Аркадиум пал

Ночь наступила. Над куполом ясным
Раскинулась тьмы пелена,
А в небе, пламенем бледным пылая,
Медленно тлела Луна.
В том куполе город прекрасный
Проснуться решил ото сна.

Экранов различных свет живописный
И вывесок всяких яркое пламя,
Фонарных столбов, словно солнца, мерцанье
И оживших машин на дорогах сияние
Пронзали стремительно тень,
Нещадно желание сна убивая
И стремленье к труду порождая,
Забывши даже про лень.

И люди, очнувшись, из нор вылезали,
Продолжая активную жизнь,
Среди древних каменных арок гуляли,
Над платформами чудными они пролетали
И пели чудесную песнь.

Аркадиум жил. Этот город прекрасный
Под сводом стеклянным своим собирал
Чудеса всего мира, гармонию, страсти,
Мужество, честь и любви разной сласти,
Добром всего мира людей одарял.

Но вот всё затихло. И слышно лишь было
Часов механизм как идёт.
Осталось немного, осталось так мало,
И он новый день отобьёт.

Над куполом “ворона” стрекот раздался,
А после стеклянный покров разломался,
Осколками в тысячи игл превращаясь,
Случайным зевакам под кожу впиваясь.
С неба злой рок к нам идёт.

Огнём за мгновения мира сиянье
Сменилось, павши от лапы врага.
Паника, ужас, печаль и отчаяние
Люд охватили, как чумн`ого дыхание:
Они в первый раз познали страдание,
Узнали, что такое беда.

Стражи порядка на улицы вышли,
Людей успокоив, отвели всех в укрытие,
А после, с небес обеспечив прикрытие,
Строем они на погибель ушли.

Один за одним, город свой защищая,
В неравном бою свою жизнь отдавая,
Бойцы воевали.
Бойцы погибали.
Последними силами город держали.

“Город в огне, мы не сможем помочь”.

Явился из тени стрелок в эту ночь.

По руинам взбежавши, нацелив винтовку,
Он выстрелил.

Силы и скорость его поражали,
Ослабших бойцов они вдохновляли:
Один лишь стрелок оборону держал,
В одиночку врагов ближе он не пускал.
“Аркадиум выстоит”, — они повторяли.

Он их дух боевой поднимал.

Но веры лишь мало. Аркадиум стонет.
И вот уже скоро никто не поможет:
Все бойцы друг за другом жизни отдали,
Лишь стрелковы патроны огонь прорывали,
Искрясь и пылая врага подрывали.

И вскоре стрелок остался один.

“Аркадиум пал”, — стрелок прошептал,
Тотчас изменившись в лице.
К руинам горящим спиною он встал,
Оставшись один, в полумгле,
Орудье своё на плечо он забрал,
И растворился в огне.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.