Зачем писать по правилам

Орфография, бессердечная ты…

В школе учителя занудно требуют разучивать правописание и ревностно подчёркивают красным каждую описку. В пору работы учителем, школьники предлагали мне писать, как слышим — якобы, это сделает жизнь проще. А орфография, вроде как, нужна только «граммар-наци», чтобы поиздеваться над нормальными людьми. Очевидно, это неверно.

Грот об употреблении «яти».

Следование нормам орфографии — не столько то, что отличает грамотного человека. Иначе бы она отмерла сама собой, как буква ѣ, несмотря на всю её красоту и аутентичность.

Ять обозначала особый дифтонгический звук [и͡е], который к середине 18-го века сохранился только в диалектах. А затем различие между „е“ и „ѣ“ стерлось окончательно. Н.И.Греч заметил однажды, что знание ятя — «это знак отличия грамотных от неграмотных». Слова с „ѣ“ гимназисты заучивали наизусть — не было ни проверочных слов, ни внятного объяснения её написания в том или ином слове.

Орфография нужна для того, чтобы мы могли сходу понимать незнакомые слова и активно пользоваться неологизмами, играть с языком. Этому помогает морфологический принцип русской орфографии — единообразное написание корневых морфем во всех позициях.

Если углубиться в фонетику, мы не произносим буквы¹ всегда одинаково. В словах «дед» и «деть» на месте „е“ два разных звука — [ɛ] и [e]. Но в русском языке мы их не различаем, поэтому пользуемся одной буквой. А у немцев, для которых это противопоставление значимо, есть две буквы: „ä“ и „e“ соответственно.

¹Я делаю допущение, и для простоты почти приравниваю фонему к букве.

Точно так же мы не произносим один и тот же корень одинаково во всех позициях:

сад — [са́т]
сады — [сʌды́]²
садик — [са́д’ик]
садовод — [съдʌво́т]

² Это «крышечка» [ʌ], а не л. Звук, который часто встречается в английском — but, [bʌt], например.

Но везде пишем «сад», а не «сат» и уж тем более не «съд».

[фотъ ипо́нскъвъ са́дъ]
В белорусском языке, наоборот, приоритет аддаёцца произношению, фонетическому принципу. Поэтому парадигма падежей «конь — коня — конём» выглядит как «конь — каня — канём». В английском фонетический принцип почти не действует: пишем Схакеспеаре, читаем Шейкспиа. Хотя когда-то всё было по-другому (оригинальный текст тут).

Благодаря морфологическому принципу мы догадываемся, кто такие пропагандоны, кремлеботы, креаклы и что такое домбабвэ и госдура, к примеру. Написанные «как слышится» и как попало они вводят в ступор: прапогандон (это что-то про прапорщиков), кримлибот (крым? кримли?), криакол (кол?), дамбабве (видно «дам» и «баб»), газдура (при чём здесь газ?).

Подумайте, что может означать слово «колоземица»?

«Колоземица» — это слово, придуманное Далем, для замены заимствования «атмосфера»

Колоземица — то, что находится «вокруг Земли».


Это всё не отменяет того, что «правил нет». Орфография — это «общественный договор», который помогает людям понимать друг друга. Никто не запретит писать, как хочется — но тогда следует быть готовым к тому, что пишущего никто не поймёт.