Пузырек с начинкой

30 недель

смешные истории про беременность и ее последствия

И вот настал тот самый день, когда ты понимаешь, что ты — толстая-претолстая. Потому что на работе на твои вздохи по поводу духоты тебе говорят “Да-да, полные люди тяжело переносят жару”… ну то есть так, не со зла, конечно, а с сочувствием и желанием приободрить. А муж, на заре отношений сравнивавший твою фигуру со спорткаром теперь утешительно похлопывает по плечу и отмечает, что ты превратилась в “старый добрый семейный хэтчбэк”. А вечером того же дня, после всех этих комплиментов джинсы рвутся прямо на попе в публичном месте. Это те самые, которые были куплены в самом начале и с расчетом на то, что будут до конца с тобой, до 40 недель… Подлейшее предательство!

Антон и его старый добрый семейный хэтчбэк

Для меня все это совсем новые ощущения. Тоесть это не тот подростковый период нытья по поводу того что твои ягодицы не такой же формы как у Милы Йовович, хотя в глубине души ты уверена, что все вполне терпимо. Это как-то по-другому, по-интереснее. Когда еще удастся почувствовать себя в роли пышной колобкообразной сладкоежки в прекрасном расположении духа? К тому же этот праздник закончится через шесть недель, когда лучше особо не разъедаться, потому что из толстой неуклюжей мамы не менее толстому ребенку выбраться довольно трудно.

По мере роста живота мысли о том, что его жителя надо будет родить и “это не рассосется” посещают почти каждый день. А рожать-то страшно… И я как типичная отличница шуршу youtube и отправляюсь на курсы. В Минске не так уж много курсов по подготовке к родам, которые можно и не проходить, если ты стояла на учете в местной женской консультации и собираешься рожать в роддоме, к которому относится твое бренное тело. Я же боюсь этих социальных благ как огня и стараюсь избегать всеми возможными способами: ни для кого не секрет, как там относятся к женщинам двадцати шести лет, рожающим впервые.

В итоге я прошла аж две штуки курсов: в роддоме и у частной окушерки — единственной в городе, которая принимает роды на дому. К 30неделе я получила два сертификата почетной матери от этой самой частной школы и областного роддома. Все было довольно познавательно, особенно занятия по грудному вскармливанию с демонстрационными образцами — резиновым младенцем и миленькой вязаной сисей. Я все старательно конспектировала и зарисовывала — на память в третьем триместре рассчитывать тоже не приходится.
Акушерские занятия тоже были ничего такие. Стало понятно, какие мучения и в каком количестве тебе предстоят. Хотя, нам велено было называть этот процесс “трудом”. В общем-то я согласна, с этим определением скорее, чем с мучениями, потому что мучения бывают бессмысленные и заканчиваются как правило плохо. А тут все скорее начнется и уже не закончится никогда. Так что это почти как праздник наоборот: сначала суровая абстиненция, а только потом — непосредственно торжество. Особенно меня радует, что я встречусь со своей маленькой пташечкой в итоге. Надеюсь, я помогу ей вынырнуть на сушу как сказочной принцессе, являющейся из пены морской. Под апплодисменты, как в американских фильмах с хэппи-эндом и хлопушками.

В общем-то после всего этого я приобрела бодрый и немного задиристый настрой, как у члена женской сборной по регби.

Единственным, что вывело меня из себя было общение с психологом. Мне не попадалось ни одного приличного психолога за всю жизнь. Для меня психологи которые пришли в профессию не для того, чтобы решить свои личные проблемы, а для того, чтобы помочь другим людям — это почти как привидения: либо их вообще нет, либо их видели только твои далекие знакомые. Каждый раз после занятия у меня было ощущение зря потраченного времени и каких-то промытых мозгов. Дикая смесь из интерпретации пренатальных матриц Грофа с вкраплениями религиозных, личных и общегосударственных советов моим сознанием просто блокировалась. При этом мне сообщили, что я толи отстаю в развитии, толи мало внимания уделяю духовному аспекту общения с ребенком. Я, обескураженная такой смелостью давать диагноз за менее чем час знакомства, пропускала большую часть мимо ушей. Один разик только вякнула по поводу жестокости облагать новоиспеченных родителей штрафом за неправильно закрепленное одеяльце ( женщина-психолог это приветствовала). А так молчала и держалась молодцом. Дзен отрос просто до лодыжек за три часа, хотя так хотелось поспорить и спросить как уживается вместе с религией гипноз, кормежка подопытных ЛСД, и нормативы роддома по ГОСТу. Моя мама называет такое “каша мед говно и пчелы”.

На тренинге по медитации я пыталась вспомнить куда засунула деньги, которые решила насобирать дедушке на слуховой аппарат — не проканало. Никаких волшебных видений, озарений и прочих подсказок. В итоге вместо того, чтобы погружаться в транс я отправляла запорсы в мозг, который как-то уже совсем отказывается работать как раньше. Их величества извилины на заслуженном отдыхе — просили не беспокоить.

В итоге я решила, что действенный способов борьбы со страхом это переключение на мысли о рождающемся ребенке, потому что для него это гораздо более серьезное испытание. Еще недавно он спокойно плескался в теплом океане, в полной безопасности; его хорошо снабжали кислородом и неплохо кормили. И тут маленький домик стало колошматить и его оболочка стала вести себя агрессивно. Хотя, насколько я поняла, не мать вызывает роды, а сам ребенок, когда решит, что время пришло.

Что ж, теоретическая подготовка пройдена. До встречи с нашей малышкой осталось 9 недель и 5 дней, как сообщает мне приложение в телефоне. Я начиняю пакеты в роддом, хотя и и не знаю пока куда меня такую, дипломированную, возьмут. Прилежно читаю Цареградскую, Дик-Рида “Роды без страха” и отекаю, растворяюсь в летнем зное, смотрю кино про больших рыб и учусь дышать глубоко и ровно. В общем, вызреваю.

Про блистательные перлы бабушек и дедушек, мороку с выбором имени и внезапно возникшего попугая напишу ближе к развязке, когда насобирается еще более мощный заряд абсурда и “метафизики”.

Like what you read? Give Maia a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.