Буддистов Нобунага не любил.

Он и христиан нельзя сказать, чтобы как-то обожал, но ставил их начальниками застав в областях, граничащих с враждебными буддийскими районами — чтобы тем было сложнее сманивать командиров на свою сторону. Стравливать верующих меж собой, чтобы они взаимно друг друга ослабляли, было атеисту Нобунаге и приятно, и полезно. Верующих долго уговаривать перегрызть друг другу глотки ради любви к ближнему не приходилось — оно и сейчас то с полпинка, а тогда уж только спичку поднеси. Особенно ярко в этом виде досуга отличалась буддийская секта Нитирэн, которая ходила промеж граждан руки в боки, поддерживаемая знатью из Киото и богачами по всей стране. На том и погорела, умело подтолкнутая в нужный момент хитроумным Нобунагой.

Блестящей операцией по развалу этой мощной секты стал религиозный диспут между сектами Нитирэн и Дзёдо, устроенный Ноубнагой в месте его базирования, в призамковом городке Адзути в 1579 году.

Началось все с рядового, в общем-то события. На перекрестке в этом самом городке Адзути проповедовал монах секты Чистой Земли (Дзёдо) по имени Гокунэн Рэйё, когда к нему прицепился купец, торговец солью Оваки Дэнсукэ, последователь буддийского учения Нитирэн. Слово за слово, не сошлись по некоторым пунктам человеколюбивой религии. Купец закатал рукава да надавал монаху зуботычин — аргумент в богословии ходовой и далеко не последний. Дело бы закончилось мелкой статьей по хулиганке, но тут внезапно вступился сам Нобунага. Спорщикам было предложено следующее: от каждого направления представить самых толковых да башковитых и устроить диспут, чтобы раз и навсегда определить, кто тут самый правильный и кто Будде лучший друг.

На буддийский рэп-баттл народ валил со всей страны, аж с самого Киото подтягивались представители фан-клубов Нитирэн и Дзёдо. Остринки тут добавляло то, что даймё в своих провинциях богословские диспуты не позволяли и всякие подобные попытки жестко пресекали, привлекая по необходимости отряды омона и водометы. А тут — диво какое! — выступай на сцене при всем честном народе, все шансы попасть в программу “Мы ищем таланты”

Вот только проигравшим в этом реалити-шоу предстояло не сопли на камеру размазывать. Нобунага диспут решительно заострил, объявив, что проигравшие из баттла вылетают полностью и насовсем — им отрубят голову. Дзёдо вроде как хотели замять в досудебном порядке, но Нитирэн сказали что давно ждали такого шанса раскатать идеологических пртивников и на попятную не пойдут.

Выставили с каждой стороны ребят покрепче да поухватистее — троих со стороны Дзёдо, включая потерпевшего монаха Рэйё, да трех со стороны Нитирэн, включая известного пакостника Фудэна, который давно подозревался в устройстве подпольных нелегальных диспутов, да все как то умудрялся уходить от охранки при облавах.

Пересказывать ход дискуссии тут не имеет смысла, но в какой-то момент Нитирэн замолчали, не в силах ответить на каверзный вопрос. Промолчали и на следующий вопрос. Монахи Дзёдо под всеобщий свист толпы выхватили свои веера и исполнили короткий победный танец, а фан-клуб Нитирэна, почувствовав, что сейчас тут начнут бить не по паспорту, а по морде, повалили к запасным выходам, где их и начали принимать и упаковывать в автозаки бойцы Нобунаги, которые, какой сюрприз, тем временем окружили плотным кольцом храм, выступающий в роли дискуссионного зала.

Нобунага не жалел похвальных слов, вручая статуэтки Оскара раскрасневшимся от удовольствия и смущения монахам Дзёдо. Проигравшим рэперам от Нитирэн головы отделили тут же, включая купца Оваки и не сказавшего за весь диспут ни слова Фудэну. А представителям 13 главных храмов Нитирэн было любезно предложено подписать кровью протокол, в котором было указано, что отныне Нитирэн не имеет права оспаривать другие буддийские течения, на храмы накладывается штраф в $2 000 000 (по нынешнему курсу), а сами представители изгоняются из храмов, переходя на положение лиц без определенного места жительства. Монахи почему то не спорили, прикладывая окровавленные платочки к носам и пугливо косясь на публику, которую с трудом удавалось сдерживать бойцам из оцепления.

Дальше были ночные погромы в Киото, откуда бежало около 4000 монахов Нитирэн, а порядка 300 не успевших поменять паспорта и переодеться в женскую одежду были зарезаны прямо на улицах. Нитирэн навсегда потеряло свое былое могущество и влияние, а Нобунага как бы намекнул своим противникам в Киото, что случиться может всякое и если что, он, Ноубанага, не всех успеет защитить от благородного гнева толпы.

Впрочем, его самого потом убили.

******

Дополнения и уточнения

*купец Оваки Дансукэ не один наехал на монаха, в той первоначальной стычке с Рэё был еще и его приятель Такэбэ Сёти, который улизнул во время диспута, смекнув, что стягивающиеся к храму 3000 вооруженных людей Нобунаги, очевидно, не пряники собравшимся идут раздавать. Приговорен к смерти заочно.

*по одной из версий, монах сам нарвался, презрительно ответив на вопрос купца в том смысле, что с безмозглыми тараканами вести разговоры не о чем, и если хотят ответа, пусть приведут кого поумнее

*есть очень жизненная версия, что у Нитирэн шанса на победу в диспуте не было в любом случае — чтобы уж наверняка, Нобунага поставил судьей 84-летнего глухого (!) старика

*************

Список использованной литературы:

N. McMullin. Buddhism and the State in Sixteenth-Century Japan

Ōta Gyūichi. The Chronicle of Lord Nobunaga

А. Ф. Прасол “Объединение Японии. Ода Нобунага”

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Схолии о Японии’s story.