Как и что

Возьму пример из блога редактора Максима Ильяхова. В одной из последних заметок Максим говорит, что ответ на письмо может зависеть от верстки и длины письма (и, конечно, вопроса в конце):

http://www.stop-slova.ru/blog/all/dva-pisma/

Если это не пост с подвохом, то Максим испортился, несите нового. Старый Максим знал правильный ответ: оптимальная длина текста — пока интересно.

В левом письме, например, может быть предложение участвовать в крутом проекте. Смотрите, там и ссылки какие-то есть интересные и список проблем, которые исчезнут у многих людей с появлением этого продукта. В общем, хорошее письмо, грех не ответить.

А в правом письме может быть про то, какой вы конченный дебил и вопрос в конце — не жалко ли вам тратить деньги на путешествия в другие страны, когда Родину-мать тут всю разворовали.

И никакие отступы и структурирование не изменят ваши ощущения от этих писем.


Чтобы два раза не вставать, процитирую Кандинского про период «Как» в искусстве:

В такие времена искусство ведет унизительное существование, оно используется исключительно для материальных целей. Оно ищет материал для своего содержания в грубо материальном, так как более возвышенное ему неизвестно. Оно считает своей единственной целью зеркально отражать предметы, и эти предметы остаются неизменно теми же самыми. «Что» в искусстве отпадает ео ipso. Остается только вопрос, «как» этот предмет передается художником. Этот вопрос становится «Credo» (Символом веры). Искусство обездушено.
Искусство продолжает идти по пути этого «Как». Оно специализируется, становится понятным только самим художникам, которые начинают жаловаться на равнодушие зрителя к их произведениям. Обычно художнику в такие времена незачем много говорить и его замечают уже при наличии незначительного «иначе». За это «иначе» известная кучка меценатов и знатоков искусства выделяют его (что затем, при случае, приносит большие материальные блага!), поэтому большая масса внешне одаренных ловких людей набрасывается на искусство, которым, невидимому, так просто овладеть. В каждом «художественном центре» живут тысячи и тысячи таких художников, большинство которых ищут только новой манеры. Они без воодушевления, с холодным сердцем, спящей душой создают миллионы произведений искусства.
«Конкуренция» растет. Дикая погоня за успехом делает искания все более внешними. Маленькие группы, которые случайно пробились из этого хаоса художников и картин, окапываются на завоеванных местах. Оставшаяся публика смотрит, не понимая, теряет интерес к такому искусству и спокойно поворачивается к нему спиной.
One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.