Как они это делают: мартовские иды

За последние 2 недели гонки за номинацию обеих американских партий перевалили за середину — на сегодняшний день у обеих распределено больше половины всех делегатов и определен однозначный фаворит. Однако на этом сходства практически заканчиваются — пока в стане республиканцев нарастает тектонический разлом, демократы готовятся к объединению под общим знаменем.


Хиллари Клинтон выиграла все 5 штатов, проводивших праймериз во вторник, увеличила отрыв в “связанных” делегатах почти до 300 и тем перекрыла Берни Сандерсу реалистичный путь к номинации. Особенно ценно для неё то, что во Флориде, Огайо и Северной Каролине, традиционных “фиолетовых” (конкурентных на основных выборах) штатах, она победила с огромным преимуществом. В Иллинойсе и Миссури отрывы были небольшие, но там сенатор потратил существенно больше денег, чем мадам секретарь.

Ожидается, что в течение следующей недели Берни выиграет несколько кокусов в небольших, либеральных, населенных белыми штатах, но уже очевидно, что Клинтон ему не остановить. Он будет оставаться в гонке, пока есть возможность вытягивать Хиллари влево на важных для него вопросах прогрессивной повестки и есть деньги на кампанию (а они будут благодаря лучшему в истории штатов фандрайзингу), но откланяется задолго до летнего съезда партии.

У республиканцев все далеко не так просто. С одной стороны, Дональд Трамп выиграл 4 из 5 вчерашних гонок, включая Флориду, где по правилам абсолютно все делегаты достаются победителю. С другой, он проиграл Огайо, где работает такая же схема, губернатору этого штата Джону Касиху. Это дало последнему основания продолжить кампанию, а истеблишменту партии, который совсем не радует перспектива увидеть открытого расиста, мизогиниста и лжеца своим номинантом — возможность продолжить борьбу за конкурентную конвенцию.

Еще раз о том, что это такое. Если к июлю, когда пройдет съезд партии, никто из кандидатов не наберет больше половины всех делегатов, решение о том, кто будет номинантом, фактически перейдет из рук избирателей в руки самих делегатов. Это будет тот редкий случай, когда реальная жизнь будет действительно похожа на сценарий “Карточного домика” (см. 4 сезон), только с еще большими количеством и сложностью интриг. Чтобы преодолеть 50% барьер ему нужно получить больше 54% от оставшихся делегатов — это будет не так-то просто сделать. У Теда Круза еще остались теоретические шансы на “чистую” победу, но по факту это вряд ли возможно. У Касиха даже теоретических шансов нет, и он открыто заявляет что его стратегия — бороться за номинацию на съезде. Он только что нанял 2 ветеранов конвенции–1974 (Рейган vs Форд), чтобы помочь провести свою кампанию через все тонкости ветхих правил и забытых богом комитетов к победе.

А как же Марко Рубио, спросите вы. А Марко, проиграв родную Флориду с двузначным отрывом, покинул гонку, на прощание произнеся одну из лучших речей своей кампании.

Там на второй минуте он говорит по поводу человека, который что-то кричит в толпе: “Не беспокойтесь, на нашем митинге его не побьют”. О чем это он? Это он о бушующем скандале вокруг митингов Трампа, на которых в последние несколько недель происходили все более и более агрессивные столкновения между сторонниками миллиардера и протестующими (в основном афро-американцами). Трамп, постоянно поощряющий насилие и подзуживающий участников, отказывается брать на себя ответственность за происходящее. Пока что пиком конфликта стал митинг в Чикаго, на который задолго до начала проникли десятки протестующих, в основном сторонников Сандерса. Начались многочисленные стычки и потасовки, и в результате митинг был отменен. Смотреть как политическая культура штатов, хоть и одним бочком, но скатывается в сторону России–2011, честно говоря, страшновато. Чего доброго, скоро тортами в людей кидать начнут.

Тем временем президент Обама выдвинул номинанта в Верховный Суд и представил его публике — это 63-летний Меррик Гарланд, председатель одного из региональных апелляционных судов. О том, что это значит для президентской и других кампаний я в ближайшее время напишу отдельно. Главное не переключайтесь.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.