Нейроэстетика

Научное обоснование красоты


Эта статья — волный пересказ двух глав замечательной книги «Мозг рассказывает» Вилейанура Рамачандрана и курса «Нейроэстетика» Пера Олафа Фольгеро.

Искусство довольно сложно изучать, доводы и вообще сам язык и термины искусствоведов кажутся почти всем обывателям и технарям надуманными и непонятными. Нейроэстетика основана на идее исследовать искусство научными методами. Это позволяет хоть как-то его формализовать и измерить. Почти все закономерности, выведенные нейроэстетикой, кажутся довольно очевидными (как, впрочем, и большинство популярных психологических экспериментов). Но зато остается приятное чувство, что понятные интуитивно вещи, теперь можно красиво и научно обосновать.

Основы человеческого чувства художественного восприятия

Преувеличение

Если показывать крысе две фигуры, квадрат и прямоугольник и подкармливать ее, когда она выбирает прямоугольник, она очень быстро понимает, что прямоугольник означает еду. Если взять более удлиненный прямоугольник, крыса станет предпочитать второй прямоугольник первому. Крыса до этого выучила, что прямоугольник — хорошо, а значит, чем «прямоугольнее», тем лучше.

Птенцы чаек, выпрашивая еду, стучат по красному пятну на клюве родителей. Но если показать птенцу палочку с красным пятном, как бы самый большой клюв, то птенцы будут стучать по ней даже сильнее, чем по клюву матери.

Так же и люди предпочитают суперстимулы. Например, ископаемые женские статуэтки гораздо в большей степени обладают женскими признаками, чем когда-либо могли бы настоящие женщины.

Наиболее привлекательным кажется не среднее женское лицо, а самое женское. Например, у Джессики Рэббит большие глаза, полные губы, и, хм, предельно выразительная фигура, что является супернормальным стимулом.


Эффект карикатуры основывается на том же самом. Карикатура — это концентрат человека. Узнать человека на хорошей карикатуре будет проще, чем на фотографии.

Группировка

Нашему мозгу доставляет удовольствие удачная попытка выделить из сложного фона четкую фигуру или объект, поэтому эта поисковая деятельность происходит постоянно.

«Далматинец» Ричарда Грегори

Заметить силуэты других людей вдалеке на равнине, кусочек вкусного фрукта из мельтешения ветвей, прячущегося хищника очень важно. Чтобы заметить объект, из зрительных центров мозга в эмоциональные центры лимбической системы поступает сообщение, давая им толчок: «Ага, это собака!» или «Ага, это лицо!».

Этот «ага-эффект» и приносит нам удовольствие. Его источник — эволюционная необходимость находить «скрытые» объекты и распознавать камуфляж. Представьте себя на месте своего предка — примата, взобравшегося на верхушку дерева и обнаружившего льва за трепещущей зеленой листвой. Тогда на сетчатке вашего глазного яблока отобразится лишь масса желтых фрагментов льва, смешанных с зелеными листьями. Однако зрительная система мозга «знает», что все эти разрозненные желтые фрагменты только по счастливой случайности могут ничего не значить, и, скорее всего, они все принадлежат одному объекту. Она соединяет их воедино, посылает сигнал лимбической системе, сообщая, что вам надо спасаться бегством.

«Три возраста» Сельвадора Дали

Художники тоже используют радость от распознавания в своих картинах. Причем перемешанные образы и их распознавание в картинках даже более сложное и интересное, чем могло бы когда-то случиться в природе.

Контраст

Контраст это относительно неожиданная смена освещения, цвета или какого-то другого свойства двух смежных в пространстве однородных участков. Можно говорить о контрасте света и тени, цветов, материала или глубины. Чем больше разница между двумя участками, тем сильнее контраст.

Высококонтрастные цвета привлекают больше внимания. Когда древние люди жили в джунглях и питались плодами, им жизненно важно было быстро замечать красные плоды на зеленом фоне, так что глаза приматов их заметят.

Контраст может быть не только в цвете, но и в материалах, форме, звуках.

В коллекции Музея современного искусства в Сан-Диего есть огромный куб, густо покрытый крошечными металлическими иглами, торчащими в разных направлениях.

Автор Тара Донован

Скульптура похожа на мех, сделанный из блестящего металла. Здесь действуют сразу несколько нарушений наших ожиданий. У огромных металлических кубов поверхность обычно гладкая, а здесь она покрыта шерстью. Кубы не являются органикой, а мех является.

Почему вызывает удовольствие не цветовой контаст (а особенно любимый всеми красный-зеленый), а все прочие, сложно объяснить эволюционно. Я думаю, дело просто в любопытстве и его удовлетворении. Человек — самое любопытное животное и любая исследовательская деятельность поощеряется мозгом, особенно если она успешно закончилось и мы увидели что-то необычное.

Выделение главного

Первобытные рисунки буйволов выглядят гораздо более выразительно и дают даже больше представления о буйволах, чем более реалистичное фото, хотя казалось бы.

Дело в том, что у нас ограниченное количество внимания. В фото внимание распределяется между фактурой кожи, оттенками травы, бликами и прочем. Каждому параметру достается мало внимания. Несущественная информация перегружает картину и отвлекает внимание от сути. Художник же выделяет один параметр, одну идею, и передает только ее, очищая от всех ненужных дополнительных деталей.

Симметрия

Эволюционные биологи предполагают, что у всех нас есть определенная предрасположенность к симметрии, ведь асимметрия лиц часто связана с плохими генами, наследственностью, а значит, с болезнями и инфекциями.

Из фотопроекта Eray Eren. Впрочем, не знаю как проводилось исследование, потому что обычно сконструированное на компьютере полностью симметричное лицо вызывает нездоровый смех, а не восхищение

Люди с синдромом Аспергера могут получать интенсивное наслаждение от визуальной симметрии. Маленькие дети могут тяготеть к любым параллельным линиям, например, к рельсам и шпалам, забору, линиям электропередач. Возможно, дело в том, что другие симметричные или просто структурированные или правильной формы объекты, проще осмыслить (то есть уходит меньше энергии), чем хаотично и случайно устроенные.

Прочее

В исходной работе выведено 8 основных закономерностей художественного восприятия. Но несколько из них я не стала приводить, потому что они показались мне повторяющимися или не до конца ясными.