PART 1

Мы все очень ждали поездки в колонию. Нам было не сильно важно, какая из них нас ожидает и какая именно группа заключенных нас ожидает: мы просто хотели увидеть все жто, не в экране или газете, а вживую. Дорога туда заняла много времени, но мы слишком сильно ждали, чтобы нас это смутило. Конечно, мы ожидали увидеть гопников, абсолютно агрессивных и устрашающих. А какими еще могут быть «зэки»? И конечно же мы решили не мусолить этим юным нарушителям закона глаза и полностью последовали дресс коду, данному нам свыше: длинные юбки, минимум макияжа, грязные волосы, собранные в хвостики.

Мы приехали и нас тут же стали досматривать, на каждую из девочек ушло около трех минут, на нашего руководителя Владимира Анатольевича-все десять. Затем нам огласили не самую приятную новость: проблема с залом. Мы посмотрели возможные варианты и поняли, что придется играть на улице. А за окном январь! Спустя некоторое время нас завели в большой акустический зал, со сценой и занавесом, все как полагается. Заключенные уже нас ждали, они сидели и занимались своими делами, общались. Как только первая из нас зашла в зал тут же воцарилась тишина и все внимание обратилось на нас. Мы сели лицом к парням и наступил неловкий момент: мы сидели весьма близко и сложно было невзначай рассмотреть всех ребят. К моему большому удивлению, я не увидела юных лысых качков с наколками и шрамами. Передо мной сидели самые обычные парни моего возраста, некоторые из них напомнили мне моих ребят, с которыми я очень часто общаюсь в своей повседневной жизни.

В целом, впоследствии вышеописанного нашего внешнего вида мы с девочками напоминали русский ансамбль, что-то вроде «Матрёны». Сейчас я это понимаю, но на тот момент, когда это озвучил один из нарушителей закона, Артём, у меня это вызвало всплеск негодования. По правде говоря, он не сказал ничего такого: он спросил, откуда мы приехали и всего лишь выразил удивление на мой ответ, что мы приехали из Москвы. Как оправдание своего удивления он указал на Сашу, которая сидела в большом платке. Конечно, такую наглость я стерпеть не смогла и таким образом моим первым контактом с заключенными была саркастичная схватка с насильником.

Не мудрено, что в итоге мы поладили с ребятами очень и очень хорошо и до меня почти сразу дошло: шутки и подколы из их уст были лишь немного акцентуированной обстоятельствами и средой самозащитой, и с осознанием пришел стыд за свое поведение. Мы немного побеседовали обо всем, о чем придумали: откуда кто приехал и кто чем любит заниматься. В какой-то степени даже хорошо, что у нас была цензура: не сильно приятно было бы начать общение с вопроса «За что сидишь?», а большинство из нас и не подумало бы спросить что-то иное.

Когда дело дошло до первой песни, мы были смущены своей деятельностью, а ребята-шокированы. Хоть мы и говорили о том, что наша задача тут весьма специфична, но такого они, конечно, ожидать не могли. Первой песней была «Во саду дерево цветет», моя любимая казачья. После смеха ребят осенило: они тоже могут нам спеть. Начали они с цыганского парниши Вани, который без музыки смог очень чисто пропеть соло какой-то безумно тоскливой песни. Затем они смогли организовать музыку и микрофон, и тогда четыре парня исполнили нам четыре песни, одной из которых была всемилюбимая песня Макса Коржа «Время». Из их уст она особенно грустно прозвучала, как и пксня поо любовь от того же Вани.. Лишь тогда до меня дошло: жизнь прекрасна, время не остановить, молодость у нас одна, а им такой дар больше не принадлежит. Песни безусловно убрали тот барьер смущения и замкнутости, который был в начале.Когда парни допели, мы незамедлительно пошли на площадку. Настало время представления.

Первой игрой, незаменимо, была Имена. Мы познакомились. Затем мы играли в игру Челнок, Большая кошка, Прянична доска, Покойник..

Площадь, на которой мы играли, была покрыта льдом, и нам посыпали ее песком, сто не сильно упростило задачу бега и активных движений. Таким образом, не сильно оценивая свои возможности, я упала раза четыре. Я просто очень резко начинала бежать или меня банально заносило на повороте. Что меня очень удивило: все парни, которые находились вокруг, незамедлительно бросались на помощь, при этом поднимали они с заботой и лаской, на которые, как мы думали, они не способны.

Также, не секрет, что в наше время очень размыты рамки красоты юных людей. Все знают, что для девушек это худоба, ухоженность и другие банальные нюансы, но так же в голове каждого подростка есть четкий образ красивой девушки, чаще всего не совпадающий с их идентичностью. Так вот будучи не в лучшем состоянии и образе, мы с моими девочками отметили то, как парни по-настоящему любовались нашей естественной красотой. В повседневной жизни это уже почти списано на миф-мимо пройдет девушка с обложки в платье от Томи Халфигера и с Майклом Корсом в руках и ты обязательно почувствуешь свою ущербность, это факт. Тут же это не имело никакого значения: каждая из девочек обязательно понравилась как минимум одному парню. Конечно, даже будучи одурманенными таким спросом на нашу привлекательность никто из нас не подумал оставить какие-то контакты или данные о себе, однако это безусловно дало мне понять искаженность рамок красоты современности и почувствоать свою истинную привлекательность.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated M&Y’s story.