Первый месяц жизни

(дневник)

3 декабря

В 6 утра мне привезли её на кормление. В темноте поставили рядом с кроватью бокс, в котором она сопела. А я не смогла встать. Ноги не слушались, а от боли кружилась голова. Я в шоке жала на кнопку: пришла медсестра и я просила её забрать ребенка, потому что боюсь уронить. Потом рыдала, не могла остановиться. Мне было стыдно и страшно, что я оставила её голодной.
***
Она такая странная. Серьезная, спокойная и как-будто чем-то расстроенная. Кажется, она мной недовольна. Кажется, ей не нравится моя грудь, мое молоко, мой запах. Ужасно утомительно бояться сделать что-то с ней не так. Все время нужно быть начеку. При этом, когда ее нет рядом, скучаю безумно.

4 декабря

Осмотрели её с мамой с ног до головы. Особенно совершенными мне показались её ногти. Не знаю, у кого у нас в семье такая красивая форма. Тревожит каждое пятнышко на теле. А когда смотрю на огромную красную ссадину на щеке, становится жалко её до слез. Соня же как-будто не замечает этой раны. Такая серьезная и отважная. Сегодня впервые по-настоящему присосалась к груди — я опять чуть не расплакалась. Реветь вообще-то хочется все время: от счастья и потому что всё время больно.

5 декабря

Кажется, для меня открылся новый вид ада. Когда твой ребенок болеет, а ты ничего не можешь для него сделать. С молоком у меня прилив слез — хватило на весь день и еще осталось. Я стараюсь не преувеличивать проблему в голове, но в сердце она не помещается. У меня из окна видна палата, куда её увезли светить лампой. Оттуда всегда фиолетовый свет. Я вообще не могу думать, как она там лежит одна под лампой. Ужасно хочу забрать Соню домой. Мечта номер один. Но, похоже, нас не собираются выписывать.

6 декабря

Я люблю менять подгузники! Ужасно радуюсь какашкам. Почему-то для меня это подтверждение, что у нее всё работает как надо. Люблю её распеленывать, трогать за ножки, разглядывать пальцы. Пока что она спокойно позволяет это делать. Надеюсь, ей не разонравится.
***
Если бы ко мне не приходили каждый день родные, я бы сошла с ума.

7 декабря

Этой ночью у меня одна цель — кормить Соню и не давать ей срыгивать. Чтобы утром она показала прибавку в весе и нас отпустили домой. Шестой день в больнице — невыносимо. Я себе всегда нахожу занятие, мне никогда не бывает скучно, а сейчас я и вовсе готова просто лежать рядом с птенцом и гладить её по головке, ни о чем не думая. Но атмосфера здесь ужасная, пропитанная хлоркой. Хоть у меня и отдельная палата, вокруг все время чужие люди. Очень много чужих людей. Хочу в семью, в свой дом. Уже предвкушаю, как будет тяжело и сладко.

8 декабря

Соня провела выписку и дорогу домой идеально! Как хорошо, что кроме мамы и Ромы никто не успел приехать нас встречать. После супер тяжелой ночи у меня нет сил на общение ни с кем. У неё тоже. В весе прибавляет — прожорливый птенец. Шона ничего не поняла. Даже не сразу её заметила. Потыкала носом. При плаче убегает из комнаты.

9 декабря

До сих пор не могу сидеть. Это жутко бесит. Но страх, что швы разойдутся и снова начнется этот кошмар, дисциплинирует.
Искупали птенца в первый раз. Это и кайф и ужас. Мама очень помогла. Рома всё пропустил. У меня больше нет сил. Люблю цыпленка невозможно!

10 декабря

Ромка получил свидетельство о рождении. Её первый документ. Почему-то это приятно. Утром она гуляла на балконе и проспала 4 часа подряд! Зато потом просила есть чуть ли не каждый час. Аппетит у нее отменный, а у меня уже болят руки и соски. Жалею, что отказалась от покупки дурацкой беременной подушки.
Шона пыталась носом столкнуть Соню с кровати. А вчера накакала под нами, пока я лежа кормила. Ревнует зверски.
Разговаривать почему-то не с кем не хочется. Только с Ромой. Но сил на разговоры особо нет.

11 декабря

Ромка очень помогает. Таскает её на руках, а она кайфует. Ночь спала с нами. Всего 3 раза просыпалась. Боюсь, что привыкнет к нашей кровати, но девочки говорят, что тоже первое время вместе с малышами спали, а сейчас все ок, все по своим местам спят. 
Если бы не боли, я бы сейчас кайфовала вместе с птенцом. Работать не хочется, но я стараюсь все успевать и разнообразить день делами. Физически пока еще тяжело. 
Аня Тихомирова прислала 100 роз!

12 декабря

Птенцу 10 дней! С утра она удивила нас желанием бодрствовать. Расстелили ей коврик с игрушками, который Аня с Пашей подарили. Она минут 40 на нем лежала, внимательно наблюдала. Вечером то же самое. Изучает мир. Спала на 3 часа меньше, чем обычно. Я без сил вообще.

13 декабря

Всё идет не по плану. Ей не нравится прохладная температура в комнате, гораздо спокойнее спит в жаре. Не нравится купаться. Не нравится гулять на балконе. Не нравится спать в своей кроватке. Вообще спать не нравится (сон всё короче). Кокон не нравится. Короче, Комаровский категорически не работает. И всё, что я беременная читала, не работает. А я ведь так люблю порядок, графики, планы, систему. Размечталась.

14 декабря

Провели с Соней целый день вдвоем. Выручил кокон. Таскала в нем птенца за собой повсюду. Успела и поработать, и приготовить ужин, и постирать, и погладить, и почитать, и в инете потупить, и фильм посмотреть. Офигенный день. За которым последовала совершенно бессонная ночь. Теперь Соня — мой ежедневный контрастный душ.

15 декабря

Первая прогулка! Дошли до МФЦ и обратно. Прописали птенца в квартире. Писать в заявлении “мою дочь Софию Романовну Гарину” очень странно. Как будто это всё еще не про меня.
Чувствую себя не мамой, а кормительной машиной, причем весьма изношенной. Люблю её очень сильно! Но эта любовь мне знакома. Как я люблю Рому, брата, Шону. Я думала, это будет совсем новое чувство, исключительное. Возможно, еще не хватает сил, чтобы его осознать.

16 декабря

Крошке две недели. Приезжала Люся, возилась с ней. Потом Соня спала, а мы болтали. А когда остались с птенцом вдвоем, она не слезала с моих рук. Или я её не отпускала. Было хорошо. Но до тех пор, пока не понадобилось делать дела. Ну не могу я забить на бардак, гору стирки, и “наслаждаться материнством”. Особенно, когда нет приготовленной еды. Мне некомфортно так жить. Лучше буду уставать и ныть. Но в чистоте и уюте!
Ночью Соня спит в своей кровати. Это такое счастье! Просыпается два раза, в 3 утра и в 6. Вставать все еще тяжело, думаю, к этому нельзя привыкнуть.

17 декабря

Когда Рома дома, морально легче. Физически — нет. Все равно все силы отнимают кормление и тревожность. Но зато ощущение командной работы очень бодрит. Соня поспала, позволив нам сделать уборку и даже поваляться на диване вдвоем. 
Вечером приехали Зера с Владом, застав птенца также спящим. Кажется, Зера считает, что всё вот так и обстоит: ангелочек сладко сопит, а ты занимаешься своими делами, а потом тискаешь его. Попыталась объяснить, какова реальность, но забила. Потом сама поймёт. Подарила облако воздушных шаров, браслет Соне, а мне халат цыганского барона.

18 декабря

Сегодня я заморозила ребенка. Сразу не догадалась, и мы с Ромкой целый день промучались. Она капризничала, кричала, постоянно просыпалась, зависала на руках, просила грудь каждый час. После того, как одели её потеплее, уснула на 3 часа. Но сил уже ни на что не было. Только котлет морковных нажарила.

19 декабря

Гуляла одна с коляской. Сходила в магазин. Встретила младшую сестру из школы, поздравила её с днем рождения. Вернулась домой и, пока птенец досыпал, поела. Так и день пролетел. Время теперь еще более неуловимое, чем раньше.
Вечером сходила на эпиляцию. Сразу почувствовала себя человеком (хотя пока еще не женщиной).

20 декабря

Очень хочется бросить подработку. И не хочется одновременно. Проект интересный и несложный. Но кайфа от него уже не получаю никакого. Только муки совести. С одной стороны обязательства дисциплинируют, с другой — раздражают. Особенно, когда птенец требует внимания. То есть почти всё время. В течение дня хочется на всё забить и лечь спать. Но я борюсь, пытаюсь всё успеть, пока спит Соня. Она ангелочек, к ней никаких претензий. 
Пупок окончательно зажил. Ура.

21 декабря

Чуть не умерла от головной боли. И горло заболело. Теперь поняла, как это, когда действительно тяжело. Очень страшно её заразить. Мысль, что я могу причинить ей вред, мучительна. Момент: мы лежим с ней на кровати, я плачу от боли и даже уснуть не могу, а птенец тихонько рядом сопит в соску, дает мне время передохнуть. Это магия.

22 декабря

Кормила 11 раз за день. Обычно раз 7 только. А вечером… как она орала! Стены дрожали, в глазах темнело — настоящая истерика. Я это связываю с её недосыпом. Или с маминым влиянием. Она сегодня гуляла с ней час, пока я была у косметолога. Мне это очень помогло и я была маме благодарна. Но все-таки у мамы мощная, изнуряющая энергетика. Она меня опустошает. Может, и Соню тоже?

23 декабря

Цыпленку три недели. Провели целый день вдвоем. Всё успели. Всё спокойно. Она как будто понимает меня, помогает. Наверное это и есть контакт. Впервые искупала её сама. Почти не ревела.
Шона сильно раздражает. Сама удивляюсь, почему так злюсь на неё. Но она скулит, лезет на ребенка, срёт на кухне, бросается на меня. Не знаю, как нам ужиться.

24 декабря

Как же хорошо, когда Рома дома! Вдвоем легче. Соня сегодня спокойная. Его родители от нее в восторге. Правда, уехали очень быстро. Потом Рома гулял с коляской, а я была на маникюре и педикюре. Молоко им оставила, и всё прошло гладко. Какой же кайф.

25 декабря

Сегодня Соня познакомилась с Эммой. На фоне этой пухлощёкой улыбахи птенец просто доктор зло. При гостях она такая спокойная, трогательная и красивая, что все умиляются. Но у нас с Ромой сил вообще нет. Вечер был длинный, хороший. 
А в новостях опять ужас — упал самолет с доктором Лизой. Шоне почистили зубы под наркозом. Жизнь кругом кипит. А я как будто за стеклом.

26 декабря

Утром досыпали вместе, поэтому встали поздно, после 11. День пролетел незаметно. Прикрепились к поликлинике. Мама приехала помогать. Самое сложное было заставить себя делать котлеты на ужин. В итоге их приготовил Илюшка. И как люди выживают без помощи?
***
Всё время думаю о том, почему никто, совсем никто, не предупреждает, что роды — это не самое страшное и тяжелое. Что на самом деле самое сложное — это вот эти дни после. Что делать со своим плохим настроением, не знаю.

27 декабря

Первая поездка в автокресле прошла успешно. Пока я была у врача, Рома справился с птенячим голодом и криками (с помощью оставленного мной молока). Все молодцы. Втроем мы супер команда, так бы всегда. Потому что, когда я без Ромы, я как будто без одной руки и без ноги.
Всё хочу начать уже свою новую жизнь, которая поможет мне вернуть форму и даже стать лучше. Но сил нет вообще совсем. Когда же они появятся.

28 декабря

Соня впервые улыбалась. Не мельком, как обычно. А как будто чему-то, осознанно, внятно, со звуком. Я думала, разревусь. Остальные события дня померкли.

29 декабря

Сегодня было страшно. Всего один момент, который запомнится на всю жизнь. Положила её на живот на пеленальном столе, потому что так она не кричит и не крутится. Отбежала включить воду в ванной, потому что мы были вдвоем. Было очень тихо. Когда вернулась, сердце рухнуло вниз — она висела на краешке стола, хватаясь руками за пеленку, ноги и попа болтались в воздухе. Я испугалась так, что хотела орать, но не могла. В шоке долго прижимала её к груди. Больше никогда.

30 декабря

Приехали в Конаково. Первое наше путешествие. В общей сложности Соня провела в машине часов шесть. Почти всё время спала, два раза ела, один раз меняла подгузник. Просто идеальная. В номере немного покричала, искупалась в ржавой воде, заснула.
Мы только втроем. Еще не можем расслабиться, но я уже чувствую, как нас накрывает сплошная любовь. Если выспимся, точно будем счастливы безмерно.

31 декабря

Еще год назад ни за что бы не поверила, что список моих новогодних заветных желаний будет таким: поспать, поесть, похудеть и по сто тысяч раз в день целовать и обнимать Рому с птенцом. И чтобы снег пошел.

1 января

Валяемся целыми днями, выходим только на прогулку и в ресторан. Сонька смешная нежнятина. Как хорошо, что мы приехали сюда. Без всех. Идеальный план.

2 января

Птенцу месяц! У него прорезался голос. Булькает, квакает, пытается агукать. Улыбка проскальзывает чаще, но все так же коротко.
Каждое утро я замечаю в ней новое. При этом весь этот месяц слился у меня в один долгий день. Сложный, странный, но счастливый. Ночью просыпаться и кормить всё также тяжело. Но ты не можешь не встать. И вот эта сила, которая поднимает тебя и ведет к кроватке — это потрясающе. Такая мощь. Мне еще предстоит её прочувствовать.