали от дождливой и ветреной зимы. В этом году она выдалась особенно капризной и суровой для этого края. Кто-то сдался и достал из недр шкафов теплые куртки и обувь. Даже шапки и перчатки перестали быть такой уже редкостью на прохожих. Те же, кто продолжал делать вид, что погода ничуть их не беспокоит, были самыми частыми посетителями аптек и фармацевтических лавок. Такова была цена пренебрежительного отношения к стихии. Обычно зимы в этих землях довольно мягкие и быстротечные, с частыми, но не слишком обременительными для местных жителей дождями и температурами, не опускающимися ниже ноля. Но в этот вечер отметка на термометрах ничего неподозревающих горожан показала минус. Небосвод нахмурился и придавил острые шпили старинных башенок и пряничных домиков в старом центре. По иссиня-черной поверхности бесчисленных каналов поползла тонкая корочка льда, постепенно поглощая все больше и больше воды. Уткам и лебедям пришлось выбраться на промерзший берег и косолапо ковылять по серебристой от инея траве, то и дело возмущенно кряхтя.

Казалось, что мир стал беззвучным. Ветер стих, и даже звон колоколов на ратуше раздавался приглушенно и сдавленно. Пустынные улицы освещало мягкое сияние янтарных фонарей. И вдруг на землю опустилась маленькая снежинка. Обычно снег не задерживается в этих местах. Он может сколько угодно падать, но тает буквально через пару часов после своего появления. Но не сегодня. За первой снежинкой последовала вторая и третья. Они ложились на мощеную мостовую и траву, на ряды велосипедов, покатые крыши спящих домов, уток и собор. Словно тонкий китайский шелк окутал тротуары и мосты, задрапировал ветви деревьев. Хлопья лениво продолжали сыпаться на город из хмурых туч, оставляя пушистые белые шапки на карнизах и фонарях. Вскоре уже не осталось и следа от скамеек в парке, тропинок и клумб — все стало ровным белым кашемиром.

Наутро местные жители изумленно почесывали затылки и все в один голос говорили, что уж к вечеру от белой сказки не останется и мокрого места. Но снег был упрям, а у туч, казалось, не было других дел, так что с приходом ночи метель только усилилась. Горожане недовольно ворчали о том, что пора бы весне вступить в свои права, поднимали повыше воротники своих тонких пальто и старались передвигаться короткими перебежками, пробираясь сквозь сугробы к уютным домикам. Парк пополнился целым отрядом снеговиков всех видов и размеров, а каналы стали импровизированным катком для всех желающих. Все спешили нагуляться всласть и перепробовать всевозможные зимние забавы, и на улицах разливался веселый смех и задорные крики. Уток и лебедей снабдили горами хрустящего хлеба и зерен, так что они весело проводили время возле своих кормушек. Даже коты вышли из своих теплых убежищ на разведку и заодно подразнить уток и сорок, которые были слишком заняты поглощением нежданно свалившимися на их головы лакомствами. Так продолжалось до наступления темноты. Вопреки всем прогнозам самых уважаемых доморощенных синоптиков, тепло не спешило возвращаться, а метель и легкий мороз продолжили рисовать узоры на окнах и нынче совершенно бесполезных велосипедах. Новый день не принес никаких изменений. Но как же здорово было смотреть на кружащийся хоровод снежинок сквозь заиндевелое окно, уткнувшись коленями в жаркую батарею!

Казалось, все уже привыкли к такой погоде, когда неожиданно поднялся ветер. Сперва колючий и обжигающий, с каждым новым дуновением он становился все мягче и теплей, подобно легкому дыханию весны. Ленивая туча вдруг очнулась ото сна и сорвались со шпиля городской ратуши. Яркий луч солнца пронзил облака, и снег заискрился, словно кто-то встряхнул детский калейдоскоп с тысячами крохотных разноцветных стеклышек. Еще один порыв — и небо засверкало глубокой синевой, а солнце стало пригревать забытую им землю. В мгновение ока от сугробов потекли ручьи, образуя тонкие речушки и целые заводи луж талой воды. Утки вспомнили о том, что они — гордые дикие птицы и ринулись к каналам, проламывая перепончатыми лапками истонченные остатки льда. На полях показались проталины с зеленой травой, дорожки освободились от снежного плена, и по ним заспешили первые велосипедисты. Уже к обеду горожане на радостях сменили надоевшие пальто и ботинки на легкие кроссовки и курточки. На центральной площади развернулся фермерский рынок, а в уличных кафешках не было ни одного свободного столика на солнечной стороне. Повсюду слышались оживленные разговоры, звон посуды и клики чаек. Колокола на ратуше звенели особенно радостно и торжественно, разнося на всю округу весть о том, что зима наконец отступила, подарив городку свой последний страстный поцелуй.