27 мая и первое письмо тебе

Это я пишу тебе

Писать живые письма это замечательно. Но дома я не обнаружил годного листа бумаги и ручку. Да и лучше у меня получается писать где-то в браузере, в интернете. Дань времени. Бумажные красивые письма теперь, своего рода, роскошь.

Я не мастак красиво писать, так что готовься к куче плавающих друг в друга тем и пересказа событий со мной произошедших.

Сегодня мой день рождения. И во мне борятся странные чувства: ожидание чего-то необычного, теплых сюрпризов или чего-то еще. Но я ведь никого никуда не звал и ничего не придумывал. После дня рождения мисье Какошкина сложно выдумать что-то масштабное.

Пока я писал текст выше пришли Какошкины. Сережа позвонил в домофон и притворился разносчиком газет. Но я этот картавый голос узнаю из тысячи. Ребята принесли пончики с моими фотографиями на них и сказали, чтобы я угощался собой, а потом «выкакал» себя. Люблю их.

Очень мило

А вчера я засиделся на работе до 3-х утра. Все потому что с директором делали программу мероприятий дня города. Я рисовал иллюстрацию. Директор программировал и заполнял сайт. Всем кому рассказываю говорят, что мы ёбнутые. И это правда от части. Не люблю такие рабочие трипы. Портят здоровье. Но тут такая штука. Именно вся эта студийная работа или другие проекты нам важны. Мы за идею. Хочется для людей сделать что-то красивое и полезное. Тем более, в Ярославле.

Ну и с глазами-плошками я вышел в свет. Не хотелось вот так заканчивать день, хотя и начался новый. Приехала Алиса, с ней ребята и Вихляева. В который раз удивляюсь какая же Юля смешная и очаровательная. Все думаю, кто бы стал ей мужем? Алиса в своем репертуаре. Золотые брогги и красная бандана на голове. Но при этом, ей нужно отдать должное. Это дикое сочетание ей идет. Отражает её. Я и Алиса года 4 назад в шутку договорились, что в 30 сыграем свадьбу. А мне уже 27. Я начинаю нервничать.

Мы танцевали у ПГ под электронную музыку, шутили дурацкие шутки, колесили по городу и выпивали. В итоге забурились ко мне. И знаешь, я понял, что у меня грустная квартира. Нет, мы не сидели и молчали. Просто берлога не обжита. Бардачок и аскетичность в обстановке.

Харизматичная модель
Вытерли пальчики и попозировали
Вихлячьи ноги
Позже, из этой сумочки Алиса достала сушёную воблу

Пей поменьше, Саш

На утро 27-го я посоветовал себе если и пить, то поменьше. Но ты ведь понимаешь, что девочка зарекалась. И вот уже холодным вечером да еще и на Набережной я был экстра пьян. Я, Артур, Даня, Вихло, Алиса и ее подруга остановились на тачке у ЦНТИ. Чем пьянее я был, тем веселее было. Я врубил Скриптонита и Вихляева сделала кислую мину. Сказала, что ненавидит рэп, а теперь и меня. В душе я с ней согласен, но только про рэп. Артур достал плётку из странной старой сумки Луи Виттон, которая валяллась у него в багажнике, и начал всех хлестать. Когда я спросил, что еще там есть, он ответил, что лучше багаж не открывать. Потом плетка перешла в руки Лене, подруге Алисы. Она учительница и мы дразнили ее плохой училкой. Приехали Глинские-Груздевы и мы все вместе смотрели салют и говорили, что Ярик скатился, потому, что «салют-то жиденький».

Лучше бы в дороги деньги вложили

А дальше был какой-то угар. Все отправились в «Шкаф» и напились настойками из облипихи. Я гонял в красной бандане Алисы и сижкой за ухом, что-то громко говорил и изредка приплясывал. Честно говоря, на этом моменте начинается стандартная программа тусовки, которую я не буду пересказывать.

Ну и, естесственно, все закончилось в ПГ с Даней и Сашей Люлиным. Мы были в щи. Я что-то спрашивал про карты Таро у девочки, которую начинал «придушивать», Люлин с лицом дикого осознания чего-то важного сидел в нули, а Даня вообще пропал. В какой-то момент я понял, что все ушли и пора заканчивать тусовку. Выхожу в холодное утро 28-ого мая и молюсь быстрее дойти до дома и тёплой кровати. Болтаясь, благополучно завершаю миссию и падаю на кровать.


Кстати, музыка моя

Fin.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.