В деньгах

#щасте как пять миллионов евро

Таких мужчин, целеустремленных до слепоты, я нагляделся вдоволь, но понять их по-прежнему не в состоянии. Они зарабатывают большие деньги и, кажется, только деньги и имеют для них значение. Они говорят про семью, хобби и путешествия, но я вижу там только деньги-деньги-деньги.

Они живут деньгами, они готовы тратить на гонку за ними помногу часов, у них даже счастье выражается цифрой.

Вот он — финансист, специалист по инвестициям, — говорит (источник Zeit.de), что ему надо заработать пять миллионов евро, — и цель его достигнута. На дальнейшую жизнь хватит.

- После школы я поучился в двух элитных экономических школах, британской и американской. Я хотел стать профессором. Мечтал еще в детстве. Тогда представлял себе, что стану профессором физики, но со временем мои интересы изменились, и в университете я записался на экономический факультет.

Поначалу я не видел себя в инвестиционном банкинге. Но уже в первые недели познакомился с одногруппниками, которые хотели работать только в финансах — мечтали о практике в американских банках и консалтинговых фирмах. Они были амбициозны и хотели сделать карьеру. Мне понравился этот быстрый рабочий ритм. В том же страховании все движется куда медленней. Я понял, что туда точно не хочу, и выбрал мир финансов.

Сдав на мастера по экономике, я подал документы в один из фондов прямых инвестиций и был принят. Там мы с помощью стороннего капитала покупали фирмы и, через четыре-шесть лет сделав их прибыльными, продавали. Иногда уже после того, как они выходили на биржу.

Я работал очень много: с 9 утра до 11 вечера, часто в выходные. Бывало и так, что приходилось засиживаться до четырех утра. Со временем мой организм к этому привык — я редко болел. В этой сфере можно выстоять, только если готов к большим физическим нагрузкам. Остальные отсеиваются. Я подходил для такой работы — не люблю отступать. Я, например, никогда не был хорошим футболистом, но если уж играю, то до того, что меня уже тошнит. Я делаю все возможное.

В первый год я заработал около 130 тысяч евро. Через пару лет я хотел уйти в науку, но я так много сделал для карьеры, что уже не мог бросить. Мои запросы, мои требования к себе невероятно выросли. Если уж уходить, то только профессором в один из лучших университетов мира. Это, конечно, нелегко, так что я сделал выбор в пользу денег и свободной экономики.

Работа изменила меня — я стал рациональней. Мне приходится рассчитывать, имеет ли смысл брать ту или иную фирму. И в какой-то момент, я также трезво, предметно стал оценивать и мои личные возможности. Посмотрев статистику, я понял, что мои шансы стать уважаемым профессором крайне малы, — так что я просто остался в финансах.

Еще через пару лет я устал от своего рабочего графика. Я хотел больше времени уделять семье, поэтому поменял работу. Сейчас я в одном хэдж-фонде, у меня фиксированное рабочее время. Я тружусь до семи вечера, затем провожу время с семьей, а далее еще пару часов работаю из дома. Теперь я могу спать по семь часов, — не то, что прежде.

Сейчас в месяц я зарабатываю 11 тысяч евро. В прошлом году вместе с бонусом получил 480 тысяч евро. Был, к сожалению, не очень хороший год: тут и Brexit, и Трамп. Некоторые инвестиционные проекты пошли не по плану. В этом году дела пошли на лад. Вероятно, получу побольше.

Я принадлежу к числу тех, кто хорошо зарабатывает, но у меня есть друзья моего возраста, партнеры в хедж-фондах, которые зарабатывают по нескольку миллионов евро в год. С семьей и коллегами я обсуждаю свою зарплату, но друзья и знакомые, работающие в других областях, не знают, сколько я получаю. Я предпочитаю умалчивать, даже если меня спрашивают прямо.

Я считаю, что для хорошей зарплаты в финансах имеются достаточные основания. Это работа на пределе сил в ситуации жесткой конкуренции. В компаниях, где я работал, действовал принцип Up or Out, то есть что через два-три года каждому второму сотруднику приходилось уходить. Поэтому на высоких позициях меньше людей, но больше зарплаты: за первые шесть лет своей работы я утроил свой заработок. С другой стороны, очень высоки и траты на жизнь в крупных городах, где приходится работать. За квартиру, за ее уборку, а также на семью я трачу около 90 тысяч евро в год. При этом, по сравнению с моими коллегами, я живу довольно скромно. Я мог бы тратить в три раза больше, но для этого слишком мало ценю материальные блага. „Порше“ или рубашки от „Армани“ меня не интересуют, я предпочитаю вкладывать свои деньги. Я хочу, чтобы мое состояние выросло до пяти миллионов евро в год, — так, чтобы я мог дальше жить без особых забот. Эту сумму я однажды высчитал. Думаю, у меня получится через пару лет.

С деньгами я не собираюсь просто прохлаждаться. Может быть, открою фирму с каким-то социальным значением. Нужно что-то предпринимать против растущего разрыва между бедными и богатыми. Социально слабые не должны быть зависимы от государственной помощи. Я считаю, что это влияет на их чувство собственного достоинства. Куда лучше, я считаю, если каждый человек станет бизнесменом, готовым нести за себя ответственность…

#щасте и на руки выдается — как телеграм-канал.

Like what you read? Give Konstantin Kropotkin a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.