Сказка о потерянной звезде

Наташе

1.

Наверно, космос похож на море. По крайней мере звучать он должен совсем как море. Когда гигантский шар в своем стремительном движении делает очередной поворот — этот звук точно похож на шум моря. Но все же это не море — это шум планет спешащих в своем долгом, почти бесконечном пути, всегда падающих к звезде и всегда далеких от нее. Это так незнакомо нам, людям, что наша мысль сама пытается дорисовать и доозвучить картины этих удивительных мест вселенной, таких далеких и фантастичных. Таких тихих и незнакомых, что может показаться, что они ненастоящие.

И все же я скажу, пусть это будет звучать ограниченно, но космос похож на море. В нем также много поэзии и незнания, горечи и величия. Невообразимые пространства, для которых нет ни направлений, ни карт. Это просто какое-то “место”, у которого даже нету опоры, оно держится само по себе. В нем, миллионы миров — звезд с танцующими вокруг планетами. И каждый танец рождает жизнь и смерть. Два ключевых понятия, властвующих на Земле, для космоса лишь мимолетное чувство, как воспоминание о вчерашнем дне или улыбке дорогого нам человека. Жизнь и смерть — только мгновения в пустом и величественном мире, пределы которого далеко за пределами понимания. Может быть поэтому космос возвращает каждого человека к самым человеческим мыслям. Космос как безмолвный старик, который живет слишком долго, чтобы чему-либо удивиться. А мы — его дети, которым так нужно его внимание.

2.

Если бы вы посмотрели на небо, даже самой темной ночью из самого темного места Земли, вы никогда бы не увидели звезду о которой будет идти речь. Если говорить совсем строго: мы никогда не видим звезд, мы видим лишь их свет, который иголкой вонзается в черное полотно. Звезда о которой идет речь уже многие годы не испускает свет и только в самых далеких от нее местах, эхом доносится ее последний огонек. Он послан рассказать о временах, когда в ней еще была жизнь и был огонь. О тех временах, которые давно забыты, так давно, что будто и не существовали вовсе.

Может поэтому, кажется, что все это случилось в глубине космоса. И если бы я говорил о море, то это было бы там, куда свет солнца практически не доходит. Здесь, звезда словно тлеющий уголек. Огню которого не суждено разгореться снова.

3.

Вокруг этой звезды движется только одна планета. Те немногие, что живут на ней никогда не видели света своей звезды. Свет к которому они могли прикоснуться всегда был холодный и далекий — это свет тысяч других звезд, которые грели только свои планеты. У этих звезд не было ни сил, ни желания делиться теплом с кем-то еще.

Не имея тепла, на планете всегда было сыро и скользко. Темно и серо. Здесь ничего и никогда не цвело и не росло, а значит и жизнь оставалась бесцветной, потерянной в странных существах, которые бродили по этой планете. Иногда они что-то искали, а иногда просто жили и ждали. Никто не знает, появились ли эти существа откуда-то или родились здесь, но все они называли эту планету родной, хотя не всегда это могло их радовать. Ведь так больно, когда твоя родная планета — не приспособлена для жизни, и именно ее постоянная ночь не дает вырасти ни одному цветку. Здесь только беспробудные сумерки и свет далеких звезд. От которого не тепло, а только горько, потому что на тех планетах, скорей всего есть цветы, но нам об этом ничего неизвестно.

4.

На сырой земле холма, откуда было лучше всего видно небо, откуда оно было ближе всего лежало два существа. Одно большое и мохнатое и звали его Навидстрашный Медведь, другое маленькое и хрупкое, его звали Принцесса Кошка. Навидстрашный Медведь лежал и смотрел куда-то далеко между звезд. Нельзя сказать, чтобы его что-то сильно занимало, он был беспристрастен. Наверно, он хотел бы быть планетой, монотонно кружиться и просто смотреть. Так он и делал. Он монотонно кружился вокруг своей звезды, той, что лежала на его большом и мягком животе и показывала пальцем то туда, то сюда — это Принцесса Кошка. Она была вся поглощена красотой звезд, узорами в которые они складывались и светом, который разгонял темноту. В чем-то похожая на людей, с небольшой шерсткой, гибкая, она легко умещалась на любых пространствах причудливо складывая ножки-лапки. На животе медведя было много места, поэтому Принцесса Кошка заняла его все и оживленно, как будто впервые, всматривалась в звездное небо. Хотя там редко находилось что-то новое, но каждый раз она поражалась величию того, что было так далеко.

5.

Она громко и горячо говорила:

“Представляешь? Нет ни верха, ни низа, ни запада, ни востока. Если двигаться в одну сторону — ты всегда будешь дальше отсюда и никогда ближе. Это удивительно. Ты можешь это представить?” — спрашивала Принцесса Кошка у своего спутника, Навидстрашного Медведя.

-Угу, — донеслось снизу.

Они лежали на мокрой земле, которая никогда не просыхала. И, конечно, говорили о космосе. Можно ли говорить о чем-то другом? “Конечно, нет!” — скажет Принцесса Кошка. “Не знаю,” — скажет Навидстрашный Медведь.

“Нет, ну как это возможно. Ты только представь, ты летишь в одну сторону и каждый раз что-то новое и никогда ничего не повторится. Тут будет красная планета, а там оранжевая. Тут звезда маленькая, а эта поменьше. И каждый раз что-то новое. И так бесконечно. Ты можешь всю жизнь лететь и никогда-никогда не заскучаешь”

- Угу.

“Эх. Ты не представляешь. И я не представляю. Никто не сможет, но все таки это интересно. А у нас что? Идешь себе, идешь. И через несколько дней, опять на той же поляне, то же небо, и все одинаково. А если и поляна другая, то все равно та же. Все наперед известно — понимаешь?”

- Угу — словно делая очередной виток, сказал планета “Навидстрашный Медведь” своей звезде. И он действительно понимал, хотя могло казаться, что нет. Но ему нечего было сказать — ведь все именно так.

- Ладно. Пошли. Хватит сидеть, — сказала она, спрыгивая на землю с его огромного живота. Земля под ногами всхлипнула, и Принцесса Кошка поморщилась. Подошва босоножек наполовину утонула в грязи. Каждый шаг — оторвать босоножку от грязи, чтобы вступить в новую.

6.

“У нас дело,” — твердо сказала Принцесса Кошка, сжимая в руке загадочный черный камень.

“У нас дело,” — повторил про себя Навидстрашный Медведь и уверенно поднялся с земли. Отряхнулся, где мог достать, где не мог ему помогла Принцесса Кошка.

Они двинулись в путь, больше ничего не говоря. Просто шли рядом. Принцесса Кошка смотрела вперед, Навидстрашный Медведь краем глаза смотрел на Принцессу, свою звезду. В ее руке был загадочный черный камень — осколок звезды, который они однажды нашли. Они верили, что именно он поможет им в осуществлении важного дела, которому они посвятили себя, забыв о всем остальном.

Навидстрашный Медведь и Принцесса Кошка вышли к болоту у которого лежала много камней. Названия у болота не было, но место было запоминающееся. Обычно, если они куда-то и шли, они шли именно сюда. Именно здесь они проводили почти все свое время. Они занимались тем, что складывали эти камни в башни и пирамиды, чтобы вершина была как можно ближе к небу. И на эту вершину ставили свечу, в надежде, что ее свет — станет светом еще одной звезды и на их планете станет немного светлее и теплее.

- Чтобы было больше звезд, — говорила Принцесса Кошка.

Это была уже не первая пирамида. Но всякий раз, как только они зажигали свечу и спускались — было понятно, что это совсем не звезда. Она все еще слишком низка, слишком бледна. Ее света никогда не будет достаточно, чтобы на этой планете зацвели растения. Чтобы здесь началась настоящая жизнь.

Каждую следующую пирамиду они старались делать еще выше и больше. Казалось, что однажды они смогут достигнуть неба и свет свечи, установленной на самой вершине, станет еще одной звездой, которая потеснит их темное небо. Они оба жили этой мечтой.

7.

Камень за камнем они укладывали новую пирамиду.

- Если и сейчас не выйдет — то все кончено. Никаких цветов мы никогда не увидим, никогда ничего не измениться, — говорила Принцесса волоча еще один камень.

- Все должно получиться. Обязательно должно. А если не получится, значит это просто невозможно. Слышишь Медведь? А если невозможно, тогда зачем мы это все далем. А? Зачем? — с силой кидая камень у основания говорила Принцесса.

- Как думаешь? Достаточно? — обратилась она к Навидстрашному Медведю.

- Не знаю. Никогда не бывает достаточно.

- Я больше не могу. Давай попробуем. В последний раз.

“Подсади” — сказала она подойдя к его спине. Медведь наклонился и помог принцессе взобраться на его плечи. И они медленно стали двигаться к вершине этой пирамиды. Самой большой пирамиды из всех, что они когда-либо строили.

Оказавшись у вершины Принцесса Кошка аккуратно слезла с плеч Навидстрашного Медведя. “Дальше нужно идти самой,” — подумала она. Слишком шатко уложены камни и вес Медведя могли просто не выдержать. У вершины она бережно раскрыла свой рюкзачок. Поставила золотистое блюдечко, а в него воткнула белую свечу.

Принцесса Кошка вздохнула. Воздух был легкий и особенно невесомый. Она осмотрела с высоты свою планету, после чего закрыла глаза и попыталась представить: какой она была бы, если бы на ней росли цветы и яркие, зеленые растения. Ей стало одновременно хорошо и грустно, а еще спокойно от того, что это последняя попытка и на этом ее борьба завершиться. Она достала огниво и с силой, уверенно, несколько раз ударила. Из огнива вырвались яркие искры, несколько из которых зацепились за фитиль свечи. Бережно сложив ручки, Принцесса Кошка охраняла этот огонек, пока он не окрепнет, чтобы жить самостоятельно: давать свет и тепло, и, возможно, вырасти и стать настоящей звездой, которая согреет и осветит эту планету. Чтобы на ней были растения, чтобы были цветы, чтобы можно было жить.

8.

Огонь горел. Он не был особо ярок и уже это вселяло сомнения в Принцессу Кошку. Навидстрашный Медведь беспокоился о том, что возможно и в этот раз их постигла неудача. Возможно, нужно делать что-то совсем не так, но как еще можно что-то делать — они оба не знали.

Осторожно спускаясь и изо всех сил, стараясь не оглядываться они дошли до подножия новой пирамиды. Не сговариваясь, они все так же ни разу не обернулись, от страха, что могут спугнуть звезду своим любопытством.

- Пройдем подальше, на 15 шагов и обернемся. Как считаешь, будет нормально? — спросила Принцесса Кошка.

- Нормально, — ответил Навидстрашный Медведь.

Один, два… Считали они каждый про себя и только немного вслух, чтобы было не так страшно. Пятнадцать.

На большой высоте они увидели маленький тусклый огонек, совсем не похожий на свет звезд, которые были рядом. Он был высоко, но и на этот раз недостаточно.

- Больше нет сил! — закричала Принцесса Кошка, — с меня хватит! Да как это возможно! — обида разрывала душу на части. Она с силой кинула валявшийся рядом камень прямо в пирамиду. И пирамида слегка накренившись вдруг резко поползла вниз, разбрасывая вокруг камни, пока окончательно не развалилась

- Ну и пусть, — выдавила Принцесса Кошка, скрывая обиду, но освобождая тоску.

Они стояли вдвоем и смотрели на эти развалины. В этих камнях лежали месяцы работы, когда они бережно таскали камень за камнем, укладывали их. И все без толку. Звезда не взошла. Ничего не изменилось.

Вокруг как будто становилось темнее, тоска захватывала все больше и в этот самый момент за спиной раздался вздох: “опять вы за старое, не надоело?”.

9.

Навидстрашный Медведь повернулся и сказал: “Отвали, тебя не звали.”

-А я и не к тебе обращался, мохнач, — отозвался бледный стройный паренек. — И зачем вы тратили столько сил? Послушай, Принцесса. Я знаю где можно найти свет. И для этого не нужно будет строить башни из камней. Все очень просто. Подходишь — берешь.

Этого паренька звали Принц Пустоты. Он жил в глубокой пещере, где всегда было темно, поэтому в нее никто никогда не заглядывал. Он ходил, укутавшись в плащ и осматривал все вокруг своим невидящим взглядом. Часто казалось, что он будучи здесь — совсем не тут. По его улыбке складывалось впечатление, что он в местах гораздо лучших, таинственных и недоступных. Так как таких мест на этой планете не было, ему приписывались огромные силы ума, которых может быть и не было. А может и были. В любом случае, всем вокруг казалось, что он знает, что-то такое, что может сделать жизнь здесь лучше и легче, а главное счастливее.

Принцесса Кошка все еще была подавлена тем, что затея с размещением новых звезд провалилась. Она не обращала внимания на проходящую совсем рядом перепалку Навидстрашного Медведя и Принца Пустоты. Но когда она услышала про свет, про то, что он где-то есть, она сразу оживилась. Словно реагируя на это оживление Принц Пустоты продолжил:

-Я храню этот свет в своей пещере, только вот твоему другу, туда явно не получится пролезть. Хочешь посмотреть?

- Ничего она не хочет, — фыркнул Навидстрашный Медведь, становясь между Принцом Пустоты и Принцессой Кошкой.

- А ты помолчи. Тебя не спрашивали, — сказал Принц.

- Я посмотрю, — ответила Принцесса, выходя из-за Медведя.

- Зачем? Не слушай его, он говорит ерунду. Откуда у него свет в пещере, — говорил Медведь, но уже в спину уходящей Принцессе.

- А вдруг у него есть свет, а мы тут мучаемся? — обернулась она в последний раз, и пошла следом за Принцем.

10.

-Свет, — сказал Принц Пустоты указывая в глубину пещеры, где и правда можно было увидеть короткий огонек, — Я храню его там, в тишине. Пойдем.

Принц Пустоты и Принцесса Кошка вошли внутрь и начали продвигаться ближе к свету. Навидстрашный Медведь, все это время шедший позади, остался у входа, так как не смог бы протиснуться в небольшой проход пещеры.

Шли они молча. Принцесса Кошка сосредоточенно следила за светом. Она боялась, что свет может пропасть или что это только обман воображения. Казалось, что пещера ведет куда-то вниз, а само пространство сужается. “Это место не для жизни,” — подумала Принцесса Кошка, — “откуда здесь взялся свет”.

Принц Пустоты только сказал: “Свет не должен покинуть пещеру, он очень хрупок”.

-Зачем нужен свет, если он ни для кого не светит? — спросила Принцесса Кошка.

-Он мой. Он может быть твой. Больше ничей, — ответил Принц.

Чем ближе они подходили, тем яснее казалось Принцессе Кошке, что свет идет от чего-то живого. Светящийся организм шевелился медленно и размеренно. “Может быть так ведут себя настоящие звезды?” — подумалось Принцессе.

Когда она оказалась у источника света, он ей показался очень ярким и сильным. Она взяла его в руки, завороженно пытаясь разглядеть что именно издает этот свет.

-Он мой. Он может быть твой. Если ты останешься здесь, — повторил Принц Пустоты.

-Я не могу разглядеть что это светит, — отозвалась принцесса, — мне нужно разглядеть. Могу я его вынести?

-Ни в коем случае!

В Принцессе боролись сомнения. Разве нужен свет, который никому не светит. Разве можно остаться здесь, не зная, что этот свет значит.

Она, держа в руках источник света — уверенно двинулась к выходу.

11.

Принц Пустоты в ужасе начал умолять положить свет на место.

-Ты хотела свет, я дал тебе свет! Ты поступаешь нечестно. Оставь его здесь!

-Если у тебя есть свет, то он нужен миру в котором мы живем. Разве можно его закрыть и спрятать ото всех, — удивлялась Принцесса Кошка.

-Нужно! Они не увидят этот свет, он только для нас, — сквозь стон говорил Принц Пустоты. Он злился и умолял, он кричал, но Принцесса уверенно шла вперед.

Эта уверенность держалась только на том, что она хотела знать природу этого света. Кажется, что ее не волновало сейчас даже то, что свет нужен всем. Было в этом свете что-то нездоровое, чем ближе она несла его к выходу, тем сильнее оно тускнело.

Когда она дошла до выхода из пещеры, под светом настоящих звезд она удивленно заметила, что в руках у нее ничего не светиться. Теперь в руках только бьется бледный мешок — сердце Принца Пустоты. Теперь, когда тьмы пещеры не было, сердце казалось совсем пустым и холодным. Из пещеры только доносились упреки Принца в том, что это по ее вине свет потерялся: “Его нельзя было выносить”.

“Свет — это обман,” — подумала Принцесса Кошка. Возможно и звезды тоже обман и поэтому их свет так далек, так холоден. В самых расстроенных чувствах она брела, опустив на землю последнюю надежду — сердце Принца — которое оказалось пустышкой. Под ногами хлюпала грязь. Она с трудом отрывала одну босоножку и делала шаг, потом отрывала другую. Она не знала, что делать теперь. Оказавшись впервые, по-настоящему одна. Без света и без надежды, что когда-нибудь она увидит цветок, на своей родной планете.

13.

Она шла и где-то в глубине, словно в раковине слышала как хлюпают ее босоножки, ступающие по вечномокрой земле. Неожиданно звук прекратился и идти стало легче. Она растерянно посмотрела под ноги и не поверила своим глазам. Зеленые листья. Насыщенный зеленый цвет, какого она никогда не видела. Настоящие растения раскинулись вокруг, и запах цветов ударил в лицо. Слезы катились по лицу Принцессы Кошки, ей казалось, что это сон, что так не может быть.

Впереди она увидела тысячи башен и тысячи свечей, горящих на них. Башни были высокие и низкие, а свет на них никак не был похож на свет звезд. Но света было так много и он давал столько тепла, что везде вокруг начали прорываться растенья, наполняться бутоны, готовые взорваться цветом и запахом, чтобы оповестить всех вокруг о том, что на этой планете началась настоящая жизнь.

Между башнями Принцесса Кошка увидела, как Навидстрашный Медведь бегает с зажженной свечой и поджигает вершины башен, которые она строила, но про которые забыла. Все это стало основой для жизни на планете, где жизнь казалась невозможной.

Даже в глубине космоса, где звезда была давно потеряна, можно было увидеть, что совсем рядом с ней что-то загорелось. Эта была новая звезда, которая осветила все ближайшие космические объекты. Это была планета, которая светила сама для себя.