О критике

Или о том, как перестать волноваться по пустякам и начать нервничать по-настоящему

Так вышло, что жизнь людей творческих профессий неизбежно связана с критикой, которая сама по себе служит весьма мощным фактором творческого процесса. Правда с тех пор как интернет сделал возможность публично высказаться общедоступной, задача ее интерпретации стала крайне нетривиальной. Часто критика оказывается безосновательной, неуместной, принимая деструктивный характер беспочвенных оценок, а то и оскорблений, в результате чего упомянутый выше процесс рискует замедлиться, если не развернуться вспять, когда верх берет невежественное, но громкое большинство, как это случилось недавно в рамках молниеносной и бурной истории вокруг стройки на Андреевском спуске в Киеве.

С аналогичной ситуацией, но в меньшем масштабе наверняка сталкивался каждый, кто хотя бы однажды представлял на суд публики результат своего труда и в какой-то момент обнаруживал себя под прицелом. И если опытного автора вряд ли можно сбить этим с толку, то для менее искушенного проблема выглядит куда серьезнее и уж совсем плохо обстоят дела у неподготовленного наблюдателя, пытающегося сформировать свое непредвзятое мнение о предмете.

Кого слушать, а кого нет? Как отличить ценный источник критики от бесполезного? Что со всем этим в конце концов делать? Без понятия, но давайте попробуем разобраться вместе, по возможности кратко (на самом деле нет) и - увы - без картинок (почти).


Кого слушать?

Итак, кто-то в интернете посмел критически высказаться о вашей работе. Не спешите паниковать. Сначала давайте попытаемся определить, кто перед нами.

Методом поверхностных наблюдений™ и анализа на скорую руку® я вывел для себя не претендующую на научность и лишенную всяких доказательств теорию о трех уровнях компетентности, столь же простую и изящную, сколь и бесполезную! Единственный ее постулат гласит о следующем. В пределах любой творческой области всех людей можно поделить на три неравные категории:

1. Творцы

Малочисленная группа тех, кто благодаря врожденным талантам или полученному опыту наделен способностью создавать в той или иной степени качественный продукт и само собой в состоянии отличить качественный от некачественного. Чаще всего это признанные профессионалы своего дела, чья критика часто ценна, хотя и преподносится иной раз в максимально некорректной форме («Ваша визитка говно» ©). Почему не всегда? Потому что в силу загадочных причин людям творческих профессий почему-то свойственна повышенная критичность в отношении коллег и обостренная внутрицеховая конкуренция. Не только лишь все, но мало кто может демотивировать так же как они.

2. Критики

Те, кто не создает продукт сам, но врожденные или приобретенные качества позволяют им уверенно отличать высококлассный от низкосортного. Категория чуть более многочисленная, но крайне недооцененная и поэтому заслуживающая отдельного разговора.

Широко распространен защитный прием «не нравится — сделай лучше» или одна из его вариаций «критикуешь — предлагай», но по моему мнению он в корне неверен и вот почему.

Несмотря на то, что они не создают ничего нового, критики все же помогают направить творческий процесс в правильное русло, а в виду того, что круг профессионалов малочислен и неорганизован, они выполняют в этом процессе часто ключевую роль. Критики, в узком понимании этого слова — своего рода хранители и опора культурного уровня общества, которое может сохранять его некоторое время в отсутствие профессионалов, но в отсутствие тех и других скорая деградация неизбежна. В этом смысле не стоит недооценивать их важность, как и важность их мнения, которое несет в себе не меньше, а часто больше пользы, поскольку лишено предвзятости авторской критики и поэтому более взвешенно.

И если в классических областях (литература, изобразительное искусство, музыка) все относительно просто и критика развита как отдельное направление профессиональной деятельности, и этому даже учат, то в более современных - таких как, например, веб-дизайн или стрит-арт - все куда сложнее. Если человек не является автором сам, то распознать его уровень компетентности часто нелегко, ведь это могут быть люди из смежных сфер, мало связанные с предметом, но отягощенные ценным опытом.

3. Обыватели

Те, кто в силу своей удаленности от темы и ограниченности культурного багажа лишен не только способности создавать сколь-нибудь качественный продукт, но также и выраженного умения отличать хорошее от посредственного. Их мнение при этом иногда может совпадать с авторитетным, из чего тем не менее нельзя сделать вывод об их компетентности, поскольку характер этого мнения определяется больше склонностью к поверхностным оценкам, подверженностью внешнему влиянию, реакционностью суждений или комбинацией всего перечисленного, но не взвешенным анализом. Поспешность — их наиболее характерная черта.

Группа, к сожалению, самая многочисленная и отчасти вследствие этого самая заметная на общем фоне. Но что тревожнее всего, часто неспособная к осознанию себя таковой, а вместо этого ожидающая признания себя полноправными участниками творческого процесса и оттого направляющая его в никуда. Для человека, развращенного свободой выражения в Сети, мало что бывает столь же трудно как смириться с ничтожностью своего мнения по тем или иным вопросам, но это пилюля, которую многим приходится проглотить — или продолжить оставаться в возмущенном неведении.

Все это, впрочем, не значит, что мнением обывателя непременно следует пренебречь. Более того, иногда делать этого категорически не стоит, но об этом чуть ниже.

Как узнать?

Круто, что разобрались с классификацией, но как же все-таки определить, кто перед нами? Вопрос непростой, но и здесь есть на что опереться.

Легче всего распознать профессионалов, с которыми работает старый добрый знакомый по википедии принцип авторитетности. Если профессиональное сообщество признает в говорящем своего коллегу, если он отмечен упоминанием в авторитетных источниках, то перед вами скорее всего носитель ценного мнения. Важно отметить некоторые исключения:

  • Наличие профильного диплома, увы, не доказывает авторитет. Более того, если ваш собеседник позволил себе прибегнуть к этому аргументу, сворачивайте удочки: оппонент вероятнее всего несостоятелен.
  • С осторожностью следует прислушиваться к профессионалам на официальных должностях, как то: главный архитектор, председатель союза писателей и т. д. Хотя их названия и внушают, зачастую это скованные чужими мнениями управленцы.
  • Коварнейшим образом рядом незаслуженно пристроились и те, кого можно было бы назвать обывателями, добившимися некоторого успеха у аудитории. Отличить эту обманчивую категорию людей для неподготовленного человека задача та еще. Сложно? Никто не обещал, что будет легко!

Но еще сложнее выявить разницу между критиком и обывателем. Здесь приходится полагаться скорее на косвенные признаки:

  • Насколько заинтересован говорящий в теме? Это предмет его искренних увлечений или он просто склонен высказываться обо всем подряд?
  • Свойственно ли ему давать положительные оценки или его критика в 10 случаях из 10 носит негативную окраску?
  • Какой характер носят его высказывания? Это предположения или утверждения? Это обоснованные тезисы или оценочные суждения?
  • Наконец, в каком тоне он излагает свои мысли? Его критика звучит взвешенно или претенциозно? Он вежлив или агрессивен?

Отвечая на эти вопросы, можно попытаться найти внутренний баланс, относя собеседника к категории критиков или обывателей и квалифицируя тем самым его мнение как значимое или нет. Но даже если этого сделать не получается, не отчаивайтесь: всегда можно вежливо сказать «ГОСПОДИ СМОТРИТЕ ТРЕХНОГАЯ ЯЩЕРИЦА». Далее же — о том, что делать во всех остальных случаях.


Но прежде Очень Важный Вопрос, Наверняка Возникший у Вдумчивого Читателя: а как, простите, определить, к какой категории принадлежу я сам? Неумолимая статистика дает безжалостный ответ: скорее всего вы обыватель. Deal with it!

При этом, возможно (← обратите внимание на слово слева), есть пара областей, где вы можете претендовать на нечто большее. Каких именно, вы наверняка знаете сами. Вам кажется, будто вы буквально окружены такими областями? См. выше.

Что делать?

Итак, нам вроде бы удалось классифицировать услышанные мнения. Но что теперь с ними делать?

Если перед нами профессионал или вдумчивый критик, то разумеется, имеет смысл принять во внимание, но необязательно как руководство к действию его слова. Более того, с таким собеседником можно смело дискутировать, результат чего неожиданно может оказаться полезным для обеих сторон, но даже если консенсус не будет найден, никто скорее всего не останется обиженным, и по крайней мере часть полученных замечаний окажется полезной и может быть применена в деле.

При этом еще раз напомню, что следует быть осторожным - особенно это касается оценочных мнений «нравится/не нравится» - в отношении коллег, пребывающих в специфическом состоянии внутривидовой неприязни или в банальном конфликте интересов.

Что же касается обывателей, то прежде всего следует понимать, что чем дальше объект критики от высокого искусства и чем ближе к утилитарным областям, тем шире аудитория людей, ко мнению которых есть смысл прислушаться. Если, например, вы разрабатываете общественный туалет и случайные люди массово указывают на то, что не сразу понятно, в какую сторону открывается его дверь, то от этих сведений вряд ли стоит отмахиваться. Вообще говоря, к отзывам людей по вопросам, не требующим специальных знаний, следует относиться скорее как к тестированию, всегда быть готовым к возможным исправлениям и стараться запускать этот процесс на как можно более ранних этапах работы.

По узким же вопросам и аспектам, в большей степени касающимся эстетической ценности, мнения обывателей можно учитывать в последнюю очередь. Единственное, но при этом настолько частое исключение, что его скорее следует рассматривать как правило: коммерческие проекты, в которых обыватель голосует деньгами. Если вы создаете рыночный продукт, который большей части целевой аудитории попросту не нравится, очень и очень настоятельно рекомендуется подумать еще раз.

Напоследок разберем несколько терминальных случаев:

  • Что если вашу работу хвалят только профессионалы, а обыватели недовольны? Не переживайте, скорее всего вы все делаете правильно. Стоит ли тем не менее прислушаться к последним? См. выше.
  • Что если профессионалы критикуют, зато хвалят обыватели? У меня для вас плохие новости.
  • Что если вообще все против? Прогноз отрицательный, но есть один положительный момент: возможно, вы непризнанный гений, о чем как правило становится известно вскоре после смерти. Если же в ваши ближайшие планы коньки не входят, имеет смысл прислушаться хотя бы к чьему-то мнению.

Выводы

Суммируя сказанное, попытаемся сформулировать несколько успокаивающих нервы выводов.

  • Внезапный: отбор работ всеобщим голосованием — далеко не всегда самый верный способ принятия решений. Часто наоборот.
  • Утешительный: если о вашей работе высказались плохо, это еще не повод для паники. Возможно, вы слушаете не тех.
  • Тревожный: если о вашей работе высказались хорошо, это тоже еще не значит, что вы молодец. Те, кто вчера хвалил вашу работу, завтра могут столь же яростно нахваливать неиллюзорный шлак.
  • Практичный: по возможности сами задавайте конструктивное русло разговора. Если спрашиваете первыми, не спрашивайте о том, нравится или не нравится. Спрашивайте о конкретных сторонах работы.
  • Назидательный: высказываясь о чьей-либо работе сами, старайтесь основывать свое мнение на выводах, а не на оценках. Просто возьмите за привычку после каждого суждения добавлять в уме, а лучше открыто «потому что…»
  • Поучительный: если хотите быть услышанным, слушайте сами. Уважайте собеседника, следуйте правилам хорошего тона, будьте вежливы.

Бонус-трек. Разбор полетов

Пользуясь случаем, попробуем теперь применить описанные методы на практике и взглянуть на упомянутую в начале ситуацию под новым, более правильным углом. Итак, что же произошло?

Произошло то, что достаточно авторитетное в узких кругах архитектурное бюро разработало проект здания театра на родном сердцу всякого киевлянина™ Андреевском спуске в несвойственном нынешнему Киеву духе современной архитектуры. Более того, его даже успели возвести, за день до завершения чего самого разного рода городская общественность внезапно возмутилась, найдя здание чуждым, неуместным, не-уважающим-наши-культурные-традиции™, некрасивым, ужасным, мерзким и все такое прочее.

Мнения профессионалов при этом плотно сгруппировались в узком диапазоне от целиком благосклонных до осторожных. Ни о каком сносе или коренных изменениях в проекте среди них не идет и речи.

Власть же предсказуемо прогнулась под шквалом массовой критики, скоропостижно и без особых раздумий высказавшись о необходимости неких доработок.

Га-га.

Так что же с театром? Все очень просто: с театром все хорошо. Зато плохо с рядом других вещей.

Прежде всего, плохо с сознанием обывателя, совершенно отученного доверять мнению профессионалов и вместо этого приученного доверять себе. Вместе с тем, к сожалению, приходится констатировать почти полную деградацию общественного культурного уровня (по крайней мере в сфере архитектуры) и невероятную тонкость компетентной критической прослойки. Как следствие, по-настоящему важные мнения захлебнулись в потоке неважных.

Огромных усилий стоило простому киевлянину™, провозгласившему за собой право определять лицо города лишь по факту прописки, принятие того, что такого права у него может и не быть. Многие не справились.

Но… но… мне же не нравится! Мне и вон тем ребятам! — восклицает киевлянин™.
 — Все нормально, друзья. Вам и не должно нравиться. Никто просто не ставил такой задачи — нравиться вам.
Но… но… это же… это же я! — продолжает он.
 — Увы, дружище. Как раз в этом все дело.

Важно: говоря все это, я вовсе не пытаюсь донести свою точку зрения на проект. Лично мне он может не нравиться (и я от него, если уж по-честному, вовсе не в восторге), но все указывает на то, что недовольные неправы и мы имеем дело с массовой истерией.

Ситуация тем не менее могла бы не выходить из-под контроля, если бы не фатальная ошибка со стороны авторов и ответственных лиц, не наладивших коммуникацию на более ранних этапах и не пожелавших т. о. придать процессу черты диалога, минимизировав тем самым эффект шока.

Но случилось так, как случилось, и остается лишь верить в то, что власть все же продемонстрирует признаки рассудительности и проект останется жить в том виде, которого заслуживает он, авторы, жители города, сам город и Андреевский спуск, хотя не все из них пока что это поняли.