Трудность простоты

#щасте как хюгге

Самое простое — оно же самое сложное.

Попробовать, к примеру, понять, что в твоей жизни все правильно. Оно именно так и должно быть, но только как бы заставить себя понять?

Последние дней десять у меня была хандра — весёлость моя была невеселой, и обычная мантра “а посчитаем, как много у меня хорошего” не действовала.

Глуховат я сделался и, какая б погода ни была, шёл в голове одинаковый серый дождь.

Были на то обстоятельства житейские (если коротко — отличники не любят проигрывать), но то были только преходящие обстоятельства, и можно бы примириться, как случалось не раз, однако ж дождь, он — серый.

Но однажды долго ехал, ударно потрудился, лёг спать — и через десять часов встал, и начал свой новый день, и не вполне, вроде, понял, что в нем другого, а к обеду, глядь, — дождь-то прошёл.

И не нужны никакие мантры. Не тяготит ничего, не тянет, — и нет желания, чтобы просто прошло и отпустило.

И не скажу, что просто выспался. Оно просто прошло.

Хандра — как несчастливая любовь, она просто проходит. Накопившись, она, как чан с нечистотами — опрокидывается, и тут — какая хорошая рифма! — кстати и дождь.

Все прошло, и явилась опять ясность, что живу правильно, что не о чем сожалеть, ругать себя не за что. Оно так, как есть, оно по-другому и быть не может.

Все люди обычно живут так, как хотят. Не хотели бы — жили б по-другому. Если не война и потоп, мы воспроизводим обычно свой примерный план — меньше-больше, хуже-лучше, — оно так примерно, как мы себе все и представляем.

У датчан есть хорошее слово “хюгге”, — оно означает ворох банальностей. Оно, вернее, на них указывает. Горящие свечи, еда, приготовленная своими руками, круг близких друзей, гармония в семье, -и подальше от цифрового мира.

«Лучшие в мире вещи достаются даром», — говорит певец и идеолог «хюгге» Майк Викинг, изучающий счастье датского королевства в одном НИИ Копенгагена.

«Хюгге», напоминает он, не связано с богатством. Главное, — уметь наслаждаться мелочами бытия, понимать ценность общения, силу умения жить в мире с собой (и не считать калории, — добавляет он в одном интервью).

Этот милый наивный набор в изложении ученом звучит, как «модернизированная форма гедонизма»: стремление увеличить количество позитивных переживаний и уменьшить гнет негативных.

И вот тут риторический вопрос: как?

И это, на самом-то деле, — самое сложное.

Простота — она же род гениальности, поди ж пойми, откуда, что…


One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.