Мысли о продюсировании

О том, почему продюсер должен быть инициатором проекта и одновременно творцом, как определить свои сильные стороны и декомпозировать инструменты.

Продюсер не может быть на 100% продюсером, если не он инициатор кинопроекта. Да, идея может ему не принадлежать, контент может быть не оригинальный. Но именно он, продюсер, должен допустить в себе мысль, что проект должен увидеть свет.

Продюсер — всегда творческий человек, потому как, чтобы видеть и отличать “нормальные” проекты от замечательных, ему самому необходимо испытывать потребность в творчестве. Он должен хотеть что-то сказать и выразить, пускай не своими руками.

Чем же в таком случае отличается продюсер от режиссера, если и тот и другой “творцы”? Я для себя ответил так: отсутствием или дефицитом тщеславия у продюсера. После определенной стадии тщеславия, ты просто уже не можешь не быть режиссером. Тебе становиться важно сочетания конечного результата творчества и его ассоциация с твоим именем. Подходят ли, сочетаются, это обо мне как-то по-новому говорит? И с этим определенно нужно бороться или как минимум осознавать наличие этого факта.

На мой взгляд, истинные шедевры рождаются под пристальными контролем творца. Чем меньше инъекций внешнего мира получает произведение, тем для этого произведения лучше. Отличным примером могут служить произведения литературы и изобразительного искусства, где (чаще всего) доминирует один создатель. И если мы возьмем такую модель за идеальную модель мира и будем стремиться к ней, то конечный результат будет ближе к желаемому.

Однако в кино, как в синтетическом искусстве, нельзя быть автором всего. Есть сценарий или литературное произведение как основа, есть оператор, художники, декораторы, музыканты, которые вносят свой взгляд в картину. Но режиссер должен пропитывать собой все окружение, чтобы творческий коллектив нес на себе роль или функцию преломления мысли и задумки режиссера. Поэтому иногда можно сказать: “Ну, что проломилось, то преломилось”.

Из опыта наблюдения за кино могу сказать, что если режиссер сочетает в себе три функции — сценарий, продюсирование и режиссура — то фильм имеет максимальный шанс стать произведение искусства, потому как автор не теряет таланта на транзакциях между самыми основными департаментами кинопроизводства. Чем ближе автор к вышеописанной формуле, тем ближе он к шедевру. Конечно, при условии, что изначально автор несет в себе этот заряд. Как примеры такой троицы, можно посмотреть на Ридли Скотта, Нолана и других.

Если вернуться к прикладным вещам и разложить на составные части нашего продюсера, то по опыту есть четыре области, которые каждый продюсер должен в себе осознавать и развивать (я, кстати, исхожу из своего пока скупого опыта продюсирования — два художественных фильма и две документальные работы):

1. Идеи

2. Финансирование

3. Реализация

4. Дистрибуция

Вы даже можете мысленно составить психологические типы таких продюсеров, они мгновенно будут всплывать у вас в голове. Например, продюсер-финансист, это такие банкиры от кино, которые либо кредитуют проекты, любо поддерживают уже выстреливающие фильмы с минимальными рисками провала и понятными метриками, по которыми можно оценить прибыльность будущего проекта. Или представим продюсера, который тяготеет к идеям (мой тип) или к дистрибуции (продюсер-маркетолог). Понятно, что это только шаблоны и чистых типов нет Но если иметь в голове эти направления и, самое главное, понять, к какому типу вы относите себя, вы сможете подтянуть слабые свои стороны, либо усилить команду теми людьми, которые имеют нужные фильму навыки. Не знаю, будет ли полезна еще и такая классификация, но грубо говоря, есть два типа продюсеров: “головные” и “творческие”. У “головных” прокачаны навыки финансирования и реализации, у творческих — идеи и дистрибуция.

Меня всегда волновала какая-то неопределенность деятельности продюсера. Что он делает и какие у него инструменты? Вот художник рисует и у него есть кисть. Писатель пишет и у него есть печатная машинка, карандаш, в конце концов. А вот что делает продюсер, для меня оставалось загадкой (не стоит задавать этот вопрос Харви Вайнштейну). А так как областей, где может себя приложить продюсер, много, то прямой ответ на этот вопрос сложно получить. Но для себя я эту задачку решил. Надеюсь, ответ и модель будут кому-то полезны.

Давайте введем простой для запоминания инструмент, который я назвал ИДИ: Источники, Декомпозиция, Инструменты.

Мне как продюсеру нужно постоянно черпать новые идеи для своих проектов. Это очень широкая задача, и я даже не понимаю, с чего мне тут лучше начать. Так как области мы уже определили (в моем случае, это Идеи), то теперь идем по пути **ИДИ**. **Источники**, какими они могут быть:

1. Оригинальные сценарии

2. Адаптированные сценарии

3. Литературные произведения

4. Исторические события

5. Мозговые штурмы

6. Архивы и проч.

Список можно продолжать, но думаю, что принцип понятен. После этого, мы определяем приятные нам, или же те, в которых мы сильны, либо нам интересно именно там черпать новые идеи. Переходим к декомпозиции этого пункта, например, это пункт 6 — Архивы:

1. Исторические архивы

2. Архив музея Икс

3. Мемуары

4. Путевые заметки

Повторим, у нас определились источник Идей (это Архивы), их мы декомпозировали на конкретные подисточники. И теперь мы можем взять каждый отдельный источник и понять, что нам, как продюсерам, с этим вполне осязаемым источником делать, как из него получить новые идеи для своих проектов:

1. Новостные рассылки архива

2. Ежемесячный бюллетень вновь открытых архивов

3. Исторические конференции и презентации

Вернемся в самое начало: от абстрактного пункта Идеи мы переходим к конкретными задачам. Выполнив эти задачи, дефицита идей у вас точно не будет: прочтения архивной аналитики или форсайтов раз в месяц/год/3 месяца хватит. Подписка на рассылку от исторического общества (нишевого, краевого) тоже восполнит недостаток идей.

Представим, что я такую же работу провел с литературными произведениями, вновь изданными сценариями, пьесами, конкурсами. Вы сможете проактивно выбирать идеи для работы. Они будут отточены, изящны и уникальны, потому что мало кто уделяет этому время — в основном мы довольствуемся переработанными новостями и тем, что нынче зовется “хайпом”. Иногда отличные истории, например, история смерти Александра Первого, уже описаны историками 100 лет назад. Мы же приступаем к ней только после очередного новостного шума на этот счет.